Рейли М.В. (г.Санкт-Петербург)
Летопись Узкинской церковно-приходской школы VkontakteFacebook

стр. 17Уже в первой половине XIX в. одной из главных задач Олонецкой епархии после ее восстановления в 1828 г. стало развитие образования на обширных территориях края. Кроме общепризнанной пользы грамотности, олонецкая иерархия хотела решить еще одну важную задачу - интеллектуально ослабить и окончательно нейтрализовать с помощью образования старообрядчество в губернии. Важную роль в этом деле должна была сыграть церковно-приходская, духовная школа, существовавшая параллельно с повсеместно распространенными народными школами грамотности. К 1845 г. в Олонецкой губернии функционировало уже 145 начальных училищ «для первоначального обучения поселянских детей». «Положение о народных училищах» (1864) отстранило духовенство от образования и воспитания молодого поколения, в результате чего всего за тринадцать лет - к началу 1880-х гг. - число церковно-приходских школ в епархии снизилось со 173 до 33. Только реформа К. П. Победоносцева в 1884 г. уберегла это направление просветительской деятельности от полной ликвидации: властями было признано, что «никакое просвещение не может дать благодетельных людей, не будучи освещено светом веры». В 1884 г. был создан епархиальный училищный совет под руководством епископа Павла, вставший во главе движения за возрождение духовных школ, а также образованы уездные советы (отделения), возглавляемые наблюдателями-инспекторами. С начала 1890-х гг. училищный совет вошел составной частью в Александро-Свирское братство, осуществлявшее церковно-школьное просвещение в Олонецкой губернии, где к началу XX в. насчитывалось около 320 церковно-приходских школ. Эта сложная и неоднородная в структурном стр. 18 отношении школьная система способствовала внедрению грамотности и религиозно-нравственных начал в быт и жизнь населения [1] .

В качестве небольшой иллюстрации к этому процессу приводим любопытный документ, составленный воспитанником Петрозаводской учительской семинарии, Василием Федорковым в январе 1917 г., обнаруженный нами в Рукописном отделе Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН [2] .

I Краткое повествование о развитии грамотности в районе Узкинской ц<ерковно> [3] -пр<иходской> школыII Летопись Узкинской ц<ерковно>-пр<иходской> школы (автограф В. Федоркова)

I

Светлые странички из прошлого - темного (по традициям). 1917 г. 19 янв<аря>.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Сколько забот и трудностей пришлось употребить правительству, чтобы внушить крестьянину необходимость школы в деревне и доказать ему общеизвестную аксиому: ученье - свет, а неученье - тьма.

Теперь же, благодаря заботам правительства, почти во всех уголках Матушки-России дети крестьян имеют возможность получать образование. Для них теперь открыт свободный торный путь для выхода в свет.

Не один десяток лет прошел, пока деревня дошла до этого. Трудность переживаемых событий помогла сделать большой шаг на поле этого поприща. Никогда так крестьянский люд не рвался к просвещению, как в нынешние дни - дни тяжких испытаний, выпавших на долю родного отечества.

Каждому крестьянину охота знать ход военных событий (для чего многие уже выписывают газеты), но не каждый может удовлетворить свое желание.

Не каждый потому, что образование относится только к молодому поколению, а старые люди так и остаются пока темным народом коснеть в невежестве, а особенно в нашей святой непорочной Олонии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 19Так как культура здесь стала развиваться сравнительно не очень давно, так и не мудрено, что она (Олония) богата неграмотными людьми (это уже неоднократно подтверждалось печатью), а особенно в местах, лежащих далеко от света. Таким в особенности и является Заонежье. Здесь между крестьянами от 30-ти-летнего возраста грамотных чрезвычайная малость. Только зажиточные крестьяне-староверы (теперь они выводятся) в старину имели доступ к грамоте, благодаря влиянию Выговской староверской пустыни [4] . Большая же часть населения так и осталась не грамотная, рассуждая так: «Наши деды век прожили без грамоты, да не хуже грамотеев жили, а также и мы».

Из преданий известно, что, кроме Выговской пустыни, в эпоху Петра Великого был еще другой рассадник просвещения - это «Самайловщина» или Самайловская пустынь [5] , которая находилась на месте нынешней д. Пустыни, за две версты на север от д. Узкие (название деревни частью согласуется с преданием).

Тут, по преданию, было около 15-17 монахов, к которым и приходили местные, конечно, зажиточные крестьяне-староверы учиться грамоте. Монахи обучали их и в то же время списывали старинные книги. Земледелием они почти не занимались и жили только на пожертвования обучающихся.

Вскоре, после Петра Великого, монахи разбежались (почему - неизвестно), и монастырь опустел. Некоторые крестьяне - ученики монахов - остались тут жить, и на месте бывшего монастыря образовалась д. Пустыня. Монастырскую часовню крестьяне продали к «Троице» (часовня близ д. Костино, Кажемского общ<ества> [6] Повенецк<ого> уезда). Все писаные книги были расхвачены крестьянами-грамотниками и сохранилисьстр. 20 до сих пор. В настоящее время часть из них собрана крест<ьяни>ном-старовером И. К. ... и передана (конечно, за деньги) другому староверу (аристовской веры [7] ) А. В. ... Остальные все еще хранятся у старых людей, ревностно придерживающихся старины.

Но влияние «Самайловщины» было сравнительно невелико, потому что, во-первых, состав его был невелик, а, во-вторых, влияние его было слишком давно. После опустения «Самайловщины» крестьянских детей учили бабки-монастырки, выходцы из Выговской пустыни. Некоторые из них оставались жить в какой-нибудь деревне и занимались не только обучением детей, но также и совершали некоторые священные обряды, - как отпевание и крещение, а вместо исповеди (совершать которую они считали себя недостойными) читали «Скицкое покаяние» [8] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Наследственность, - совершать обряды женщинами, сохранилась и до сих пор. Я знаю одну старушку, которая помогает, вместо пономаря, староверскому священнику отчитывать умерших староверов.

Около восьмидесятых годов прошлого столетия появились некоторые крестьяне-грамотники, которые принимали на себя роль учителя и обучали за небольшую плату крестьянских детей. Особенно замечательными стр. 21 из грамотников-учителей в районе Узкинской ц<ерковно>-пр<иходской> школы являлись Андрей Никитич, кр<естьяни>н д. Медведевой (кажем- ского общ<ества>), прозванный крестьянами Ракитой, и Григорий Лупыч, кр<естьяни>н д. Пустыни.

За все время обучения, которое продолжалось 11/2 - 2 года, они брали всего 3-4 рубля. Учебниками служили старинные, писаные книги, а также «псалтырь» и «часовельник». Обучение производилось при строгой дисциплине, по весьма трудно усвояемому букво-слагательно- му методу.

Во время обучения детей учитель-грамотник занимался корзиноплетением из лучины. Когда лучина кончалась, он оставлял учеников на произвол судьбы и уезжал в лес за лучиной, заставив предварительно одного из старших учен<иков> заниматься с новичками. В свободные часы учитель возил кр<естья>нам сено и дрова. Крестьяне относились к своему учителю весьма вежливо; иногда даже приносили ему подарки - яйца, молоко, ситец на рубашки, а также разные продукты сельского хозяйства. В праздники учитель пользовался еще большим почетом в среде крестьян: его принимали за первого гостя и во время угощения садили «на самое высокое место», в большой угол под образа (местничество еще сохранилось в пределах непорочной Олонии).

Школа помещалась в кр<естьян>ской избе, где жили и сами хозяева. Отдельной квартиры для школы не отводилось. Освещением служила лучина, которую приготовлял сам учитель. Вентиляции в школе не было. Дым и испорченный воздух вредно отзывался на здоровье учеников, но на это учитель не обращал внимания. Дети сначала обучались церк<овно>-сл<авянской> грамоте, а потом - гражданской. Книг гражданской печати было весьма мало. Из них наибольшим почетом пользовалось сочинение Мильтона «Потерянный и возвращенный рай» [9] в стихах, а также история Кайданова [10] , открытие Америки стр. 22 Колумбом и нек<оторые> др<угие>. За невыученный урок, а также за шалости учитель ставил учеников на колени на горох и песок, садил в хлев, бил линейкой по голове и рвал за уши.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Газеты в деревнях появились только в конце прошлого столетия, когда стали открываться народные школы. Первую газету крестьяне встретили недружелюбно. Для доказательства служит много ярких примеров, но довольно одного, чтобы вполне удовлетворить результат.

Вот моя встреча в 1909 г. с одним крестьянином Космозерского прихода, который ревностно придерживался старины. Долго говорили за чаем то о том, то о другом и, наконец, случайно зашел разговор о газете.

– Да, теперь народ умнее Бога думает быть, - проговорил дедушка, - газету открыли. Говорят, в одну минуту тыщу номеров могут отпечатать. Морогать только глаза у людей. Да, какой толк от газеты? Деды наши прожили век, да без газеты обходились, а теперь газеты!!.

Я стал защищать значение и пользу газеты, но дедушка меня перебил:

– Какая может быть польза от газеты? Нашел ты пользу в дьявольском учении.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

– Как в дьявольском?! - возразил я ему с удивлением.

– Да так, што в дьявольском. И написано-то там по-дьявольски. Святые отцы не столбиком пишут, а в строчку, а тут столбиком. Ну как же не дьявольское?.

– Откуда ты, дедушка, взял, что Святые отцы пишут в строчку, а дьявол столбиком?

– Как откуда? Так ты еще и эфтого не знаешь? Ну подожди, коли не знаешь.

Дедушка встал и вышел куда-то. Через несколько времени он появился с дощечкой в руке и проговорил:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

– Ну-ка, прочти сие писание в строчку!

Я взял в руки дощечку. Вся дощечка была разлинована на клеточки и славянским старинным шрифтом были написаны «Правила святых отец».

стр. 23Вот полная копия с этой дощечки [11] .

Примечание в таблице [12]

Я прочел.

– А теперь, ну-ка, прочти столбиком!

Я прочел.

– Кто же, дедушка, эти правила составил?

– Как кто? Святые отцы. Так вот ты, друг, что скажешь! Вот такого сорта дела-то. И дело-то пустяжное, а ты не знал.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

– Да помилуйте! Я первый раз еще вижу эти правила.

– То-то, первый. Так вперед и не спорь о том, чего не различаешь.

Я поблагодарил его за урок и спросил, не уступит ли он мне этой дощечки.

– Ни под каким видом! - возразил он. - Эфто святыня нашего дома. Ты то пойми, што «Правила святых отец» - вещь священная. Священное грех продавать. Эфто святотатством называется.

стр. 24Тогда я у него попросил позволения списать сии правила. Он с радостью согласился на это и приказал своим сейчас же принести перо, чернильницу и лист бумаги.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

– Давно бы так. А продать - не могу. Отец, дед, прадед мой век прожили - хранили и мне наказали хранить, так уж я его слова не могу изменить ... Так вот ваши газеты к чему можно причислить - к дьявольским правилам. Да в них, окромя закорючек да финтифлюшек и нет ничего путного. Вот взял бы ты старинную книгу, так вот научился бы где. Так есть и как святые отцы жили, и как тебе надо жить, и какие пятницы в году надо соблюдать, и посты какие, и молиться как - одним словом, - все, а святцы возьмешь - узнаешь, когда ущерб месяца, и когда его нарождение, и какой месяц по небесному теперь идет одним словом, все, что нужно знать крестьян-ну.

Много еще кое-что он говорил, когда я писал, но я всего не слышал.

– Ну вот, кончил, так теперь и храни сию святыню - благословляю, - проговорил дедушка, когда я написал все.

– А газет. - я век прожил - не выписывал, без них обходился и детям заказал тоже, и тебе не советую.

***[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Так вот как Заонежье встретило первые газеты. Это рассуждение грамотного, а как неграмотный? А их масса. Вот только теперь эта масса инстинктивно, исполняя завет изречения, - война учит народы, так стала стремиться к свету. Утолить жажду просвещения неграмотных стариков- крестьян могут только воскресные школы. Осуществление этой идеи, этот великий священный подвиг на ниве народной, - я думаю, согласились принять на себя многие желающие учителя, которые дали бы свет и знание тому, кто

Бредет по житейской дорогеВ беспросветной глубокой ночи,Без понятья о праве и Боге,Как в подземной тюрьме без свечи.

Будем надеяться на помощь Божию и ожидать осуществления этой идеи.

1917 г. 20 января.

/Автограф В. Федоркова/

2.

Летопись Узкинской церковно-приходской школы.

1) Основание Узкинской школы грамоты в 1896.

2) Период с 25-го ноября 1896 г. по 19-е апреля 1897 г.

стр. 25 3) Учитель Николай Яковлевич Яковлев.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Период 1-й.

/Автограф В. Федоркова/

II

Основание Узкинской школы грамоты в 1896 г. 25 ноября. Период с 25-го ноября 1896 г. по 19-е апреля 1897 г.

Учитель Николай Яковлевич Яковлев.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В конце прошлого столетия в 1896 г., по инициативе свящ<енника> о. Николая Яковлевича Дикаревского, была открыта в д. Узкие школа грамоты, которая явилась сильным конкурентом учителям- грамотникам.

Наконец-то блеснул луч света и истины в глухой деревушке, давно ожидаемый и встреченный с великой радостью крестьянами. Немного раньше была открыта, тоже по инициативе свящ<енника> о. Н. Я. Дикаревского ц<ерковно>-пр<иходская> школа в с. Карась-озере, за 5-ть верст на запад от д. Узкие, но, ввиду плохих путей сообщения, крестьянские дети деревень, лежащих около д. Узкие, не имели возможности получать образование в Карась-озерской школе. Крестьяне об этом начали сильно скорбеть. Свящ<енник> о. Н. Як. Дикаревский заметил это явление и, всегда готовый идти навстречу стремлениям своих прихожан, созвал всех крестьян из деревень: Узкие, Пустыня, Шунская изба, Калозеро на сход, где и постановили просить разрешение... [13] открыть в д. Узкие школу грамоты. Разрешение было вскоре получено, и учителем был назначен Н. Я. Яковлев.

Особенно знаменателен для д. Узкие и других близ лежащих деревень день 25-го ноября 1896 г. День открытия школы в деревне - это великий день, который положил начало перерождению деревни из темноты в свет, от невежества к культуре.

Все ученики от учителей-грамотников перешли во вновь открытую школу, т.к. тут обучение было бесплатным. Сразу же в Узкинскую школу грамоты поступило 16 мальчиков и 10 девочек.

Помещение для школы было отведено в доме кр<естьянина> В. П. Антипова, в северной половине - вверху за плату ... в год.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ширина комнаты.

Длина.

Высота.

Три окна школы были обращены на запад и одно окно - на север.

Площадь освещения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 26Вентиляцией служила форточка. Для учителя был отведен чердак в южной половине того же дома. Когда ученье началось, - об этом ничего не известно, т.к. журнал за 1896 г. не сохранился. Об учебниках и вообще о книгах библиотеки никаких записей не сохранилось (общий каталог книг, поступивших в библиотеку Узкинской школы, заведен в 1898 г.). В январе 1897 г. в Узкинскую школу грамоты поступило инвентарного имущества (по описи):

1) 4 ученич<еских> сосновых стола с сидением; длина 3 арш<ина>, высота 1 арш<ин> 2 верш<ка>, ширина 12 в<ершков> (исправл<ено> в ноябре 1910 г.).

2) 1 стол для учителя выс<ота> 1 арш<ин>, шир<ина> 13 в<ершков>, длина 1 арш<ин> 3 в<ершка>.

3) Табурет для учителя в<ысота> - 10 в<ершков>, дл<ина> и шир<ина> 8 верш<ков>.

4) Шкаф для книг высота 1 арш<ин> 4 в<ершка>, шир<ина> 15 в<ершков>.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

5) Классная доска, выс<ота> 15 в<ершков>, шир<ина> 18 в<вершков>.

Итого на сумму 12 рубл<ей>.

В марте месяце 1897 г.

6) Классная доска, сосн<овая>: выс<ота> 1 арш<ин> 5V2 в<ершка>, ширина 2 арш<ина>.

Учебный журнал за второе полугодие 1896/97 уч<ебного> г<ода> сохранился с 21 января.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

21-го января 1897 г. Узкинскую школу грамоты посетил Петрозаводский Уездный Наблюдатель школ ц<ерковно>-пр<иходских> и грамоты, св<ященник> Иоанн Смирнов, и оставил свою резолюцию в журнале: 21-го января 1897 г. осматривал Узкинскую школу грамоты и поверял познания учащихся в пройденном.

Обращаю внимание учащего на следующ<ее>:

а) по закону Божию: надо приучать детей к твердому, отчетливому произношению кратких молитвословий, общеупотребительных молитв и с полным благоговением; предлагать в упрощенной форме небольшие библейские рассказы из истории Ветхого и Нового заветов;

б) по Церковному пению: упражнять в пении с голоса общеупотребительных молитв. Употребляемых на утренней и вечерней молитвах, а также и в пении - песнопений всенощного бдения и Литургии;

в) по Русскому языку: от чтения по слогам сделать переход прямо к чтению, и больше упражнять в механическом чтении;[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

г) по Чистописанию: приучать к письму на бумаге и держаться прописей;

стр. 27д) по Арифметике: идти по задачнику Тенишева [14] ;

е) относительно ведения каждодневно утренней и вечерней молитвы и хождения с учащимися в часовню в воскресенье и праздничные дни даны лично учителю советы и наставления.

Подпись.

30-го января 1897 г. в журнале сделано примечание: Вследствие появившейся на учениках и ученицах Узкинской школы грамоты эпидемической болезни /корь/ занятия с детьми в школе приостановлены впредь до выздоровления с 30 янв<аря>, по распоряжению заведующего школою св<ященника> Н. Як. Дикаревского. С 7-го по 10-е марта ученики говели в с. Карась-озере.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

19-го марта школу опять посетил Уездный Наблюдатель свящ<енник> Иоанн Смирнов и оставил свою резолюцию в журнале: «19-го марта 1897 г. вторично в текущем уч<ебном> году осматривал сию школу и после должного испытания учащихся в пределах пройденного по всем учебным предметам успехи нашел «довольно удовлетворительными». Учащихся было 21 чел<овек> [15] .

Подпись.

Заведующий школою св<ященник> о. Н. Я. Дикаревский посещал школу 2 раза: 1-го марта и 4 апреля. Первый раз ответы учен<иков> были вполне удовлетворительными, а 2-й раз - хорошими. 5-го апреля дети были отпущены на пасхальные каникулы.

Об учебниках и вообще о книгах библиотеки, а также о входящих и выходящих бумагах никаких записей не сохранилось. Из журнала видно, что дети обучались:

1) русскому яз<ыку> по учебн<ику> Попова [16] (к Пасхе ученики читали свободно);[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

2) чистописанию - по прописям Гербача [17] ;

стр. 28 3) по арифметике были пройдены до Пасхи все четыре действия в пред. 20.(? - М. Р.) по задачнику Тенишева;

4) по пению - общеупотр<ебительные> молитвы из молит<венника>;

5) по З<акону> Б<ожьему> - библейские рассказы из Ветхого и Нового заветов.

После Пасхи занятия больше не возобновлялись, т.к. учитель Н. Я. Яковлев скончался 19-го апреля 1897 г. Его крестьяне с честью похоронили на свои средства.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Николай Яковлевич хотя был и жестокий учитель (бил учеников линейкой по голове, рвал за уши, ставил на колени, оставлял на целые недели без обеда уч<еников>), но оставил по себе хорошую память в среде крестьян.

На кресте сделана надпись:

«Мир праху твоему»

Период 2-й

с 8-го 1897 г. по 3-е ноября 1897 г.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Учительница Антонина Ивановна Сенкевич.

Учительница А. И. Сенкевич.

Летом 1897 г. учительницей в Узкинскую школу грамоты была назначена А. И. Сенкевич. 8-го сентября был отслужен молебен, а 9-го началось ученье с одним младшим отд. (19 мальч<иков> и 6 дев<очек>) к 15-му октября в школе числилось всего учеников: 21 мальч<ик> и 6 девочек.

Заведующий школою свящ<енник> о. Н. Я. Дикаревский посещал школу 2 раза: 16-го сентября и 2-го октября, - и нашел познания учащихся удовлетворительными.

Из журнала видно, что кроме вышеозначенных учебников появились в школе: учебник Мартынова [18] , Лубенца [19] и задачн<ик> Гольденберга [20] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 29Вместо уроков пения было введено ц<ерковно>-сл<авянское> чтение. Для укрепления в памяти учеников печатных ц<ерковно>- сл<авянских> букв учительница заставляла списывать (правильнее, копировать) их на бумаге.

По Закону Божию изучались молитвы и краткие рассказы из свящ<енной> истории.

Из записей в журнале видно, что учительница имела недостаточное образование (наверно, не окончила начальной школы с 3-х-годичным курсом), т.к. записи уроков вела неясно. Она пробыла в Узкинской школе грамоты с 8-го сентября по 3-е ноября 1897. О входящих и выходящих бумагах записей не сохранилось.

Подпись Федоркова

// Кижский вестник. Выпуск 17
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2017. 316 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф