Метки текста:

Архитектура Кижи

Гущина В.А. (г.Петрозаводск)
О колокольне Кижского архитектурного ансамбля (время создания и восприятие образа) VkontakteFacebook

Рис.1. Колокольни: в Ракулах (а), Цывозере (б), церкви Спаса на Рене (в) (по М.Красовскому)Рис.2. Реконструкция общего вида Преображенского храма и колокольни со стороны входных ворот (по Л.М.Лисенко)Рис.3. Гипотетический облик Спасского Кижского погоста на Нарьиной горе. 1616–1619 гг. Рисунок Е.В.ВахрамееваРис.4. Колокольня в Унежме (а, б) (по В.Суслову), колокольня в Кижах (в) (фото Ф.Каликина) Рис.5. Кижский погост. Гравюра Р.Зотова. 1785 г. (по Н.Я.Озерецковскому)Рис.6. Фрагмент гравюры Р.Зотова с видом на крытый переход, соединяющий Преображенскую церковь и колокольню (по Н.Я.Озерецковскому)Рис.7. Дверь на западном фасаде трапезной Преображенской церкви. Фото 2006 г.Рис.8. Реконструкция галереи с западного фасада Преображенской церкви (по Л.Петтерссону) (Фонды музея «Кижи. КП-3171/228)Рис.9. Реконструкция крытого моста, соединявшего Преображенскую церковь и колокольню (а – эскиз, б – план) (по Л.Петтерссону)Рис.10. Чертеж привязки уровней полов трапезной Преображенской церкви и колокольни (новой и старой) (по Л.М.Лисенко): 1 – Преображенская церковь; 2 – старая колокольня; 3 – колокольня конца XIX в.; 4 – Покровская церковь; А – уровень пола трапезной; Б – предполагаемый уровень пола старой колокольниРис.11. Генеральный план Кижского погоста середины ХVIII в. (по Л.М.Лисенко)Рис.12. Западный фасад Кижского ансамбля середины ХVIII в. (а), конца   ХVIII в. (б) и первой половины ХХ в. (в) (по Л.М.Лисенко) Рис.13. Генеральный план Кижского ансамбля первой половины ХХ в. (по Л.М.Лисенко)Рис.14. Общий вид Кижского погоста в 1714–1720 гг. (а), 1720–1749 гг. (б), с 1749 г. (в). Реконструкция В. А. КрохинаРис.15. Колокольня Кижского погоста. Южный фасад. Обмер Л.М.Лисенко, 1945 г. Фототека Музея архитектуры им.Щусева (г.Москва). РV−2581/7Рис.16. Колокольня Кижского погоста. Разрез. Обмер Л.М.Лисенко, 1945 г. Фототека Музея архитектуры им.Щусева (г.Москва) РV−2581/8Рис.17. Колокольня Кижского погоста. 1874 г. Пропорциональный анализ.  1970-е гг.  Л.М.Лисенко Рис.18. Колокольни в с.Кулига Красноборского района Архангельской области (а) и предполагаемая колокольня в Кижах начала XVII в. (б). Пропорциональный анализ В.А.КрохинаРис.19. Колокольня в Кижах (по В.А.Крохину)

Впервые Спасский погост в Кижах был описан в 1496 г. писцом Юрием Сабуровым, хотя. в числе семи погостов, дошедших до нас в его записи, он не значится. Лишь при описании погоста по писцовой книге 1563 г. Андрея Лихачева обращают на себя внимание повторяющиеся семь раз пояснения в тексте, которые позволяют сделать этот вывод. Так, в частности, после подробного описания деревень Кижского погоста и поименного перечисления тяглецов, живущих в них, имеется запись: «. Да у погоста же писанье по Юрьеву писму Константиновича 3 дворы Онтушки Тороканова да Михалки да Федька Поповых да Бориска Белкова и те дворища пусты и дворов нет» [1] .

Предположительно на Кижском погосте в XV в. были две церкви (летняя и зимняя) простейшего клетского типа. Вероятно, и колокольня стояла рядом также простейшего вида – квадратная в плане, характерная для колоколен этого времени. Такие колокольни появились с распространением колоколов на Руси (рис. 1, а).

К началу XVII в. квадратные в плане колокольни были усовершенствованы: заменены более устойчивой конструкцией в виде восьмигранного сруба, идущего от земли («от пошвы»). Колокольни рубились по правилу «рубить колокольню о восьми стенах»: такое устройство подвергалось меньшей опасности при сильном ветре (рис. 1, б, в).

Врытые в землю низы столбов каркаса загнивали, вероятно, довольно быстро, что повлекло за собой применение более улучшенной конструкции. В нижнюю часть сруба стали врубать устройство – цоколь, квадратный в плане, а выше рубили высокий восьмерик.

Таким образом, сложился самый распространенный, ставший со временем классическим тип северных колоколен «восьмерик на четверике» (рис.2–4).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первое упоминание об отдельно стоящей колокольне на Спасском Кижском погосте имеется в писцовой книге Петра Воейкова и Ивана Льговского 1616–1619 гг.: «А на погосте церковь Боголепного Спасова Преображения деревянной с папертьми, верх шатровый и Покрова Пресвятой Богородицы, теплой, то ж деревянной… а также колокола на колокольне» [2] . Кижская колокольня упоминается и в писцовой книге 1628–1631 гг.: «Да на колокольнице колокол весом тринадцать пудов» (208 кг). Обе кижские церкви имели тогда шатровое завершение [3] . Значит, на погосте были три шатровых строения. Колокольня стояла отдельно от церквей (см. рис.2).

Первое графическое изображение Кижского погоста относится к 1785 г. [4] (рис.5). На гравюре изображен классический тип северной колокольни на низком цоколе – четверике, переходящем в высокий восьмигранный сруб с шатровым завершением. К этому времени, со второй половины ХVII в., практиковалось связывать колокольни с храмами в единое целое, располагая их с юго–западной или северо–западной стороны храма [5] . На гравюре Р.Зотова отчетливо виден именно такой вариант (рис. 6).

Крытый переход на столбах («церковный мост») использовался для прохода из Преображенской церкви в колокольню. Этот переход был зафиксирован также в архивных документах: «9 февраля 1815 года… получено… листовое железо для… укрепления церковного моста» [6] .

Более подробное описание (до 1832 г.) поясняет: «При сих церквах колокольня деревянная вышиною 22 сажени об одной главе, которая обита белым железом, видом круглая восьмистенная, шатровая, самый низ оныя или подруб от земли вверх в одну сажень четырехстенный: для входу в колокольню снизу о самую землю двери, из первой церкви деревянные же на столбах с крышею переходы» [7] .

В настоящее время существование этого перехода подтверждается не имеющим сейчас практического значения дверного проема, «ведущего в никуда», на западном фасаде трапезной, обращенного в сторону колокольни. Известно, что дверь прежде использовалась для выхода из церкви на «церковный мост», ведущий в древнюю колокольню (рис. 7).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Финский исследователь Ларс Петтерссон предполагал, что первоначально Преображенская церковь была опоясана с западного фасада не трапезной, а галереей или какой-то другой неизвестной постройкой (рис.8). Трапезная, по его мнению, могла относиться не к началу ХVIII в., а к его середине, учитывая особенности врубок оконных проемов (на северной стене сохранилось верхнее четырехкосящатое окно, отличное от более позднего трехкосящатого окна трапезной), а также врубок углов и ее общего вида, отличного от основного сруба [8] .

По мнению Л.М.Лисенко, галерея по форме могла восходить к старой шатровой церкви и была типичной для таких церквей [9] . Вполне допустимо, пишет он, что одновременно с пристройкой или перестройкой трапезной рубилась и колокольня [10] .

Данные предположения подтверждает архивная записка за 1866 г.: «…В Кижском погосте находится деревянная церковь Преображения Спаса… без каменного основания. Через несколько лет после строительства ее ремонтировали: сделали на ней новые кровли, покрыли стены досками, выполнили и другие починки. В связи с этим была сделана бревенчатая пристройка, которая непосредственно примыкает к зданию церкви без связок и потолка, только лишь с кровлей по курицам и потокам и полам, отгороженным тремя стенами, самым простым и не прочным способом, без всякого укрепления. И как, побывав на месте, константировали: стены опустились (осели), бревна отделились от церковных стен, так что дождевые ливни постоянно уструятся вдоль стен, причиняя постройке вред» [11] .

В мае 1866 г. «духовенство и жители прихода объясняли, что эта боковая пристройка была предназначена собственно для тех людей, которые приходили из соседних деревень на церковные праздники, и что ее из-за этого хотели использовать и в дальнейшем для этой же цели с тем условием, что: 1) совместно с ремонтными работами на церкви разберут стены пристройки и построят вновь, просто связывая и соединяя их со стенами церкви с жимами и болтами, построят внутреннюю кровлю (потолок)… обошьют стены обструганными рубанком досками как внутри, так и снаружи» [12] .

В 1871 г. церковная летопись сообщила: «. огромная паперть, имеющая в диаметре 16 сажен, покрыта в 2 новых теса. По смете положено еще обшить внутренние стены в притворе. прихожане считают совершенно ненужным, потому что эта может служить только украшением в притворе, а для прочности самих стен она не нужна, так как снег и дождь сюда не проникают при том же с устройством потолка в притворе будет низко, что помешает для крестных походов, какие в приходе бывают нередко» [13] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Вскоре, в 1872 г., согласно ходатайству Комитета и отношению Олонецкой духовной консистории в Строительное отделение губернского правления обшивка внутренних стен притвора с покраскою оных в Спасо–Преображенской церкви отменена, устройство же потолка в притворе отложено «до получения денежных средств», о чем последовал Указ Олонецкой духовной консистории от 2/9 марта за №1782 [14] .

Именно в таком виде паперть–притвор, или трапезная, сохранилась до настоящего времени.

О том, что древняя колокольня имела внушительный возраст и в связи с ветхим состоянием, зафиксированным в 1854 г. [15] , уже была приговорена к сносу, говорит «Дело по отношению Олонецкой Духовной Консистории об утверждении проекта и сметы на постройку колокольни в Кижском погосте». Дело начато 19 февраля и окончено 30 апреля 1854 г. Данный документ свидетельствует: «По рассмотрении в искусственном столе вышеозначенных плана и сметы оказались они составленными первой согласно правил архитектуры» [16] .

Таким образом, и старая колокольня, и соединенная с ней крытым переходом бревенчатая пристройка Преображенской церкви в 1850-е гг. находились в ветхом состоянии. Срубленные в середине XVIII в., к этому времени они превзошли 100-летний возраст.

К постройке колокольни приступили только через 8 лет, в 1862 г., отметив: «… Во время постройки колокольни всем приходом помогали срыть старую колокольню, очистить место, доставить камень и песок для фундамента, выкорить лес и доставить оный к месту постройки и 10 человек и более плотников и пильщиков кормили хлебом и пр. В сем году Толвуйского прихода торгующий крестьянин Захарьев 550 досок пожертвовал для обшивки колокольни» [17] . Работы были выполнены по договору с подрядчиком – крестьянином Г.С.Насоновым [18] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Новая колокольня была несколько смещена в сторону ограды и не предназначалась, как видно, для связи с храмом, словно подчеркивая свою самостоятельность среди погостных строений.

Странным становится то обстоятельство, что новая паперть–притвор (в настоящее время – трапезная) сохранила в своем устройстве «дверь в никуда», обращенную, как и прежде, в сторону вновь выстроенной колокольни. Но и в конструкции новой колокольни сохраняется слабый намек на существование бывшей связи с храмом, читаемый в расположении «ложного» северного входа со ступенчатым крыльцом, обращенного к «двери в никуда».

Наличие крытого перехода от храма к колокольне было отмечено в 1943 г., в период финской оккупации Заонежья, Ларсом Петтерссоном, который каким-то образом догадался о его существовании в прошлом, в то время как для архитекторов Л.М.Лисенко и А.В.Ополовникова, впервые сделавших детальные обмеры строений Кижского ансамбля в 1940, 1945 и 1959 гг., наличие на срубе «двери в никуда» так и оставалось на многие годы загадкой [19] .

Рассмотрим разные варианты устройства этого перехода на примере сопоставления исследований Л.Петтерссона, Л.М.Лисенко и В.А.Крохина. В представлении Л.Петтерссона крытый переход соединял церковь, опираясь на квадратный низ сруба – цоколь, непосредственно со срубом восьмерика, довольно высоко поднятого над землей (рис.9).

Интерес представляет чертеж, выполненный Л.М.Лисенко, с отображением совпадения уровней полов трапезной Преображенской церкви и реконструируемой им старой колокольни [20] (рис.10).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Значительное внимание исследователь уделил Генеральному плану Кижского погоста середины XVIII в. [21] (рис.11). На плане автор показал соединение церкви с колокольней и отметил контуры места расположения новой колокольни.

Рассматривая этапы формирования Кижского ансамбля, Л.М.Лисенко изобразил варианты ансамбля середины XVIII в. с шатровым завершением Покровской церкви и двухмаршевым крыльцом (рис. 12, а, б) и ансамбля конца XVIII в. с девятиглавием. На каждой иллюстрации представлены крытый переход на столбах, объединенный с храмом на уровне восьмерика колокольни, а также западный фасад и генеральный план Кижского ансамбля первой половины ХХ в. с новой отдельно стоящей колокольней (после ликвидации старинной колокольни и крытого перехода) (рис. 12, в, 13).

В связи с новыми архивными изысканиями научных сотрудников музея «Кижи» В.А. и Б.А. Гущиных архитектор–реставратор В.А.Крохин представил свои, отличные от данных Л.М.Лисенко, результаты исследований, дополнив схематическое изображение Л.М.Лисенко новым, неизвестным ему типом Покровской церкви клетского вида. Крытый переход исследователь изобразил в соединении церкви с квадратным основанием колокольни. Переход в месте соединения с церковью имеет значительный высотный перелом. Автор проанализировал архивные сведения и установил высоту четверика колокольни в одну сажень. Крыльцо Покровской церкви в один марш обращено на юг в связи с наличием прежнего входа на территорию погоста с южной стороны (рис.14). Представленные В.А.Крохиным схематические изображения последовательно прослеживают этапы формирования Кижского комплекса и всех его трех компонентов, а также все виды погостной ограды [22] .

Объединение усилий архитектора (Л.М.Лисенко), архитектора–реставратора (В.А.Крохин), историков (В.А. и Б.А. Гущины) позволило проследить этапы формирования знаменитого комплекса и обогатить историю его создания [23] .

В фундаментальном научном труде М.В.Красовского [24] значительное внимание уделяется особенностям эволюционного становления колоколен и иных сооружений для размещения «призывных к богослужению инструментов» (от примитивного била до колоколов)». Он классифицировал деревянные колокольни Северной России, определив основные их разновидности: колокольни квадратные в плане (ХV в.); восьмистенные «от пошвы» (начало XVII в.); «восьмерик на четверике» (вторая половина XVII в.).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Исследователь определил также варианты размещения колоколен: стоящие отдельно от церквей (XV, XVI, первая половина XVIIв.); связанные в единое целое с храмом (вторая половина ХVII в.).

Колокольня классического типа, состоявшая из нижнего квадратного сруба и высокого восьмерика, была самым распространенным вариантом колоколен на севере со второй половины XVII в.

Рассматриваемый тип колоколен, оставаясь с конструктивной стороны, как известно, неизменным, видоизменялся лишь в отношении пропорций: высота квадратного сруба со временем становилась все выше. Так, колокольня Кижского погоста по высоте четверика превзошла все другие колокольни: ее нижний сруб стал значительно выше верхнего сруба [25] . Колокольня приобрела своеобразный силуэт и завершила собой эволюционное развитие данного типа строений (рис. 15).

Подводя итоги, убеждаемся в том, что не только Преображенская и Покровская церкви Кижского погоста представляют собой своеобразное финальное завершение многовекового эволюционного становления разных типов культовых сооружений: многоглавых и шатровых храмов. Колокольня с присущим ей уникальным пропорциональным соотношением разных по высоте двух основных срубов (четверика и восьмерика) также является завершающим этапом в развитии колоколен северного классического типа [26] .

В 1940 г. архитектор Л.М.Лисенко произвел обмер колокольни, выявив особенности внутреннего ее устройства (рис.16). В 1970-е гг. Л.М.Лисенко выполнил пропорциональный анализ колокольни (рис.17). Построение пропорций новой колокольни, использованное архитектором, основано на применении модуля, равного 2,2 м [27] . Выявленная автором система пропорций, по мнению исследователя, была типичной для многих культовых построек Заонежья, что позволяет предположить работу здесь единой плотничьей артели, выработавшей определенные приемы построения, передававшиеся последующим поколениям [28] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Исследование колокольни в пропорциональном отношении продолжил в 2005 г. В.А.Крохин, используя новые архивные данные и сопоставление пропорций других северных колоколен классического типа (колокольня в с.Кулига Красноборского района Архангельской области, предполагаемая колокольня в Кижах – предшественница настоящей), и пришел к выводу, что соотношения в срубе и звоннице колокольни ХVII в. близки данным колокольни настоящей за незначительными исключениями [29] (рис.18). В колокольне ХК в. автор подчеркнул уменьшенность верхней части шатра и главы (с шейкой).

Интерес к истории построения колокольни, вызванный новыми архивными материалами, выявленными историками В.А. и Б.А. Гущиными в 1976 г. [30] , был подкреплен «археологическим» изучением колокольни сотрудником музея А.Т.Беляевым. Он отметил, что в 1874 г. (через 12 лет после постройки) была произведена значительная работа по ее перестройке, начатая с шестиметровой высоты, в результате которой составные части колокольни приобрели новые пропорции, а все сооружение – стройный силуэт, который удачно вписался в состав архитектурного комплекса [31] .

Архитектор В.А.Крохин, подключившийся к исследованиям, подтвердил предположение об уточнении датировки колокольни, высказанное В.А. и Б.А. Гущиными: «… построена в 1862, перестроена в 1874 году». В.А.Крохин считает, что после перестройки кижская колокольня с таким высоким четвериком является единственной во всей Карелии постройкой, не типичной для шатровых колоколен, т.е. подчеркивает индивидуальность сооружения [32] .

В.А.Крохин схематично изобразил план и разрез колокольни и поэтапное ее создание (рис.19). Он вслед за М.В.Красовским признает уникальность кижской колокольни и считает ее памятником деревянного зодчества, созданным под влиянием прионежской школы шатровых храмов. Архитектор Л.М.Лисенко на основе пропорционального анализа подтвердил типичность в построении, выразившуюся в отношении квадрата к его диагонали на основе модуля равного сажени ХVII–ХVIII вв. [33]

Как известно, высокий четверик в данном случае оправдан стремлением зодчих к достижению единства колокольни с уровнями главных объемов церквей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Колокольня была перестроена в 1874 г. Проект реконструкции выполнен городским архитектором Ильей Копошевым. Работы были произведены с высоким качеством подрядчиком – крестьянином Сысоем Осиповым [34] . В результате удалось преодолеть излишнюю расчлененность и разномасштабность объемов колокольни. Тем не менее, по мнению архитектора А.В.Ополовникова, «…кижская колокольня, если рассматривать ее изолированно от других сооружений погоста, по существу не является памятником народного деревянного зодчества» [35] .

Новые требования в архитектуре нашли свое яркое выражение в виде сквозного транзитного прохода с высокими арочными дверями, явно претендующими на роль главного входа в церковь. По мнению А.В.Ополовникова, такая нелепая планировка ее низа бессмысленна; необычайно большая высота четверика с огромными филенчатыми дверями и полуциркульными «итальянскими» окнами придает всему образу характер, совершенно не свойственный народному зодчеству. К достоинствам колокольни А.В.Ополовников относит только то, что она своим силуэтом дополняет сложившийся ансамбль. Понять архитектора, давшего столь резкую оценку колокольни, можно как человека, исповедовавшего чистоту стиля и традиций в деревянном зодчестве России.

По всей видимости, зодчих вдохновило праздничное церковное многоглавие, что и позволило достойно поддержать его строгим, стройным силуэтом колокольни.

К сожалению, неумеренное преклонение перед городским новшеством в ее декоративном оформлении привнесло в Кижский ансамбль явную разноголосицу. И все же В.А.Ополовников недооценил традиционной, излюбленной в народной среде схемы «восьмерик на четверике», доведенной на ее образе до уникального выражения и удачно вписанной в ансамбль.

Декоративное убранство колокольни в момент постройки соответствовало «обновленным церквам», также обшитым тесом и с обитыми железом куполами, но после проведения реставрации в 1949–1959 гг. стало резко диссонировать облику храмов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Не суждено было колокольне быть таким же пластичным, деревянным срубом. Время требовало нового выражения в архитектурных формах, намеренно исполненных на ее традиционном конструктивном объеме «восьмерик на четверике». Чужеродные, но модные городские элементы, не свойственные традициям крестьянского мастерства, исказили ее образ.

Остается признать и радоваться тому, что не случилось худшего: неудачная конструкция колокольни 1862 г. подверглась перестройке и, несмотря на новшества в декоративном оформлении, колокольня утвердила себя в составе архитектурного комплекса прочно и навсегда.

Третьестепенное назначение колокольни не умоляет важной ее роли в формировании Кижского архитектурного ансамбля. Массивное основание колокольни органично вторит грузным нижним объемам двух церквей, утверждая прочность и надежность конструкций для стремительного взлета многоглавия.

// Кижский вестник №12
Науч. ред. И.В.Мельников, В.П.Кузнецова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2009. 330 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф