Хуттер И.И.
Проект «Возрождение утраченных традиций Русского Севера. Колокольная партитура Кижской волости» VkontakteFacebook

Kirkonkellot (церковные звоны). Записано Армасом Лаунисов в д.Иломанси (Ilomansi), совр. р-н Восточная Финляндия, от Эверика Ракконена (здесь и далее нотные примеры даются по: Vaisanen A.O. Kantele- ja jouhikko savelmia. Halsinki, 1928)Kirkonkellot (церковные колокольные звоны). Записано А.О.Вяйсяненом в д.Пиелисярви (Pielisjarvi), совр. р-н Восточная Финляндия, от Таави КискиненаKirkonkellot. Записано А.О.Вяйсяненом в д.Иломанси от Федора Кархапа в 1922 г.Valamon kirlonkellot (Валаамские колокола). Записано А.О.Вяйсяненом в д.Суйстамо совр. Суоярвского р-на Карелии от Яниса Таппана. Запись 1916 г.

Появившись на Руси тысячу лет назад вместе с христианским мировоззрением, колокольные звоны органично развивались в контексте храмовых искусств и народного музыкального творчества, достигнув высочайшего расцвета на основе местных национальных традиций.

Музыка православных звонов, исполнение ее музыкантами-звонарями, ее сакральная и эстетическая сущность представляют собой исключительно своеобразное искусство, ценность которого давно осознана государством, церковью, профессиональными композиторами, деятелями культуры, равно как и всем христианским миром. Колокольные звоны как вид музыкального искусства занимают свое достойное место в народном наследии отечественной культуры.

Колокольный звон, пришедший к нам из Западной Европы вместе с принятием христианства, в период средневековой Руси внедрялся и развивался в естественной народно-певческой и инструментальной атмосфере по законам музыкальной гармонии. Это привело к формированию особого специфического вида искусства с его уникальным художественным с тилем, который можно отнести к одному из видов народного музыкального творчества, где христианское и народное находятся в органичном единстве.

Существуя на протяжении столетий, звон как искусство передавался из поколения к поколению изустным способом. Звонарских школ не существовало, звоны не фиксировались письменно, предлагая широту импровизации. Обучение происходило от учителя (мастера) к ученику непосредственно в индивидуальном общении. Причем профессиональное обучение тесно переплеталось с личным.

Пережив времена необычайного подъема как самого искусства звона, так и литейного мастерства и колокольной архитектуры, колокольный звон[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

был запрещен декретом от 26 января 1930 г. Колокола массово изымались как церковное имущество и шли на нужды индустриализации, в переплавку. Литейное производство либо закрывалось, либо перепрофилировалось. Вместе с закрытием храмов и ликвидацией церковных приходов исчезала и профессия звонаря. Гонение на колокола постепенно изгоняло из сознания людей знание и навыки, на которых это искусство держалось.

Со временем «заговор молчания» вокруг колоколов был нарушен. В 1962 г. прозвучали знаменитые «Ростовские звоны» на одной из немногих сохранившихся в стране звонниц в Государственном музее-заповеднике «Ростовский кремль». Это событие вызвало широкий общественный резонанс: вновь заявил о себе огромный, древний пласт народной культуры. Постепенно на базе музеев, сохранявших в своих фондах старые колокола как предметы материальной культуры, усилиями энтузиастов стало возрождаться искусство звонов.

С 1975 г. в музее «Малые Корелы» Архангельской обл. действует выставка «Звоны северные» с демонстрацией воссозданных колокольных звонов. В 1979 г. в музее-заповеднике «Кижи» открывается выставка «Русские колокола», состоящая из фондовых, музейных колоколов, собранных во время экспедиций по разным районам Карелии. Летом 1989 г. на II фестивале колокольных искусств в Ростове Великом создается объединение звонарей, литейщиков, этнографов и всех специалистов в области колокольного звона – Ассоциация колокольного искусства России (АКИР). На фестивале-конференции была обозначена общая проблема: недостаток тематических материалов и записей исторических звонов, забвение местных исполнительских традиций.

Годом ранее в 1988 г. в музее-заповеднике «Кижи» на часовне Михаила Архангела по инициативе И. М. Архипова была обустроена звонница и впервые зазвучали колокола, программа «Партитура Кижской волости» начала свое развитие.

На Русском Севере издревле сложилась самобытная «школа» звонарского мастерства, которая опирается как на местный фольклор, так и на монастырскую музыкальную культуру (песнопения, уставные звоны) и в полной мере использует акустические возможности деревянных колоколонесущих сооружений.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особенность сосредоточения архитектурных памятников – часовень и колокольни Кижского погоста – в пределах визуальной и звуковой досягаемости позволила воссоздать акустическую атмосферу XVIII-XIX вв., гармонично вплетая звуковые узоры колокольного звона в тишину Кижских шхер.

Доминирование деревянной, храмовой архитектуры «малых форм», бытовавшее в Заонежье, наложило отпечаток на стиль и манеру исполнения колокольных звонов. Бытовала однопозиционная техника звона, когда все имеющиеся колокола (незначительные по массе, но большим количеством) управлялись одним звонарём, позволяющим себе свободно импровизировать.

В начале XX в., когда колокольная традиция в Карелии еще не угасла, фиксация местных звонов не проводилась, так как считалась народно-изустным искусством. Однако их звучание частично сохранилось в других видах музыкального искусства. Так, в 1920-е гг. на территории Карелии финский исследователь А. О. Вяйсянен записал ряд наигрышей на традиционном карело-финском хордофоне – кантеле – так называемые «Kirkkonkellot», являющие собой имитацию звучания церковных колоколов. Именно эти наигрыши на кантеле стали наиболее точным свидетельством ритмических рисунков карельских звонов, а также приемов варьирования музыкальной темы в целом [1] .

И. В. Мациевский отмечает, что произведение традиционной инструментальной музыки «существует во множестве творчески-исполнительских актов искусства как некая образно-стилевая идея, предполагающая вариантность толкования, множество путей прочтения» [2] .

Действительно, каждый звон может исполняться во множестве вариантов, однако стабильными элементами остаются его место в церковной службе и определенные эстетические критерии, которым он должен соответствовать.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Каждый кантелист изображал те звонницы и тех звонарей, которых слышал. Последнее иллюстрирует разнообразие существоваших звонов, так как звонари не были скованы единым «репертуаром», каждый из них являл уникальную творческую личность. То же самое можно сказать об исполнителях-кантелистах, имитировавших в своих наигрышах колокольные звоны.

Еще с середины XIX в. вся Карелия и Олонецкая губерния находились под пристальным вниманием этнографов, фольклористов и музыковедов. Павел Николаевич Рыбников и Александр Фёдорович Гильфердинг записывали известные ныне всему миру былины Новгородского цикла («О Садко», «О Илье Муромце», «О Василии Буслаевиче» и др.). В это же время фиксировались руны исполнителей-кантелистов. Элиас Лённрот открыл миру древний карело-финский эпос «Калевала». Борениус, Вяйсянен и Лаунис записали колокольные звоны, исполненные на кантеле (акустически схожим по своему звукоряду инструментом) местными народными музыкантами, сказителями, а возможно, и звонарями. Ныне аранжированные, переложенные для симфонических оркестров, они сохранили свое историческое название – «Valamon kirkonkellot», «Коневецкие колокола», «Kellon soitto» и др. [3]

До нас дошли сведения о местных звонарях ушедшей эпохи. Так, одним из звонарей-виртуозов был Воронцов Николай Акатьевич из деревни Воробьи. Очевидцы вспоминали, что праздничный «Воронцовский звон» выявлял богатство звучания колоколов в веселых плясовых наигрышах. По воспоминаниям, записанным О. Б. Лавровым, местные жители говорили: «Как заслышишь воронцовский звон, так и хочется плясать» [4] .

Музей-заповедник «Кижи» был образован на исторической территории Кижской волости, включавшей в XIX в. 47 деревень и 12 часовень. Преображенская церковь Спасо-Кижского погоста всегда была духовным, жизненным центром кижской округи, символом единства огромного крестьянского мира, объединенного духовными, нравственными идеалами, связанного прочными экономическими, социальными, родственными узами.

Жизнь породила множество легенд о судьбе прежних, «родных» колоколов, свергнутых с Кижской колокольни во времена богоборчества. Местные жители упоминают разные годы и обстоятельства их исчезновения. Известно, что еще в 1927 г. колокола находились на своем месте. После запрета на исполнение звона в 1930 г. и закрытия Преображенской церкви колокола были демонтированы с колокольни и долгое время находились на причале у Кижского погоста в ожидании парохода из Петрозаводска. Можно предположить их незавидную дальнейшую участь во времена индустриализации и острой нехватки цветных металлов в стране. Как и множество других колоколов, скорее всего, они пошли на переплавку. Однако колокольные языки не представляли интерес для черной металлургии и при погрузки колоколов на пароход были затоплены у причала. Один из языков, предположительно от самого большого колокола (благовестника), позднее был обнаружен в воде со следами значительной коррозии. По его размеру и массе можно рассчитать приблизительный вес самого колокола, что и подтверждают исторические сведения о нахождении на колокольне Кижского погоста колокола весом 102 пуда 35 фунтов (по другим сведениям 125 пудов 38 фунтов) [5] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Колокол ценою в 7 рублей 5 копеек за пуд пожертвовал в Кижскую Преображенскую церковь крестьянин Петрозаводского уезда Кижского прихода Мирон (Егорович) Симеонов из деревни Шлямино. Похоронен М. Е. Симеонов на кладбище Кижского погоста, «направо при входе». В договоре на изготовление этого колокола с ярославскими заводчиками, сыновьями П. И. Оловянишникова, значилось, в частности, что на колоколе сделают рельефные изображения святых икон в соответствии с пожеланиями заказчика, а именно: «Преображение Господне», «Покров Божьей Матери», «Николай Чудотворец», «Мученик Мирон 17 августа и св. Юлиания 21 декабря» – и следующую надпись: «Возвести миру великую радость, да возвестят небеса славу Господню во время Государя Николая II, по инициативе Мирона Егоровича Симеонова для церкви Преображения Спаса» [6] .

Согласно данным, опубликованным в «Известиях Императорской археологической комиссии» (вып. 57, за 1915 год), на Кижском погосте имелся также колокол весом 54 пуда 9 фунтов с надписью: «1812 г. июня 14 дня лить сей колокол въ городъ Белозерскъ въ Петрозаводский уездъ въ Кижский погостъ къ церкви Преображения Господня въ 12 лето царствования Благочестивейшего Великого Государя Императора Александра въ бытность священников Петра Нефедьева и Семиона Стиранова диакона Архипа Иванова стараниями приходских людей Гаврила Жарникова и Иакова Ретирева и доброхотными дателями Белозерскими посадцами Иваном и Михаилом Михайловыми грамотными весу въ немъ 54 пуда 9 фунтов» [7] . В этом же издании говорится еще об одном колоколе: весом 10 пудов 30 фунтов с изображением «четырех серафимов на разукрашенном фоне», «заморского», предположительно голландского происхождения, изготовленном фирмой Франца Гемони и датировавшемся по разным сведениям 1559 либо 1659 годом, с надписью: «Franciskus Н. Hemony Ine Feat Amsterdami Anno Domini MDCLIX». Еще один колокол упоминается в «Книге подарков кижским церквам» от января 1813 г.: «Преображенской церкви подарен колокол 1 пуд, 1/4 фунта, 3 четверика. Даритель – Петербургский купец Родион Никулин со товарищи» [8] . Всего по различным источникам на колокольне Кижского погоста в разное время насчитывалось от 5 до 7 колоколов. В метрике № 7 за 1887 г. говорится о 6 [9] .

Как было установлено специалистами, кампанологами и ведущими звонарями России, кижская колокольня является самой большой в России деревянной колокольней в действующем состоянии, а визуальная и звуковая досягаемость всех имеющихся звонниц округи – уникальное явление в современном мире, позволяющее воссоздать акустический фон ушедшей эпохи.

Имея практический опыт владения техникой звона, управления колоколами, их размещения на колокольне и опираясь на архивы нотных документов, звонари музея-заповедника «Кижи» восстанавливают звонницы и самобытное искусство звона по всей Карелии.

Проект «Возрождение утраченных традиций Русского Севера. Колокольная партитура Кижской Волости» позволяет обратиться к проблеме возрождения часовенных звонов в Заонежье и является важным аспектом музеефикации исторических поселений Кижского района на основе объединения интересов местного сообщества и музея «Кижи», поскольку включение исторических поселений в экспозиционный показ в перспективе даст возможность развития хозяйственных и социальных структур данных поселений на базе сохранения и пропаганды историко-культурного потенциала региона, создаст условия для разработки новых туристических маршрутов и экспозиционного направления в музее, развития культурно-познавательного туризма.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Реализуемый долгосрочный проект полностью соответствует целям, задачам и принципам государственной культурной политики. Выделенный гранд Президента Российской Федерации для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства позволил реализовать основную его часть: создать условия для развития народного искусства колокольного звона, обеспечить возможность возродить колокольную «партитуру» кижских звонов путем обустройства звонниц как на самом острове, так и в прилегающих исторических поселениях.

Так, на сегодняшний момент усилиями местных сообществ и энтузиастов обустраивается часовня святых мучеников Кирика и Иулитты в деревне Воробьи, Петра и Павла на Волкострове, храма Илии–Пророка в д. Телятниково. Восстанавливаются интерьеры, приобретены колокола, возобновлены традиции часовенных (престольных) праздников в деревнях округи.

На самом острове Кижи за последнее время были оснащены колоколами и обустроены четыре звонницы: на колокольне Кижского погоста, часовнях Михаила Архангела, Спаса Нерукотворного и Трёх Святителей, а также проведена аудиофиксация различных исполнительских техник звона.

Дальнейшая планомерная работа нацелена на сохранение исторического и культурного наследия и его использование для воспитания и образования, привлечение местных жителей Кижской волости к участию в процессе возрождения духовной традиции исторических поселений, восстановление убранства деревенских часовен, комплектацию звонниц колоколами, обучение искусству колокольного звона всех заинтересованных лиц.

// Изучение и актуализация традиционной культуры (к 50-летию музея-заповедника «Кижи»)
Ред.-сост. кандидат исторических наук И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2016. 311 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф