Метки текста:

Карелия Мифология Фольклор

Иванова Л.И. (г.Петрозаводск)
Из истории собирания карельской мифологической прозы VkontakteFacebook

Для того чтобы иметь верное представление об истории собирания карельской мифологической прозы, необходимо начать освещение вопроса с того, как с этим обстоит дело в Финляндии. Во-первых, потому что именно в финских архивах сохранено большое количество примеров этого жанра, записанных от карел, а, во-вторых, там сконцентрированы самые древние и самые полные тексты.

В фольклорном архиве Финского литературного общества, который находится в г.Хельсинки (а копии – в архиве университета г.Йоэнсуу) хранится около ста тысяч мифологических рассказов и связанных с ними поверий, собранных в основном во второй половине XIX – первой половине XX в. И хотя Л.Симонсуури, занимавшийся исследованием народных верований, пишет, что «до 1935 года этот традиционный материал накапливался в Фольклорном архиве в случайном порядке, без планомерной работы или руководства» [1] , его объем впечатляет. В рукописном архиве Института ЯЛИ и фонограммархиве находится не более пяти тысяч текстов быличек и бывальщин, и записаны они в подавляющем большинстве во второй половине ХХ столетия.

В 1666 г. была создана Шведская коллекция древностей, она опубликовала своеобразные анкеты – требования по собиранию народного творчества; эти анкеты призывали финское духовенство выяснять и записывать все, что имеется «из устной традиции и преданий с древних времен и еще далее» [2] . Именно в этих записях содержатся самые старые данные о верованиях, бытовавших еще в XVII в.

В середине XIX в. финские собиратели очень активно записывали сказки. Так как в волшебных сказках встречаются те же сверхъестественные существа – домовые, черти, тролли, различные духи, что и в мифологических рассказах, то наряду со сказочной традицией оказался зафиксированным материал традиционных верований и быличек, которые в то время активно бытовали в народе.

Большую помощь исследователям мифологической традиции оказали стипендиаты Финского археологического общества, основанного в 1870 г. Они ездили по всем районам и, интересуясь прежде всего предметами археологии, обращали внимание и на различные достопримечательности, с которыми были связаны народные рассказы. Они записывали эти произведения и публиковали их вместе со своими отчетами в журнале Финского археологического общества. Л.Симонсуури указывает, что этот журнал, к примеру, содержит около 500 сюжетов о великанах [3] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Здесь следует отметить, что данный сюжет (о великанах, о Хийси) отсутствует в наших архивах, но, судя по указателю Л. Симонсуури, он встречался и в южной Карелии (h), и в Приладожской (i), и в Беломорской (p). Бытовали мифологические рассказы о том, как: а) великан бросает, швыряет камень в насмехающуюся бабу, в человека – человек погребен под камнем; б) великаны забрасывают друг друга камнями, развязывают каменную войну – в результате битвы с метанием такого «оружия» образуются каменные насыпи, холмы из камней; в) черт–великан несет камень, обвязав его сплетенной вицей, – камень падает; г) церковь днем строится, ночью сносится – разрушителями являются черти, хийси, духи; д) гигантская «игрушка» девочки–великанши – она приносит в своем фартуке пахарей с лошадью, чтобы показать их своему отцу; е) великан переходит вброд – в глубоком месте вода едва не затекает в голенища его сапог и другие сюжеты.

В XIX столетии много мифологических рассказов было собрано исследователями колдовских обычаев, заговоров, обрядов и верований. Л.Симонсуури пишет, что «количество таких текстов сильно возросло в фольклорном архиве Финского литературного общества в 1880–е годы» [4] . Это произошло благодаря изданию К.Кроном указателя «В помощь собирателям наших народных сказок» и пособию О.А.Ф.Мустонена «Волшебный невод», которое в 1911 г. дополнил В.Ю.Мансикка.

В 20–30-х гг. ХХ в. было опубликовано около ста разработок–вопросников, касающихся различных религиозных представлений и верований.

По мнению Л. Симонсуури, «началом планомерного и целенаправленного научного собирания и регистрации народных рассказов следует считать 1935 год» [5] . Финское литературное общество организовало тогда специальный конкурс, которым руководил М.Хаавио. Он-то и позволил воочию увидеть, как живуча и богата мотивами мифологическая традиция. Вплоть до Второй мировой войны былички собирались самым активнейшим образом. И хотя исследователь с сожалением отмечает, что в годы войны круг собирателей распался, мы можем отметить для себя плюсы в этой ситуации. Именно в 1941–1944 гг., когда территория Карелии была занята финнами, здесь началось очень активное собирание фольклорного материала. Записывались абсолютно все жанры, в том числе и мифология. И все эти записи теперь хранятся в Финляндии. К примеру, прекрасный материал по различным верованиям можно найти в коллекциях Хелми Хелминен. Она в 1943 г. собирала фольклорно–этнографический материал в деревнях Колатсельгского сельского совета.

С 1950 г. у финских исследователей начался новый этап в собирании фольклора – весь материал фиксируется на магнитофонную ленту, а с 1970-х гг. – и на видео.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Фольклорный материал, хранящийся в Финляндии, полностью обработан, картографирован, микрофильмирован и частично оцифрован. Индекс А3 обозначает мифологический рассказ, меморат (uskomustarina, memoraatti). Сопутствующий материал можно найти и под индексом В4, которым отмечаются различные верования, поверья (taika, uskomus, enne).

На территории Олонецкой Карелии (в фольклорном архиве он обозначен индексом Q Aunus) одни из самых старых записей мифологической прозы сделаны К.Кроном и А.Генетцем в конце XIX в. В течение первой половины ХХ в. на этой территории работало примерно 30 собирателей, ими записано около 500 мифологических рассказов. В Олонце зафиксировано 85 быличек (среди собирателей были Laiho, M. Moilanen), в Паданах – 6 (Kaukkonen, Miikkulainen), Кимасозеро – 6 (M.Kuusi), Мунозеро – 3 (K.Krohn), Петрозаводске – 22 (M.Kuusi), Поросозеро – 52 (Helminen, Kaukkonen, Krohn, Laiho), Реболах – 10 (Genetz, Kyottinen, Lukkarinen, Mikkonen), Совдозеро – 92 (Hakulinen, Perttola, Saaski, Valjakka), Сямозеро – 77 (Koskinen, Popoff, Vuolle), Тулмозеро – 120 (Haavio, Helminen, Juvas), Ведлозеро – 61 (Railonsala, Saarto), Видлице – 5 (Haavio).

Прекрасные образцы мифологической прозы можно найти в коллекциях Е.Попова. В 1936–1940 гг. он собирал фольклор в Сямозерском кусте деревень и в результате записал 17 сказок, 1 легенду, 2 исторических предания, 2 мифа, 3 заговора, 2 игры, 18 поверий, 30 бытовых и обрядовых рассказов, 13 воспоминаний и 42 мифологических рассказа. Все его информанты говорят на прекраснейшем ливвиковском наречии, в полной мере используя все богатство традиционной старинной лексики; в текстах нет ни одного ни русизма, ни заимствования из финского языка. Все сюжеты быличек широко развернуты, с подробным описанием пространственно–временных отношений, событийного ряда и всевозможных деталей. Этот материал особенно ценен тем, что в это время нашими исследователями мифологическая проза не записывалась.

Самый старый материал о различных духах–хозяевах, записанный российскими исследователями еще в XIX столетии, можно найти только в «Олонецких сборниках» и «Живой старине», но где архивы собирателей того времени – неизвестно. Например, архив Н.Лескова, очень много ездившего по южной Карелии, считается утерянным. Поэтому в нашем распоряжении имеются только немногочисленные опубликованные в XIX в. записи.

Из хранящихся в рукописном архиве ИЯЛИ самые первые записи быличек сделаны Р.Богдановым. В 1927–1928 гг. он собирал фольклор в Калевальском районе и записал около десяти мифологических текстов. В большинстве из них рассказывается о духах–хозяевах воды. Записи, к сожалению, сделаны непрофессионально, не указывается, ни от кого записан материал, ни в какой конкретно деревне. Сами тексты содержат, с одной стороны, различные сюжеты, но, с другой – очень сухи, не детализированы, часто выглядят просто как перечисление мотивов. При этом сами по себе они очень ценны, так как отражают верования почти столетней давности.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, в первые десятилетия после создания ИЯЛИ, даже когда уже появилась аудиозаписывающая техника и с 1948 г. начались регулярные экспедиционные выезды в районы Карелии, ничего из мифологической прозы записано не было. В 1950-е гг. активно собирался песенный фольклор и руны.

Первые записи, имеющие отношение к народным верованиям и мифологии, можно найти в коллекциях Н.Г.Макарова, собранных во время его поездок 1960–1961 гг. в Тверскую Карелию и Олонецкий район. В течение всего десятилетия записано не более 50 текстов (хотя в фонограм–мархиве к этому времени уже собран материал на полутора тысячах кассет). Эти записи сделали у ливвиков – В.Д.Рягоев, у людиков – А.П.Баранцев, у северных карел – У.С.Конкка и А.С.Степанова.

В 1970-е гг. собирание мифологической прозы немного активизируется, но это все равно только случайные записи. В связи с подготовкой сборников по материальной и духовной культуре сегозерских карел в эти районы активно выезжала У.С.Конкка, а вместе с ней А.П.Конкка, П.И.Лукина, З.М.Трофимчик. К ливвикам (Пряжинский и Олонецкий районы) и к собственно карелам на север во главе с А.С.Степановой ездили Н.А.Лавонен и Р.П.Ремшуева.

Еще большее оживление в области сбора полевого материала намечается в 1980-е гг. Российские ученые начинают активно заниматься мифологической прозой, выходят монография Э.В.Померанцевой [6] , сборник В.П.Зиновьева [7] . Пробуждается интерес и снимаются былые запреты на изучение народных верований. Жанр мифологического рассказа соприкасается со многими жанрами (и заговорами, и верованиями) и различными обрядами, он весьма информативен для многих смежных наук, да к тому же широко бытует в народной среде. Благодаря всему этому комплексу фактов мифологическую прозу стали активно записывать все вышеперечисленные исследователи (в первую очередь Р.П.Ремшуева и А.С.Степанова).

С середины 1990-х гг. начинается новый этап в собирании быличек. К этой работе вслед за А.С.Степановой активно присоединяются Л.И.Иванова и В.П.Миронова. Уже практически невозможно записать эпические песни, в единичных экземплярах встречаются сказки, заговоры и причитания, зато от каждого информанта фольклористы привозят по нескольку образцов мифологических рассказов. Наиболее активно в эти годы исследуются ливвики (это кусты деревень Колатсельги, Ведлозера, Сямозера, Олонца), а также паданские карелы и собственно карелы Калевальского района.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

На сегодняшний день с полной уверенностью можно сказать, что мифологическая проза – это единственный из традиционных жанров, который активно бытует среди карел, родившихся до середины ХХ в. Конечно, ни в сюжетах, ни в описаниях внешности и других деталях нет того богатства и разнообразия, которое можно найти в более старых записях, хранящихся в фольклорном архиве Финского литературного общества. Вместе с изменением бытовых реалий исчезли многие мифологические образы, к примеру, духи–хозяева мельницы, риги. Между тем следует отметить, что, к примеру, именно в Карелии сделано огромное количество записей о духах, появляющихся в период Святок (на юге это Сюндю, а на севере – Крещенская баба). Это образы, которых нет даже в указателе мифологических рассказов Л. Симонсуури. Именно благодаря тому, что в распоряжении исследователей имеется материал, собиравшийся на протяжении более чем двух столетий, можно не только анализировать образное и сюжетное богатство карельской мифологической прозы, но и говорить о специфике развития этого жанра.

// Кижский вестник №12
Науч. ред. И.В.Мельников, В.П.Кузнецова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2009. 330 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф