Метки текста:

Кижи Крестьяне

Гущин Б.А. (г.Петрозаводск)
Из опыта реконструкции интерьера крестьянских жилищ в музее «Кижи». Интерьер дома Бутина из деревни Пялозеро Пудожского района Республики Карелия VkontakteFacebook

Посвящается светлой памяти Алексея Тихоновича Беляева, с которым мы начали эту работу, и которого нам так не хватает в музее «Кижи»

Фотографии интерьеров дома Бутина неоднократно публиковались в изданиях музея–заповедника «Кижи». См., например: Кижи: времена года. Альбом. Петрозаводск, 2004; Кижи. Путеводитель по музею–заповеднику. Петрозаводск, 2007; Кижи. Альбом–путеводитель по музею–заповеднику. Петрозаводск, 2008 и др.

В отечественной музейной практике музей «Кижи» является одним из пионеров создания интерьеров крестьянских жилищ. Первые интерьеры домов заонежских крестьян Ошевнева и Елизарова были созданы в конце 1950 – начале 1960-х гг. Затем были оформлены интерьеры домов карельского крестьянина Яковлева, крестьянина–ремесленника Щепина и интерьер избы периода Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) в доме Сергина. Тематико–экспозиционные планы большинства экспозиций хранятся в научном архиве музея «Кижи».

По сравнению с обстановкой крестьянских домов в известных советских музеях под открытым небом («Малые Корелы», «Витославлицы», музеи Прибалтики и Украины) в музее «Кижи» с момента его создания интерьеры оборудовались с включением максимально возможного количества предметов. Основной недостаток использования мелких этнографических предметов – невозможность применения достаточно эффективных мер по охране экспонатов. К тому же крепление мелких экспонатов чаще всего выглядело малоэстетично и не исключало возможности их хищения. В связи с этим в течение последующих лет большинство мелких предметов было изъято из экспозиции.

При создании первых интерьеров, имея в фондах музея недостаточное количество экспонатов, четко привязанных к конкретным этническим зонам (включая и Заонежье), в интерьеры помещали отдельные предметы из других регионов, поэтому интерьер крестьянского жилища в музее «Кижи» в 1960–1970–х гг. представлял собой собирательный образ характерного крестьянского жилища с некоторой долей этнографической условности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

При создании интерьера дома Бутина в 1988 г. было решено сделать эту условность минимальной. Автором тематико–экспозиционного плана стал старший научный сотрудник музея–заповедника «Кижи» Б.А.Гущин.

Обзор источников

К началу 1990-х гг. в музее «Кижи» сложилась основа Пудожского архитектурно–этнографического сектора, в который вошли следующие объекты, положившие начало комплектованию крестьянских усадеб.

  1. Усадьба крестьянина Бутина, состоявшая из дома Бутина из д.Пялозеро, амбара Белошеева из д.Пялозеро, макета бани из д.Бутылгино Плесецкого района Архангельской области.
  2. Усадьба крестьянина–середняка Поташева, включавшая дом Поташева из д.Пяльма и амбар Пахомовой из д.Остров–Заречье.
  3. Усадьба крестьянина–середняка Беляева, куда входили дом Беляева из д.Кубовская и амбар Гришиной из д.Кубово.

С 1977 г. сотрудниками музея «Кижи» и Карельской специализированной научной реставрационно–производственной мастерской была начата работа над созданием тематико–экспозиционного плана (ТЭПа) сектора.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Научными сотрудниками музея «Кижи» были написаны следующие разделы пояснительной записки (научной справки) к ТЭПу Пудожского сектора [1] :

  1. Краткий историко–экономический очерк Пудожского края с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции (Б.А.Гущин).
  2. Особенности планировки пудожских деревень (С.В.Воробьева).
  3. Хозяйство и быт пудожских крестьян (А.Т.Беляев).
  4. Декоративные особенности крестьянских домов Пудожского района (О.А.Набокова).
  5. Обзор пудожской коллекции народного традиционного искусства конца XIX – начала XX в. (Л.В.Трифонова).
  6. Обряды и верования Пудожского края (Г.Ю.Бурканов).
  7. Духовная культура Пудожского края. История церкви и иконописания (М.А.Витухновская).

Данные разделы носили в основном реферативный характер.

Сотрудниками Карельской специализированной научно–реставрационной производственной мастерской (далее – КСНРПМ) Т.И.Вахрамеевой и Г.А.Кутьковой в 1977 г. была выполнена пояснительная записка к Пудожскому сектору, где дана подробная характеристика объектов и обоснование их привязки в секторе [2] .

Тематико–экспозиционный план сектора составлен в 1982 г. заведующим научно–экспозиционным отделом музея «Кижи» Б.А.Гущиным [3] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1982 г. архитектором КСНРПМ Т.И.Вахрамеевой был представлен отчет о реставрации дома Бутина [4] . Ею же в 1985 г. было сделано детализованное «Историко–архитектурное обоснование экспозиции Пудожского сектора» с обширной библиографией, необходимыми графическими и картографическими материалами [5] .

Все перечисленные материалы содержат достаточно полные библиографические списки, поэтому при работе над тематико–экспозиционным планом интерьера дома Бутина автор счел возможным привлечь в качестве источников почти исключительно рукописные материалы сотрудников музея «Кижи» и КСНРПМ.

Из всех работ сотрудников музея по данной теме наибольшую ценность представляют работы старшего научного сотрудника А.Т.Беляева, во многом основанные на полевом материале экспедиций музея «Кижи», руководителем которых он был неоднократно (раздел научной справки «Хозяйство и быт пудожских крестьян конца XIX – начала XX в.», отчеты об экспедициях 1971, 1972, 1976 гг. [6] ). В отчетах А.Т.Беляева содержатся конкретные предложения по созданию интерьера дома Беляева из д.Кубовская с полным набором планируемой экспонатуры (в частности, эскизный план интерьеров дома, вошедший в главу «Хозяйство и быт пудожских крестьян»).

Из печатных источников при работе над интерьером в основном использована статья М.А.Ильина «Крестьянская изба Кенозерья» [7] . Данная статья представляет особый интерес, так как в ней рассматривается архитектура (включая интерьер) почти аналогичного крестьянского дома сопредельного восточной части Пудожского района Кенозерья (в настоящее время – Майлахтинский сельсовет Плесецкого района Архангельской области). Работа М.А.Ильина, если не единственная из опубликованных, то наиболее полная, включающая в себя сведения об интерьере крестьянской избы с прилубом (см. ниже), что характерно и для дома Бутина, тяготеющего по своей архитектуре к избам Кенозерья. Общая характеристика подобных домов с интерьерами содержится в работах П.Пятунина и Р.М.Габе [8] . Детали обстановки интерьера уточнены в беседах с жителями с.Колодозеро в апреле – июне 1988 г.

Общая характеристика дома

Со слов Д.И.Бутина, дом был построен в д.Пялозеро в 1839 г. Сам Дмитрий Иванович Бутин (1880–1970) был хозяином дома в 1920–1960-х гг. До 1920-х гг. сведения о владельцах дома отсутствуют.

В 1920-е гг. семья Д.И.Бутина состояла из восьми человек: сам Д.И.Бутин с супругой, двое его сыновей с невестками, имеющих по одному ребенку. Подобные большие патриархальные семьи, характерные для пудожской деревни начала XIX в., начали распадаться уже во второй половине XIX в. «Еще недавно преобладающим типом семьи была так называемая большая семья – теперь большие семьи даже в более глубоких уголках уезда встречаются лишь редкими оазисами среди распадающихся все больше и больше семей» [9] . Семья считалась бедняцкой. В хозяйстве были корова и лошадь. Имели дровни и вторые сани. Семья занималась лесным промыслом [10] .

Дом Бутина относится к «двойным» (так называемым двухконечным) домам с расположенными параллельно трехчастной жилой частью (изба – сени – изба) и двухэтажным хозяйственным двором.

«В Пудожском районе подобные дома обладали довольно определенной локализацией. Аналогичные дома встречались на юго–западе района (Каршевский сельсовет) и на востоке (Колодозерский сельсовет). Кроме того, «двойные дома» имели место на северо–западе Каргопольского района, на территории, входившей прежде в Пудожский уезд Олонецкой губернии и прилегающей к современному Колодозерскому сельсовету Пудожского района.

Подобные типы усадеб отмечаются также у средних вепсов на востоке Ленинградской области и у финнов, проживающих на западе Ленинградской области.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В таких усадьбах с параллельной связью срубы жилья и двора соединены через тамбур и перекрываются самостоятельными двускатными крышами с параллельными шеломами и обычно одним общим желобом–водосточником. Эти усадьбы формировались на основе трехчастного жилья, при этом жилье и двор могли развиваться длительное время самостоятельно, не будучи объединены в единую систему. Присущая этому типу домов конструктивная усложненность, ведущая к ускоренному загниванию элементов крыши и части стен, а также сравнительно большая материалоемкость и, следовательно, дороговизна привели к постепенному уменьшению числа таких усадеб или же к их перестройке с упрощением форм» [11] .

К моменту перевозки дома в музей в 1978 г. он сохранился в составе избы (1839 г.) на высоком подклете, с высоким одномаршевым крыльцом.

По состоянию дома реставраторы определили следующие этапы строительства.

Первоначально, примерно в 1840 г., была срублена изба–четырех–стенок, представлявшая собой единую клеть с русской печью, топившейся по–черному. Печь располагалась почти посредине стены, без примыкания к углу, устьем на лицевую сторону. Простой перегородкой отделялось узкое пространство прилуба с одним волоковым(?) окном между боковой стеной и печью. Волоковые окна были на фасадах. В избе были лавки и воронцы. Изба имела значительную высоту (в связи с топкой печи по-черному) и потолок, набранный из плах. В конце XIX в. в восточной части Пудожского района большинство изб были курными. «Из нескольких десятков деревень, может быть, только в некоторых найдется по одной горенке с русской печью; печников для кладки русской печи жители должны приглашать с Кенозера» [12] .

Усадьба в тот период включала в себя несколько хозяйственных построек. Вероятно, что одной из них была «заднюха», небольшая зимняя изба, где летом обычно готовили пойло для скота, а в зимний период жили старики, члены семьи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Второй строительный период датируется 1912 г. В это время и был создан дом–комплекс в рамках традиционной двухрядной связи, но с небольшими отступлениями, обусловленными рядом причин. Дом перестроил по заказу хозяина мастер Данила Ощев из кенозерской деревни Ожегово (ныне входит в Архангельскую область) [13] .

Дом был приведен к типу домов–комплексов с двухрядной открытой связью – «двойной дом», когда срубы жилья и двора–сарая ставятся параллельно под самостоятельными двускатными крышами. Тогда же к избе по традиционной схеме была приставлена перевезенная из соседней деревни горница, сруб которой сложен из более мелких бревен, уже и ниже сруба основной избы. Это повлекло за собой необходимость нарастить сруб по высоте и расширить ее фронтон, чтобы подвести оба помещения под одну равноскатную крышу. Тогда же, в 1912 г., были выполнены резные детали дома. По предположению А.Т.Беляева, резное убранство дома Бутина выполнено мастером Александром Герасимовичем Щербаковым. Предположение основано на аналогичном убранстве дома Олюшкина из соседней деревни Пелусозеро и надписи на подшивке балкона этого дома: «1912. Сей дом Ивана Сидоровича Олюшкина. Мастер Александр Герасимович Щербаков» [14] . В перестройке дома в 1912 г., по словам местных жителей, принимал участие мастер Чухонкин (имя и отчество неизвестны) из с. Колодозеро. Им же был сделан расписной шкаф–перегородка, который не сохранился [15] .

В данном случае формирование дома–комплекса проходило на основании уже существующей избы.

Тогда же старая изба была частично перебрана, стены изнутри очищены от копоти, понижен потолок, выполнен второй подвесной потолок из досок «в закрой», вырублены по двум стенам все шесть окон, черная печь была заменена белой.

Перегородка была передвинута на середину избы, причем так, что печь с устьем оказалась полностью в прилубе, т.е. во второй половине избы. Перегородка, очевидно, была выполнена в это время шкафная, односторонняя. Вероятно, тогда же были сняты воронцы [16] . Таким образом, на примере дома Бутина прослеживается эволюция крестьянской избы от курной с волоковыми окнами к избе с русской печью и косящатыми окнами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Осуществленный проект реставрации дома компромиссен, так как к подлинной сохранившейся части памятника (изба на подклете) была добавлена вторая изба (горница) и двор–сарай, полностью реконструированные. Изба восстановлена на второй строительный период (1912 г.), хотя в ней присутствуют отдельные элементы и первого строительного периода.

В настоящее время после реставрации дом Бутина представляет собой дом–комплекс с открытой двухрядной связью.

Жилая часть дома состоит из двух изб, разделенных сенями. Стены рублены «в обло» с двойной припазовкой в углах («вразнопаз»), в результате чего идет чередование круглого бревна и бревна с верхним и нижним пазами.

Подклет избы разделен рубленой стеной, без выводов торцов наружу, на две части. Одна часть подклета, большая по размерам, играла роль кладовой–амбара, там же была вырыта картофельная яма. Вход в амбар с улицы осуществлялся через трехкосящатую дверь на боковом фасаде. Вторая часть подклета имеет небольшое слуховое окно. Попасть туда можно только через люк в полу избы.

Окна – по четыре на главном и заднем фасадах и по два на одном из боковых. Ставни ложные филенчатые. Наличники ордерной композиции с высоким архитравом и горизонтальным навершием (тип, характерный для построек Восточного Обонежья) [17] , резные с ампирными мотивами: верх (аппликация) – двойные овалы, вписанные в круг; низ – профилированная с двумя полукружиями доска с «капельками» по бокам.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ажурная облицовка балкона состоит из двух рядов лирообразных элементов. Причелины украшены многоступенчатой нарезкой. Основной мотив орнамента – полотенца и концов причелин – косой крест.

Крыша выполнена по курицам и потокам.

Сбоку к избе и горнице параллельно им поставлен двухэтажный хоздвор, перекрытый отдельной крышей. Примыкающая к срубу жилья стена отсутствует. Ее несущие функции выполняют: в углах – перерубы–коротыши, а по всей длине – опорные столбы. Сруб сарая (второго этажа) над хлевами не является продолжением сруба последних, а, как и в других домах Пудожья и Заонежья, опирается на толстые массивные столбы. Хлева не связаны с основным срубом хозяйственной части. Они разделены на три автономных стойла.

На основании статистических данных, полученных Т.И.Вахрамеевой в результате обработки материалов комплексной экспедиции 1979–1980 гг., можно утверждать, что четырехстенок с прилубом (правда, когда печь полностью находится в избе, а не в прилубе) довольно часто встречается в деревнях Колодозерского сельсовета. Было зафиксировано 22 дома, что составляет 25,9% от общего количества домов традиционной постройки [18] . Но полной аналогии расположению шкафа–перегородки, отделяющего печь с устьем в прилубе, экспедицией в Колодозерском сельсовете не обнаружено [19] .

Аналогичное дому Бутина расположение печи и шкафа–перегородки зафиксировано экспедицией ПетрГУ в Архангельской области в 1981 г. (руководитель – профессор В.П.Орфинский, зафиксировано Т.И.Вахрамеевой): дом С.С.Филиппова, начало ХХ в., в д.Тырышкино и один из домов в д.Семеново (в Семеново над шкафом имелся резной гребень). Обе деревни входили в Майлахтинский сельсовет Плесецкого района Архангельской области, расположены на западном берегу озера Кенозеро [20] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В отчетах старшего научного сотрудника музея «Кижи» А.Т.Беляева об экспедиции в Пудожский район дома с подобным расположением печи и шкафа–перегородки относятся к типичным для Пудожского района [21] .

По словам информанта И.К.Богдановой, уроженки с.Колодозеро (1911 г.р.), избы, перегороженные шкафом–перегородкой на две части, так что печь с устьем полностью оказывалась в прилубе («перерубе»), встречались в Колодозерском сельсовете в прошлом довольно часто. Информант подчеркивала связь крестьянских домов Колодозерского сельсовета со строительной культурой Кенозерья. Еще в 1920-е гг. в д.Щаниково каргопольские плотники срубили дом с «гандареей» весь в деревянных кружевах. Она же высказала предположение, что и дом Бутина, возможно, рубили каргополы: «У нас таких мастеров не было».

На основании вышеизложенного можно утверждать, что дом Бутина из д. Пялозеро является одной из традиционных, достаточно широко бытовавших в восточной части Пудожского района и сопредельного Кенозе–ра крестьянских жилых построек (в настоящее время сохранившихся в ограниченном количестве).

Все это позволило избрать дом для создания экспозиционного интерьера, типичного, в достаточной степени обобщенного, во многом условного, отражающего хозяйство и быт пудожских крестьян начала ХХ в., исходя из имеющихся в фондах музея экспонатов.

Ввиду того что в архитектуре дома сохранены следы всех реконструктивных периодов и дом восстановлен на период 1920–1930-х гг. (с известной долей условности), а также из‑за полного отсутствия письменных источников, детально отражающих интерьер подобной избы XIX – начала ХХ в., интерьер избы был восстановлен на 1920-е – начало 1930-х гг. на основании рассказов информантов, включенных в экспедиционные отчеты А.Т.Беляева, а также сведений, полученных Б.А.Гущиным в апреле – июне 1988 г. Вряд ли это является нарушением исторической правды, так как после Великой Октябрьской социалистической революции в период до коллективизации интерьер традиционного крестьянского жилища почти не изменился.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особенности планировочной структуры и интерьера пудожского крестьянского жилища [22]

Основные отличия крестьянской избы восточной части Пудожского района начала ХХ в. от крестьянских изб остальной части Карелии следующие:

  1. В плане изба представляет собой поперечно вытянутый прямоугольник, что обусловило наличие четырех окон по главному фасаду.
  2. Изба разделена русской печью и шкафом–перегородкой на две самостоятельные части, что объясняет наличие двух красных углов, а также отсутствие полиц–надлавочниц и воронцов.
  3. Русская печь поставлена так, что между ней и стеной «печного угла» имеется пространство (прилуб), используемое для хозяйственных нужд.
  4. Отсутствие рундука у русской печи с выходом в подклет, так как вход в него – с улицы или через люк в запечке.
  5. Постановка обеденного стола в красном углу избы.
  6. Наличие полиц, на которые ставится парадная обувь, в прилубе.
  7. Специфические ритуальные и бытовые предметы, особенно характерные для Пудожского района (треугольные киоты для икон, черная керамика, долбленые скобкари, широколопастные прялки, ступы для стирки белья и др.).
  8. Элементы прикладного искусства, отличного от других районов Карелии [23] :
    • вышивка, наиболее типичными чертами которой являются такая техника, как шов «набором», часто встречающаяся полихромность, особая плотность множества композиций;
    • ткачество, тесно связанное с вологодским и каргопольским: многохромность и полихромность расцветки, фризовый характер и особая плотность композиции;
    • «золотное шитье», тесно связанное с традициями художественной культуры Каргополья;
    • резьба и роспись по дереву. Расписные шкафы–перегородки, двери с растительным и зооморфным орнаментом, расписной «гребень» над шкафом–перегородкой;
    • копыльные прялки с широкой лопастью, причем часто встречающиеся прялки с «теремками» и сережками, напоминающие вологодские и каргопольские.

Архитектурно–планировочная характеристика избы

Изба в плане представляет собой вытянутый прямоугольник 6,3×8 м общей площадью 50 кв. м.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Потолок настлан на балке (матице). Снизу обшит досками «в закрой».

Пол двойной – черный и чистый. Первый выполнен из плах, второй – из широких толстых досок.

Оконные рамы двойные – летние и зимние, шестистекольные.

Примерно посредине избы у задней стены стоит печь без рундука, что типично для пудожских домов, так как вход в подклет – чаще всего снаружи или, как в данном доме, – из «прилуба» через квадратный люк.

Избу на две части делит расписной шкаф–перегородка – это характерная особенность для изб Колодозерского с/с Пудожского района и сопредельного Кенозерья (Плесецкого района Архангельской области). К сожалению, подлинный шкаф–перегородка был утрачен. При восстановлении интерьера он воссоздан вновь, с повторением характера первоначального – с филёнчатыми расписными створками лишь на одной стороне, обращенной на юг. Вторая стенка, как и у старого шкафа–перегородки, – сплошная из гладкостроганных досок. Филёнки с росписью «букетами» найдены в соседней с Пялозером деревне Сал–мозеро. Над шкафом–перегородкой резной расписной «гребень» из пересекающихся раскрашенных плоских полуокружностей, выполненных в технике сквозной резьбы, что также характерно для изб данного региона.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Между шкафом–перегородкой и печью имеется расписная дверь, ведущая во вторую половину избы – «прилуб», где полностью находится русская печь с устьем, обращенным к главному фасаду.

Понятие «прилуб», по определению М.А.Ильина, включает в себя следующее: «Направо от фасада печи расположена дверь в так называемый «прилуб», который отделен от избы стенкой из четырех бревен, вделанных в стены избы под потолком (в избе дома Бутина такая стенка отсутствует. – Б.Г.). Под ней, между печью и фасадной стеной избы, устроены «заборожен–ные шкафы», состоящие из пяти отделений. Эта стенка – «заборка» с ее шкафами – завершает внутреннее пространство самой избы. «Прилуб» не имеет на фасаде окна, получая его лишь в боковой стене (в избе дома Бутина два окна на фасаде, а не на боковой стене. – Б.Г.). В нем производится вся домашняя работа женщин, замешивание теста, просеивание муки, ее помол, устроен ручной жернов на полке «жерновице» – ввиду отсутствия мельниц в данном районе, а также находятся все хозяйственные домашние предметы, располагаясь на «прилубных» лавках и шкафчиках.

Из «прилуба» в подполье идет люк – «подпольница», где хранится картофель.

«Прилуб», по всей вероятности, видоизмененное слово «прируб»(?), причем это помещение получило название совершенно незаслуженно, так как по существу оно никаким прирубом… не является. Можно предполагать, что это название появилось в связи с позднейшей строительной тех–никой» [24] .

По мнению Р.М.Габе, «деление избы на комнаты и кухню высокими, доходящими до потолка перегородками появилось как подражание городу и как следствие потребности отвести для каждой стороны домашней жизни не только угол, но и отдельное помещение. На первых порах это осуществлялось путем разделения перегородками сложившегося целостного интерьера избы, что привело к тесноте отдельных комнат, случайному, не увязанному с объемом печи разделению помещения на части. Потребность в создании отдельных помещении или более изолированных частей общей площади удовлетворялась в крестьянской жилой архитектуре или путем устройства отдельных комнат (горница, сени) или путем изменения положения печи в избе…[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Все же приходится отметить, что заимствованное из города деление избы на комнаты не нашло применения в широком масштабе (всероссийском. – Б.Г.), являясь на первых порах лишь искажением первоначального плана. Но если мы всмотримся в планы старых изб Севера, «где в общей клети выделена просторная изба, маленьких размеров горница и «шомнуша» (пространство между печью и боковой стеной. – Б.Г.) за печью, то мы обнаружим глубокую продуманность планировки и архитектурную увязку всего интерьера» [25] .

Обстановка избы [26]

В печатных источниках описание обстановки избы с прилубом встречается только в работе П.Пятунина. Описание дается в общих чертах и настолько кратко, что его практическое применение при воссоздании интерьера сомнительно. Тем не менее приводим его целиком:

«Внутренняя обстановка избы у всех одинакова. В курной избе посредине стоит печь, дым из печи идет прямо в избу, а потом в трубу, которая начинается отверстием в стене. Стены и потолок всегда черны от сажи. Прямо против дверей находится «большой угол», где висит несколько закоптелых икон…

Тут же в большом углу находится главный стол, где пьют чай.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Направо от большого угла есть перегородка, соединяющая печку с противоположной стеной (очевидно, имеется в виду дощатая перегородка. – Б.Г.). У перегородки тоже есть стол, где семья обедает. Над этим столом находится «заблюдник», целая система полочек, где помещаются чашки, блюдца, ложки и другие столовые принадлежности. За перегородкой же помещается «прилуб» или «прируб»: там «молельня» старших членов семьи и там же хранится зимой молоко и другие хозяйственные припасы.

При самом входе в избу, вверху немного выше печки, находятся полати, где спят дети и задыхаются утром от нахлынувшего дыма. В левом углу от дверей «на примостках» свалены в кучу постели, которые к ночи расстилаются на полу и примостках» [27] .

Особенности данной избы в том, что она перегорожена шкафом–перегородкой на две части, причем печь с устьем оказывалась полностью в прилубе («прирубе»).

В этом случае изба делилась шкафом–перегородкой на «чистую избу» и прилуб.

При подобной планировке «чистая изба» была почти пустая, а все предметы, связанные с домашним хозяйством, сосредоточивались в прилубе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В «чистой избе» производились следующие домашние работы: ткачество, прядение, кройка и шитье, вязание сетей, плетение лаптей и корзин, сапожные работы.

Когда отмечались праздники (в Пялозере храмовым праздником было Вознесение, 40-й день после Пасхи), в «чистой избе» собирались гости. Иногда праздники отмечали по 2–3 суток. Укладывались спать на пол на сенных матрасах и на лавки.

Печь повернута устьем в сторону главного фасада. В 1920–1930-е гг. сбоку от печи у входа был вмазан котел с отдельной топкой в виде плиты, где запаривали пойло скоту (мякина от ржи и овса). Котел был под крышкой. Рукомойник в то время находился над котлом и на крышке был медный таз вместо лохани.

Так как плита с котлом не восстановлена, то слева от входа (при входе из сеней) ставится рукомойник на деревянном стержне, вбитом в стену, с лоханью под ним.

Вдоль стены – широкие лавки, над ними в простенках – вешалки–гвоз–дильни («стопки»), на которых обычно висели балахоны и кафтаны.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Полицы в «чистой избе» делали не всегда. Если они были, то на них клали шапки и рукавицы. Очень редко у кого на полицах стояла посуда.

На лавках во время работы могли стоять прялки и сетевязные прялки.

Обеденный стол – в красном углу. Это особенность Пудожского района, в отличие от остальных районов Карелии, где стол ставили напротив среднего окна. Около стола – одна приставная скамейка.

В доме Бутина были полати, крепившиеся на полатном воронце, отходившем от печного столба.

Печной столб в избе не восстановлен, поэтому полати не реконструированы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Направо от входа стояла кровать. На кровати – лоскутное одеяло из трех трест. Наволочки из покупного ситца.

В красном углу – киот–божница. Особенность пудожских киотов: ящик треугольной формы для удобства закрепления его в углу, с лицевой стороны – рама, разделенная планками на четыре ячейки – одна большая сверху и три по вертикали снизу. На иконе могло висеть праздничное полотенце, но не у всех хозяев.

Полотенца–утиральники висели на вешалке–гвоздильне ближе к столу. На стол во время обеда настилали скатерть.

В избе находился переносной светец, который обычно делался на корыте с ножками и переносился на удобное место во время работы. На полу в 1930-е гг. расстилали домотканые дорожки. В более ранний период на пол бросали старые лоскутные одеяла или половики из мешковины.

В прилубе, как правило, обычно велись хозяйственные работы, связанные с приготовлением пищи. Здесь находились предметы, связанные с хранением продуктов, топкой печи и т.д.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В красном углу прилуба под иконой стоял хозяйственный стол, на котором хозяйка разделывала тесто.

Над окнами по всей длине стен были полки, на которых находились нарядная начищенная обувь и кожаные рукавицы.

Ближе к кровати висела люлька на очепе. По стенам – вешалки–гвоздильни с одеждой.

Ушат с чистой водой стоял у боковой стены. Летом чаще всего он находился в сенях.

Вдоль задней стены в запечке был неширокий стол – «жерновица» для каменных жерновов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Слева от него шла доска («койник»), где лежали щипцы для камней, молотки, клещи и небольшое количество других инструментов, часто употребляемых в хозяйстве.

Около печи – ухваты, сковородники, кочерга и т.д. По стенам в запечке были полки, где стояли берестяные корзиночки («бураки») для хранения зерна, муки, крупы.

На стене мог висеть хозяйственный шкафчик. Сбоку на нем висел безмен. Наверху могли быть кофемолка и берестяные корзиночки. На стене висело несколько решёт и сит.

Около шкафчика стояла большая ступа с пестом, так как овес на толокно толкли в ступе дома.

И хотя маленькие ручные жернова – крупорушку – хранили в сенях, мололи на нем «в кухне», прямо сидя на полу на половичке, зажав жернов между колен. Муку собирали в низкие корзины.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Исходя из сведений информантов можно сделать вывод о том, что обстановка в избе пудожского крестьянина в конце XIX – начале ХХ в. была минимальной, так как большинство бытовых предметов хранилось в избе не на виду или вне избы. Поэтому при экспонировании бытовых предметов в интерьере допущена некоторая доля условности.

Следует учесть и многочисленную вариативность интерьеров в зависимости от их планировки, локальных особенностей, личных вкусов хозяев. По словам информанта М.Е.Шпагина (1910 г.р.), «где какая деревня, там такая порядня (порядок)».

Хозяйственная часть. Сарай [28]

Во всех домах–комплексах Русского Севера хозяйственная часть двухэтажная: внизу двор, над ним сарай, где хранили сено, которое укладывали у задней стены над хлевами, почти до самой крыши. Причем укладывали сено на специальный настил над потолком хлевов. (Местное название настила – «пятра».)

В связи с этим между потолком над хлевом (сланью) и «пятрами» создавалось постоянное продуваемое свежим ветром воздушное пространство, что предохраняло его от гниения в результате испарений, исходящих снизу от скота.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сарай использовался как место для хранения орудий крестьянского труда:

На сарае хранились транспортные средства, сбруя и упряжь. Тут же выполнялись многие работы, связанные с хозяйством.

Особенности цветовой характеристики интерьера

Во время реставрации были заменены отдельные бревна сруба, выполнен новый потолок, заменены некоторые плахи пола, сложена новая печь (копия старой). От подлинного одностороннего шкафа–перегородки осталось несколько филенок, а расписная дверь прилуба взята из другого уже заброшенного дома. В результате этого цветовая характеристика интерьера утратила свою естественную гармонию. Новые цветовые пятна и явные заплаты мешали восприятию традиционной обстановки избы. Из подлинной обстановки сохранились только две широкие лавки вдоль стен. Односторонний шкаф–перегородка и «гребень» над ним реконструированы. Реконструкция росписи филенок шкафа–перегородки, раскраска «гребня», реставрация росписи двери выполнены Ю.Б.Гущиной. Тонировка стен, пола, отдельных деталей интерьера сделана Б.А.Гущиным и рабочим С.М.Цыпляевым. Полностью новый потолок было решено не тонировать.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1989 г. интерьер дома Бутина был открыт для посещения.

Приложение.

Из записей бесед

зав. научно–экспозиционным отделом музея «Кижи» Б.А.Гущина с жительницей Пудожского района Ириной Константиновной Богдановой [29] о типичном интерьере крестьянского жилища восточной части Пудожского района [30] .

(Запись сделана в Петрозаводске 30 марта — 1 апреля 1988 г.)[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

И.К.Богданова в 17 лет вышла замуж в д.Салмозеро в 30 км от Колодозера, откуда она была родом. В Салмозеро тогда входило шесть деревень (Минина–Константиновская, Усть–Река, Погост, До–машка, Салма, Рубцово). В семью мужа И.К.Богданова пришла шестой по счету. В семье были свекор, свекровь, деверь, золовка, муж. Все жили в одном доме. Хозяйство было середняцким, держали две дойных коровы, две нетели, по две матки свиней, до сорока овец, две лошади. В доме имелись тарантас, сбруя праздничная выездная, легкие выездные сани, дровни для вывозки толстых дров из лесу, «кресла» – грузовые сани для вывозки муки, зерна, крупы. В 1920–1930-е гг. из Салмозера ездили в Подпорожье по очереди, чтобы привезти в магазин муку, крупу, сахар, соль.

Распределение обязанностей в семье

Глава семьи Яков Фирсович Богданов вел трудовой распорядок в доме и распределял все работы по дому. Он был рыбак, охотник, плотник, столяр, сапожник, к тому же катал валенки. Свекровь «хлопотала у печки». Зимой пряла, ткала холсты. Ухаживала за скотом, доила коров. Все, что связано с лошадьми и транспортными средствами, делали муж и деверь. Пошив одежды для семьи был полностью на Ирине Константиновне. Кроме того, что семья крестьянствовала, в 1920–1930-е гг. с конца сентября до начала мая мужчины отправлялись на лесозаготовки, а летом – на сплав.

Земледелие

В хозяйстве Богдановых были две сохи и два плуга. Пахали на лошади. За плугом ходили как мужчины, так и женщины. Выращивали рожь, овес, ячмень, горох. В 1930-е гг. начали сеять и пшеницу. Из технических культур возделывали лен и коноплю. Для своего хозяйства льна сеяли довольно‑таки много. На огородах выращивали немного картошки и лук. Перед войной стали сеять капусту, морковь, а также сахарную свеклу, которую мелко рубили, запаривали в чугунах и ели. «Репу пахали» в лесу на подсеке. Убирали репу поздней осенью после зерновых, складывали в кучи и опускали в выкопанные ямы, накрывали и оставляли на месте. Потом репу вывозили понемногу. Особенно часто брали репу в Великий пост.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Подсеки еще в 1920–е гг. занимали «кто сколько облюбует». После пала пахать было очень трудно: «соха шла через пень–колоду». На подсеке пахали несколько лет подряд, а потом оставляли землю на год под пар («паренину»). Подсеки выбирали на пригорках – «березовые гривы». Там особенно хорошо рос хлеб. На подсеке работали всей семьей, даже маленькие девочки работали косарями. Начинали обработку в конце июня – начале июля. И.К.Богданова вспоминает, что «лицо опухало до крови от оводов и слепней».

Сено косили всей семьей. В Салмозере сенокос был близко – урочище Губаниха. Рожь и овес жали в сентябре серпами. После жатвы зябь пахали и боронили (пахали по два раза). После этого сеяли озимую рожь. Урожаи ржи в среднем были «сам – 8». На подсеке урожаи были гораздо больше. Лен, коноплю, овес, горох сеяли рано, как только снег сойдет.

О достаточной типичности интерьера дома Бутина для деревень Колодозерского сельсовета [31]

Избы, подобные избе дома Бутина, встречались в Колодозерском сельсовете довольно часто. Особенность избы в том, что она перегорожена шкафом–перегородкой на две части, причем печь с устьем оказывалась полностью в прилубе («прирубе»). В данном случае изба делилась шкафом–перегородкой на «чистую избу» и прилуб.

В настоящее время, по словам И.К.Богдановой, два дома с подобной планировкой сохранились в Заозерье (владельцы – В.Ф.Устёнов и Н.А.Таланова), а также в д.Дубово (заброшенный дом В.И.Филатова, хозяйка – Е.В.Арепинина).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Места хранения в доме отдельных бытовых предметов

// Кижский вестник №12
Науч. ред. И.В.Мельников, В.П.Кузнецова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2009. 330 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф