Метки текста:

Кижский вестник Лексикология Поморье Славянская лексикология Фольклор

Кузнецова В.П. (г.Петрозаводск)
Фольклор в «Словаре живого поморского языка» И.М.Дурова VkontakteFacebook

Труд, о котором пойдет речь, на сегодняшний день практически не известен ни исследователям, ни тем более широкому читателю. Это не изданная рукопись, полное название которой «Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении». Она хранится в Научном архиве Карельского научного центра РАН с 1934 года [1] .

Автором этого словаря является краевед Иван Матвеевич Дуров, житель села Сумский Посад, расположенного на побережье Белого моря. Дуров никогда не был сотрудником какого‑либо академического учреждения. Выходец из старообрядческой семьи, он закончил 7 классов училища в своем родном селе и потом занимался самообразованием. Он рано заинтересовался историей и культурой своего края, уже в юные годы вступил в Общество изучения Русского Севера. В 1913 г. по инициативе этого Общества И.М.Дуров приступил к работе над своим словарем, который на двадцать лет стал делом его жизни [2] .

И.М.Дуров собирал не только словарный материал, но вместе со своей женой В.П.Дуровой он записал большое количество фольклорных произведений, а также много этнографических сведений. В архиве Карельского научного центра РАН хранятся его фольклорные коллекции, собранные в течение 1913–36 годов. В них сосредоточены произведения разных жанров поморского фольклора, и этими коллекциями давно пользуются исследователи. О том, что И.М.Дуров работал над «Словарем живого поморского языка» было известно, но для многих стало открытием, что этот словарь сохранился, и он находится в архиве Карельского научного центра. В 1937 году автор словаря был репрессирован, а в 1938 году расстрелян [3] . Естественно было предположить, что его архивы в связи с этим могли быть утрачены. К счастью, этого не произошло, но до сегодняшнего дня замечательный труд И.М.Дурова находился вне поля зрения исследователей. Поэтому, прежде чем говорить о значении этого труда для изучения фольклора, надо дать общую характеристику «Словаря живого поморского языка», начиная с краткого археографического описания.

Словарь состоит из восьми томов, пять из них формата школьной тетради и три тома обычного формата писчей бумаги А4. Всего в них подшито 1935 листов, заполненных с одной стороны. Записи производились автором словаря от руки фиолетовыми чернилами на листах школьных тетрадей в клетку и в линейку, на листах серой писчей бумаги, на обратной стороне казенных бланков 1910 года. Словарь не был перепечатан, существует в единственном экземпляре, копии не имеется. Состояние рукописи в настоящее время удовлетворительное, хотя бумага пожелтела, а чернила в некоторых местах начинают угасать.

Структура «Словаря» следующая: первый том полностью состоит из очерков, написанных И.М.Дуровым, о географии, истории края, народонаселении, особенностях быта поморов. Автором было предпринято целое лингвистическое исследование, дана общая характеристика говора, сделана попытка рассмотреть его фонетику, морфологию и синтаксис.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Со второго тома начинаются словарные статьи, причем буква «А» отсутствует, судя по первичной нумерации (второй том начинается с 21-й страницы), отсутствуют первые 20 листов, по–видимому, как раз со статьями на эту букву. Конечно, можно только сожалеть по поводу этого недостатка, но следует в то же время учесть, что с «А» слов в поморском говоре вообще немного, большинство из них – заимствованные. К тому же, имеется уже изданный словарь, автором которого является также И.М.Дуров. Это «Опыт терминологического словаря рыболовного промысла Поморья». Словарь опубликован на Соловках в 1929 г. [4] . В случае, если рукопись, о которой идет речь, будет публиковаться, то можно воспользоваться статьями на букву «А» этого словаря.

Предшественниками И.М.Дурова являются А.О.Подвысоцкий, автор словаря Архангельского наречия и Г.И.Куликовский, автор словаря областного Олонецкого наречия [5] . Сам Иван Матвеевич признавался, что в своей работе при сборе материала он ориентировался на Словарь Архангельского Областного наречия А. Подвысоцкого [6] .

Словарь И.М.Дурова по своей структуре отличается от этих словарей. Главное отличие – в том, что в первом томе рукописи даются очерки, в двух вышеуказанных словарях подобных очерков нет. Объем словаря И.М.Дурова составляет 12090 слов. В словаре А.Подвысоцкого не указано количество слов, можно примерно судить по страницам, их 197, а в рассматриваемой рукописи, как уже упоминалось, 1935 листов. Даже учитывая, что рукописный текст занимает гораздо больше места, чем печатный, можно говорить о том, что труд И.М.Дурова значительно больше по объему. Словарь Г.Куликовского не может конкурировать с указанными работами, в нем всего 148 страниц, текст напечатан только с одной стороны. Словарные статьи по структуре примерно одинаковые, но в словаре И.М.Дурова даются еще варианты окончания слов. По содержанию его словарь заметно отличается глубоким знанием поморского говора, толкованием не только слов, но и словосочетаний, устойчивых выражений, обилием примеров из живой речи, развернутым описанием обрядов, поверий, особо значимых народных терминов.

Следует обратить внимание, что названия словарей А.Подвысоцкого и Г.Куликовского почти одинаковые, отличаются только названия областных наречий – одно Архангельское, другое Олонецкое. И.М.Дуров назвал свой труд словарем «живого поморского языка». Что это значит, можно понять из статей, в которых дается толкование слов. Оно далеко не всегда соответствует общепринятому толкованию. Например, слово «борода», имеет 4 значения, и самое первое – это вовсе не волосяной покров на нижней части лица, а «старый, выветрившийся от времени мох, покрывающий сосны и ели. При холостых салютных выстрелах из дробового ружья этот мох служит прекрасной заменой пыжей. Второе значение – пучок волокнистого вещества (шерсть, лен, конопля), предназначенный для прядения. Третье – термин, выражающий конец сенокоса: говорится «борода завита» на этот год, что означает, сенокос закончен. Четвертое толкование начинается с поговорки: «Выросла голова, дак будет и борода», то есть, стал взрослым, так будет и самостоятельным хозяином и наоборот, «Борода повыросла, а ума не вынесла» и далее «Житье вести – не бородой трясти» – о ленивом большаке семьи. «С бородой мужчина – картина, а без бороды – скотина» и т. д. [7] .

Особую ценность работе И.М.Дурова придает то, что автор собирал свой материал в четко очерченном районе Поморья, в котором по его определению, сохранился местный говор: это села, расположенные на побережье Белого моря от г.Кеми до с.Нюхча включительно. Были обследованы Шуерецкое, Сорока (современный Беломорск), Выгостров и Шижня (еще не затронутые строительством Беломорско–Балтийского канала), Сухое, Вирма, Сумский Посад, Колежма. В них на то время, когда И. М. Дуров собирал свой материал, еще не было «пришлого населения», сохранялись местный говор и традиции культуры [8] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Если в словарях литературного языка в качестве иллюстраций используются примеры из литературных произведений, то словари областных наречий, как правило, иллюстрируются примерами из живой речи и фольклора. В этом плане фольклор является неоценимым источником для составителя словаря. И.М.Дуров, будучи сам «носителем» поморского говора и знатоком местного фольклора, совершенно свободно пользовался всем арсеналом своих знаний. Одно из главных отличий его словаря от словарей, изданных в конце XIX века, состоит в том, что в нем чрезвычайно широко используется фольклор Поморья.

Чтобы определить роль фольклора в рассматриваемом словаре, необходимо выяснить:

  1. насколько часто встречаются фольклорные произведения в словарных статьях;
  2. какие жанры фольклора используются для иллюстраций, и в какой полноте;
  3. какие дополнительные данные (сведения об исполнителях, бытовании жанров и т.д.) содержатся в словарных статьях;
  4. в каком контексте подается фольклор в данном труде;

Даже при предварительном знакомстве со статьями словаря И.М.Дурова видно, что фольклор приводится в качестве иллюстраций довольно часто. Один из томов, а именно восьмой, где содержится 430 слов от буквы «У» до «Я», был специально изучен на предмет содержания фольклорных иллюстраций. Оказалось, что их более 100, то есть, одна четвертая часть всего тома иллюстрирована примерами из фольклора. По-видимому, эту статистику можно отнести и ко всем остальным томам.

Естественно, что автор словаря для пояснения значений слов прибегал к примерам коротким, не занимающим много места. Поэтому чаще всего встречаются малые жанры, отрывки из фольклорных произведений, а иногда небольшие по объему произведения приводятся полностью. Доминирующее место в словаре И.М.Дурова принадлежит паремиям. Почему составитель словаря прибегал именно к ним, вполне объяснимо, поскольку здесь требовалось только воспроизвести уже готовую формулу, содержащую нужное слово. Поговорка – это то, что «говорят люди вообще» [9] , а не то, что придумано составителем. Поэтому поговорка является идеальной иллюстрацией для словарной статьи: она имеет такие достоинства, как краткость и достоверность. Например, слово бедовствó объясняется как неспокойная, бурная жизнь в семье, полная неприятностей, раздоров, семейных разладов. Приводится поговорка: «Где детки, там и бедки, а где сватовство, тут и бедовство» [10] . Или объяснение выражения хлéбна бедá – недостаток хлеба, голод, недоедание. Говорят: «Чай да сахар – не хлебна беда», то есть, без чая и сахара жить еще можно, а без хлеба нельзя [11] . Не всегда автор словаря разъясняет значение поговорки, для него главное – показать употребление данного слова. Например, флюгарка – флюгер. Приводится поговорка: «Один глаз на компас, другой на флюгарку» [12] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Заметное место в словаре принадлежит загадкам: Пан – 1) независимый, самостоятельный человек. «Живет себе пан паном». 2) Зажиточный богач, кулак. 3) Барин. Загадка: «Пан Пановец пал в колодец, сам не утонул и воды не помутил». (Древесный лист) [13] . Другой пример в статье пиво – хмельная брага домашнего приготовления. Приводится загадка: «Стоит бочечка без обручка, без сучка, без задоринки, пиво да вино не смешается в одно». (Яйцо) [14] .

Довольно часто встречаются в словарных статьях приметы, например: ýтренник – утренняя изморозь перед восходом солнца. Приводится примета: «Сорок мучеников – сорок утренников», то есть, считают, что с 9 марта ст.ст. (22.03 н.ст., когда отмечается день Сорока мучеников, в Севастийском озере мучившихся) до полного установления весны должно быть сорок утренних морозов [15] .

Один из излюбленных жанров, приводимых в качестве иллюстраций в словарных статьях И.М.Дуровым – это песни. Они стоят на втором месте по количеству после паремий. Как правило, приводится всего несколько стихов, в которых фигурирует нужное слово. Здесь встречаются отрывки плясовых, обрядовых песен, таких как «Из-за лесу, лесу темного», «Виноградье» и т.д. Есть и статьи, в которых дается толкование необычных иностранных слов, и И.М.Дуров находит примеры их употребления в поморской песне. Например, статья синьтюньтюрь – материя фабричной выработки синьюнктур. Слово это употребляется только в старинных песнях, вроде:

«…Под деревцем такимКрасна девица сидит,В синтюнтюревом капоте,В мироносовой шали» [16] .

Весьма ценными являются те статьи, в которых приводится обрядовый или ситуативный контекст исполнения той или иной песни. К таким статьям относится, например, вецерúна (вечерина), в которой дается описание нескольких видов поморских вечерин. Здесь И.М.Дуров не дает текстов песен, но он делает очень важные замечания об их исполнении. Так, о свадебной вечерине он пишет: «…начинается угощение под песни специально приглашаемых на вечерину песенниц. Песни поются каждому из присутствующих гостей – женатым и холостым, мужчинам и женщинам, за что они песенницам по окончании песни платят деньги – кто сколько даст. Начиная с жениха, поют ему «Чарочку», тысяцкому – «По сеням было по сенечкам» и всем остальным женатым «Судном по морю», а холостым «Во тереме девица сидит». Заканчивается вечерина «утушкою» под хоровые свадебные песни. После этого жених, прощаясь с невестой и родственниками, уходит к себе домой, а невеста начинает причитать» [17] . Автор словаря приводит подробные сведения о том, как исполняются утушные песни в статье ýтушка, здесь мы находим полное описание хоровода, который водили под эти песни; в статье чáрка помимо толкования слова приводится описание обычая угощения чаркой на поморской свадьбе и полностью текст песни «Чарочка моя» [18] . Если продолжить тему обрядового фольклора и его этнографического контекста, то необходимо сказать о заговорах, которые также приводятся в статьях словаря. Например, в статье урáз снять дается следующее толкование: заговорить заклинанием боль в теле от ушиба или пореза. Далее идет описание действий с ножом, которые производятся во время чтения заговора и приводится сам заговор [19] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Один из наиболее цитируемых жанров в словаре – это частушки. Использование их в статьях словаря вполне объяснимо, так как, наверно, нет такой темы, которую не затронула бы частушка, она хороша для словаря также тем, что в ней встречаются самые разнообразные грамматические формы слов. Например, статья пальтýшка: женское полупальто, кофта на вате, короткое пальто. Частушка:

«Все подружки при пальтушках,Одна я при кофточке».

Или слово цюжострáнной – приезжиий, не местный, из других мест, не своего села. Частушка:

«На цюжостранных на мазуриковНадеяться нельзя».Или:«Ненадолго завлекаютЦюжостранны дролечки» [20] .

Конечно, не мог обойти И.М.Дуров и прозвища, а вместе с ними и прозвищный фольклор. В статье лúнда поясняется, что это слово лопарское, означает заправленную мукой похлебку из рыбы или жидкую разварившуюся кашу. Приводится дразнилка:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Васька Шембин холостой,Да хлебал линды не густой» [21] .

В Поморье широко известно прозвище жителей села Нюхча – цари. В статье приводится предание, объясняющее происхождение этого прозвища, помимо этого, здесь мы находим и предания, поясняющие выражения цáрьска дорога и цáрьска пристань, и повествующие о временах, когда Петр I прокладывал дорогу от с.Нюхча к Онежскому озеру для кораблей.

Включены в словарь и произведения детского фольклора, бытовавшего в Поморье. В статье пáлка приводится игровой отзыв «Палки, палки, балабалки, отдавайте голы»; в статье цябáнить – выкрик мальчиков при виде идущего с моря судна:

«Матушка лодейка,Цяб–цяб–цяб–цябанит!»

Или:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Цяб–цяб–цяб, цябары летят!Наши матушки лодейкиПрицябáнили!» [22] .

Наконец, необходимо сказать о тех следах эпоса, которые мы находим в словаре И.М.Дурова. Сам Иван Матвеевич говорил, что в процессе собирательской работы он занимался поиском былин, но их приходилось записывать очень мало. Тем не менее, на страницах словаря встречаются Цюрúло Плéнкович – так говорили в Сумпосаде о «большой руки чудаке»; царёв кабак – так называли при царизме казенные винные лавки. Приводится отрывок былины:

«Вы сходите на царёв кабак,На царёв кабак, кружало государево» [23] .

В восьмом, последнем томе словаря мной были неожиданно обнаружены записи на обратной стороне последних 38-ми листов. Оказалось, что для последних страниц своего словаря И.М.Дуров использовал уже заполненные с одной стороны листы, озаглавленные: «Образцы народных говоров Кемского Поморья Архангельской губ.». Иван Матвеевич, по-видимому, планировал не только составление словаря, но и издание произведений поморского фольклора в качестве образцов речи. В самом начале своей вступительной статьи он писал, что представляет здесь песни, стихи, былины, рассказы и легенды, «…так как этот материал, хорошо отражая диалектические черты известной местности, в то же время интересен и для истории русской словесности» [24] . Далее он отмечал, что старинные песни, стихи и былины все реже встречаются в поморских селах, но еще есть женщины, которые могут исполнить до тридцати песен в полном виде, смысл которых не искажен. Можно от них записать также несколько былин, стихов и большое количество сказок и легенд, но народная поэзия стала вытесняться частушками и современными песнями. В первую группу произведений он включил песни, их в указанном томе всего 23. Кроме того, на этих листах (на обороте), порядок которых немного смещен, записана былина «Дунай», озаглавленная «Сказаньё про Дуная богатыря и про короля Кляховимского» и баллада «Дмитрий и Домна», названная «Сказаньё про князя Дмитрия». Оба текста зафиксированы во всей полноте, но точной паспортизации не имеют, хотя И.М.Дуров замечает, что он записал эти «сказания» со слов сумских и сорокских (беломорских) старожилов [25] . К сожалению, подборка произведений фольклора, которые должны были послужить образцами речи, была самим автором расформирована, для него, по–видимому, было очень важно закончить именно словарь, поэтому из‑за нехватки бумаги он решил использовать обратную сторону своей уже готовой рукописи, от которой сохранилась только часть.

Возвращаясь к рукописи «Словаря живого поморского языка» И.М.Дурова, можно сделать вывод о том, что статьи словаря в значительной их части опираются на произведения поморского фольклора. Словарь включает целое собрание различных жанров устного народного творчества как в их полном виде, так и в отрывках. Фольклорная сторона словаря очень значительна, она представляет большой интерес для исследований. В статьях содержатся чрезвычайно ценные сведения об этнографическом контексте исполнения произведений, данные о бытовании жанров.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Представленный труд И.М.Дурова включает, кроме того, ценный этнографический, исторический материал, он может изучаться с позиций разных наук. Это действительно великий труд подвижника, и он должен занять свое место в ряду уже известных словарей народных говоров. «Словарь живого поморского языка в его бытовом и этнографическом применении» И.М.Дурова необходимо подготовить к печати и издать как памятник.

// Кижский вестник №11
Ред.–сост. И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2007. 258 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф