Трифонова Л.В. (г.Петрозаводск)
Традиционный крестьянский костюм Заонежья второй половины XIX – первой трети XX в. VkontakteFacebook

Рис.1. Сарафан ситцевый. Яндомозеро. Конец XIX – начало XX в. Кижи. КП-212/3Рис. 2. Сарафан ситцевый. Толвуя. 1920-е гг. Кижи. КП-6934Рис. 3. Юбка рабочая. Паяницы. Начало XX в. Кижи. КП-226/36Рис. 4. Старик из Данилово Повенецкого уезда. Этнографическая  экскурсия М. А. Круковского. 1899 г. Репродукция. Кижи. НВФ-13623/2Рис. 5. Армяк. Кефтеницы. Конец XIX – начало XX в. Кижи.  КП-5/16Рис. 6. Участники обряда просватанья. Кондабережная. 1926 г. Репродукция. Кижи. НВФ-13421/47. Оригинал: Институт истории материальной культуры РАНРис. 7. Жительницы деревни Петры Анастасия и Анна Трегубовы. 1903–1904 гг. Кижи. КП-1665Рис. 8.  Сарафан штофный. Хашезеро. Конец XIX в.  Кижи. КП-243/13Рис. 9. Сарафан гарусный. Ламбасручей. Конец XIX – начало XX в. Кижи. КП-151/1Рис. 10а,б.  Душегрея. Паяницы. XIX в.  Кижи. КП-243/19Рис. 11. Марфа Юшманова и Евдокия Сергина. 1910-е гг. Репродукция. НВФ-13696Рис. 12. Женщины в сарафане и платье-«парочке». 1926 г. Репродукция. Кижи. НВФ-13421/10. Оригинал: Институт истории материальной культуры РАНРис. 13 а,б. Казачок. Шлямино. Конец XIX – начало XX в. Кижи. КП-9/16Рис. 14. Шуньга. Группа танцующих. 1926 г. Репродукция. Кижи. НВФ-13421/22. Оригинал: Институт истории материальной культуры РАНРис. 15. Иван Лазаревич Сергин. 1900-1910-е гг. Кижи.  КП-4704/1Рис. 16. Сергей Лазаревич и Дмитрий Лазаревич Сергины. Конец 1880-х гг. Репродукция. Кижи. НВФ-13695

стр. 46Тема крестьянского костюма Заонежья разработана в литературе недостаточно полно. Из дореволюционной литературы большое значение имеют работы фольклориста П. Н. Рыбникова. В своих «Этнографических заметках о заонежанах» он пишет о традиционной одежде жителей Заонежья, об их менталитете, нашедшем отражение в манере одеваться [1] . В «Беседах и беседных песнях в уездах Петрозаводском и Повенецком» [2] мы находим описание праздничного женского костюма. Интересные сведения о мужском заонежском праздничном костюме приводит этнограф К. Майнов [3] .

Следующий этап изучения заонежского крестьянского костюма - работы петрозаводского этнографа К. К. Логинова 1990-2000-х гг. [4] Отдельные сведения по праздничной одежде Заонежья можно встретить в монографии В. П. Кузнецовой и К. К. Логинова «Русская свадьба Заонежья» [5] . Теме заонежского костюма посвящены две статьи Л. В. Трифоновой [6] .

стр. 47Важную роль в понимании образа заонежского костюма играют библиографические и архивные источники. К первым можно отнести сборник «Исполнители фольклорных произведений», составленный Т. С. Курец [7] , и «Крестьянские мемуары», опубликованные Р. Б. Калашниковой в сборнике «Кижский вестник» [8] . Основную же роль в разработке темы сыграли архивные источники. Это экспедиционные дневники студентов первого курса Ленинградского института истории искусств (ЛИИИ), хранящиеся в архиве Карельского научного центра РАН, и экспедиционные материалы сотрудников музея «Кижи» 1980-2001 гг. Большая заслуга в собирании материала по костюму Заонежья принадлежит Р. Б. Калашниковой и сотрудникам музея-заповедника «Кижи» Е. М. Наумовой, Е. И. Яскеляйнен, И. И. Набоковой, В. С. Цыпляевой, Л. В. Трифоновой. Собирательской работой по этой теме занимались также С. В. Воробьева и Ж. В. Гвоздева. Кроме того, автором использовано несколько дел из фонда НА РК.

Еще одним ценным источником являются фотографии из фонда М. А. Круковского (1899), хранящиеся в фондах РНБ. Дубль-негативы находятся в фондах музея «Кижи».

Повседневный женский костюм Заонежья

В 60-90-х гг. XIX столетия традиционным повседневным костюмом заонежской крестьянки был сарафан с рубахой и передником.

В 60-х гг. повседневные сарафаны шились из крашенины в четыре тресты (иногда в пять) без оборки. По описанию П. Н. Рыбникова, в этот период заонежанки носили круглые сарафаны московского типа: «Сарафан начинается от талии, где он сзади собирается в мелкие складочки, а держится на плечах посредством узеньких, пальца в два шириною, лямочек, которые обшиваются желтою бумажною ленточкой» [9] . Сарафаны из крашенины назывались «крашенинниками», с набитым по холсту рисунком - «набивальниками». Наиболее древним способом набивания холста было печатание масляными красками. Узор наносился на ткань деревянными досками - манерами, изготовленными из твердого дерева - березы. Подобные деревянные и металлические манеры были обнаружены в 1931 г. студентами ЛИИИ в Сенной Губе у крестьянина Ковалева. Они были привезены его отцом из стр. 48Петрозаводска в 1870-х гг. [10] Доски с металлическим орнаментом применялись для печатания набойки по синему кубовой окраски холсту, что свидетельствует о бытовании синих кубовых сарафанов в Заонежье 1870-х г. Бытовало кубовое крашение и в начале XX в., например, в деревне Телятниково [11] . Для синего кубового крашения в красильнях применяли индийскую краску «индиго». Она была очень сильно насыщена пигментом, а потому не линяла и не выгорала. Кроме того, крестьяне красили холст растительными красителями или добавляли растительные красители (например, луковую шелуху) в покупные анилиновые краски [12] . Льняные нитки и холст заонежанки красили высушенной ольховой корой, которую варили в чугунке, добавляя немного соли [13] . Сшитые из такого холста рубахи имели коричневатый цвет [14] . Из крашенины во второй половине XIX столетия шили не только сарафаны, но и передники, которые заонежанки носили с сарафаном, завязывая их завязками вперед [15] . Природные красители заонежские крестьяне продолжали использовать еще в конце 1940-х гг. «Мать красила готовое полотно: мох, лишайник - сероватый цвет; вишневый - осиновой корой», которую смешивали с измельченной луковой шелухой [16] .

С конца XIX - начала XX в. для шитья сарафанов стали использовать ситец. В 1931 г. студентками ЛИИИ, проходившими этнографическую практику в Заонежье, было замечено, что здесь «только некоторые старухи носят одежду кустарного производства, то есть из холста» [17] , все остальные - из фабричных тканей. Особенно поразили юных исследователей яркие цвета сарафанов пожилых заонежанок, не встреченные ими ранее в других губерниях [18] . На одной из них, например, был надет голубой сарафан с белыми цветочками. Объяснение тому очень простое: повседневными зачастую становились сарафаны, вышедшие из разряда праздничных. Ситцевые заонежские сарафаны имели особый крой: высокая и узкая грудка с разрезом посередине; низкая спинка, на ней заложены мелкие складки. Лямки узкие, обшиты тесьмой, сзади расходятся из прямоугольной формы основания. По бокам грудины изнутри пришиты завязки, поддерживающие грудь. Отступя примерно десять сантиметров от края подола, обработанного стр. 49 черной тесьмой, пришивалась оборка (рис. 1). Сарафаны принято было подразделять на зимние и летние: зимние были более темными (рис. 2) и шились из более плотных тканей. В 1910-е гг. сарафан еще служил повседневной и праздничной одеждой заонежских женщин и девушек. В 1920-е гг. жительницы Заонежья вспоминали сарафаны как одежду своих старших сестер и матерей. «У мамы сарафанов остался целый сундук». В 1930-е гг. сарафан продолжал оставаться одеждой пожилых женщин. Просуществовал круглый московский сарафан в Заонежье до 1940-х гг. Сарафан независимо от возраста дополнялся ситцевым фартуком. Пожилые крестьянки носили поверх сарафана кофты свободного покроя, сшитые чаще всего из фланели.

Косоклинные сарафаны - костычи - в начале XX в. чаще всего носили старообрядки. Примером тому может служить костюм 80-летней жительницы из деревни Петры: «Длинный и широкий сарафан черного цвета. Лямочки сзади вперехлест, а спереди соединены квадратиком. Воротник кофты и обшлага в сборку, спереди застегивается простой пуговицей. На голове - сборчатый колпачок черного цвета» [19] . То есть, костюм состоял стр. 50 из черного костыча и рубахи с длинным рукавом новгородского типа. Носили старообрядки и глухие сарафаны-косоклинники, выполненные из перегнутого пополам куска ткани.

Холст домашней выделки назывался в Заонежье «точиво». Точиво «всяко разно ткали. И в клеточку, и в полосочку, и в бело» [20] . Белили холст в марте после Алексеева дня. Сначала его вымачивали, затем расстилали на снегу и оставляли на 3-4 дня. После кипятили с щелоком в большом чугуне и снова выносили на снег, поворачивая тыльной стороной [21] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 60-70-е гг. белый холст шел на изготовление женских рубах (сорочек), в конце XIX - начале XX в. - на изготовление нижней части женских рубах - станушек. Вот как описывает женскую рубаху 1860-х гг П. Н. Рыбников: «Рукава широкие, а длина их только до локтя, на конце собираются маленькие складочки и обшиваются ленточкой или ситцем» [22] . У более старых традиционных рубах рукава были длиною до запястья. Новая мода, появившаяся в середине века, связана с так называемыми польскими, короткими рукавами. В 1930-е гг. такие рукава еще носили пожилые заонежанки. Это было признаком старой моды, потому что молодежь в это время сарафаны с рубахами почти не носила, а щеголяла в юбках с кофточками и платьях. Вот как охарактеризовала костюм пожилой жительницы деревни Косельга в 1931 г. одна из студенток ЛИИИ: «Опишу платье старухи: она была в белой кофте, ворот застегивался на одну пуговицу, рукава до локтя, пышного очень покроя и собраны в сборку на конце» [23] .

На различные хозяйственные работы заонежанки надевали юбку с рубахой (рис. 3). Декорировались юбки горизонтальными красными и синими полосами. Юбки имели разное назначение: в них возили навоз на поля [24] , пололи лен [25] , кололи дрова, собирали ягоды в лесу [26] . На покос и стр. 51жатву ходили в юбках и сарафанах. На поле сарафан снимали и работали в юбке красного цвета и рубахе [27] . Традиция надевать на покос или жатву красную юбку сохранялась вплоть до 1930-х гг. Информацию об этом можно найти в записях студенток ЛИИИ (1931 г.) [28] . Следует заметить, что с рабочей юбкой заонежанки передники не носили.

Обязательным для всех было ношение пояса и креста. «Пояс носили все время. Кто носил крест, тот носил раньше и пояс. Без пояса никуда. Пояс одевали на голое тело. Такой хороший, мяконький, магазинский...» [29] . Здесь мы сталкиваемся с элементом двоеверия в крестьянском быту, когда пояс и крест имели охранительную функцию. Как сказала М. Е. Широкова из Середки: «Охраняли поясочком» [30] .

Головным убором молодых замужних заонежанок были чепцы (заон. «цепець») в виде мягкой шапочки, которые шились из ситца или сатина. Самое раннее упоминание о чепцах встречаем у П. Рыбникова в 1866 г.: «Женщины волосы заплетают в две косы и, обвернув их вокруг головы, покрывают чепчиком, сшитым из ситца, кумача или какой-нибудь материи» [31] . Информанты свидетельствуют о том, что традиция носить чепец сохранилась у пожилых людей вплоть до 1940-х гг. [32] Традиция была настолько сильна, что заонежанки, давно жившие в Петербурге и одевавшиеся по столичной моде, приезжая в родную деревню в Заонежье, надевали чепцы и носили их каждый день [33] . В конце XIX - начале XX в. изменилась только прическа: чтобы удобнее было надеть чепец, косы скручивали в жгут и убирали в пучок [34] . По свидетельству информанта первой трети XX в., чепцы шились из материи [35] светлых тонов , и носили их замужние женщины молодого и среднего возраста. Пожилые и старые женщины носили повойники темного цвета [36] . Повойники шились с круглым или овальным верхом и нешироким околышем, собранным на шнурок и затягивавшимся на затылке. Из описания П. Н. Рыбникова 1860-х гг. можно сделать вывод о том, что чепец и повойник являют собой один и тот же головной убор: «В будни поверх чепчика, называемого стр. 52 обыкновенно повойником, повязывается платок» [37] . Информанты начала XX в. разделяют понятие «чепец» и «повойник», хотя и ощущают их родство. «А на голову мама надевала чепчик, а бабушка - повойник. Они схожи вообще-то были: повойник и чепчик» [38] . Традиционным головным убором молодых девушек был платок. А «... у кого коса хорошая (ходили. - Л. Т.) без платка» [39] . Иногда платки носили одновременно на голове и плечах. Головные платки могли быть разных расцветок: светлые, темные, иногда с набивным рисунком по всему полю, иногда декорированные набивной каймой [40] . Темные платки в основном носили пожилые женщины.

Верхней одеждой заонежанок весной и осенью были кафтанушки из серого домашнего сукна, летом - кафтанушки из домашнего холста, вытканного саржевым переплетением. Еще одной разновидностью летней верхней одежды П. Н. Рыбников называет шугай, сшитый из черного домашнего сукна. «Спинка в нём отрезная, юбочка в пол-аршина длиною, назади собранная в складки; воротник круглый, вершка три шириною; застегивается крючками под шеей и на груди» [41] . Зимой крестьянки носили овчинные шубы и полушубки. Повседневные шубы, как правило, были нагольными, то есть не покрытыми сверху материей.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Чтобы зимой было тепло, крестьянки надевали под сарафаны теплые стеганые юбки на ватной основе, покрытые с изнанки и снаружи ситцем [42] . Зимой на плечи накидывали большие теплые платки. «Когда в креслах (санях. - Л. Т.) едут, байковые платки одевали» [43] .

Повседневной обувью заонежанок в 1930-1940-е гг. были сапоги. Во второй половине XIX в. сапоги носили с толстыми носками, связанными одной иглой. Вязание на пяти спицах появилось в Заонежье во второй половине XIX в. и особо полюбилось заонежанкам в начале XX столетия. На пяти спицах вязали из овечьей шерсти свитера, шарфы с полосочками, рукавицы, чулки выше колена с резинками [44] .

Мужская повседневная одежда

Основа повседневного мужского костюма Заонежья - рубаха, порты, пояс и сапоги. Рубахи заонежане носили навыпуск, подпоясывая ремнями или поясами. «На мужиках постоянно был пояс. Концы с стр. 53 кисточками» [45] . Только в период тяжелых работ, требовавших большой физической отдачи, крестьяне могли работать распоясанными [46] . Длина рубахи - до первой фаланги большого пальца руки. Мужская повседневная рубаха в Заонежье во второй половине XIX в. изготавливалась из домотканого холста, не имела ворота стойки и застегивалась на медную пуговицу с левой стороны [47] . В Заонежье косоворотки со стойкой зафиксированы на фотографиях 90-х гг. XIX в. В 1860-е гг. заонежские мужские рубахи еще не имели ворота-стойки и шились с косым разрезом на груди. Зимние рубахи, по словам П. Рыбникова, изготавливались из холста, окрашенного в голубой цвет [48] , летние рубахи, по словам информантов, - из отбеленного холста [49] .

В конце XIX - начале XX в. мужские рубахи начинают шить из ситца. По свидетельству информанта, в этот период в Заонежье существовала мода на красные мужские рубахи. Вот как рассказывает об этом крестьянка деревни Потаневщина М. Е. Широкова (1911 г.р.): «Когда первый венец поставили, свекровь купила всем (плотникам. - Л. Т.) по красной рубахе. Мода была эта - мужикам красные рубахи держать». А после завершения строительства на каждый угол повесила «...по белой рубахе плотникам» [50] . В соответствии с пудожской традицией, красные рубашки (пестрядинные или ситцевые) считались рабочими: их надевали во время коллективных работ [51] . Летом в старину заонежане носили в основном белые рубахи. По сведениям информантов, белые и красные рубахи шили на лето, потому что «оводы не садятся на красное и белое» [52] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Значительный интерес представляет фотография из коллекции М. Круковского 1899 г. с изображением девяностолетнего старика из деревни Данилово (рис. 4) [53] . На старике - ситцевая рубаха в косую мелкую клетку, темного цвета порты, вязаная фуфайка, опоясанная ниже талии широким кушаком, и высокие до колен кожаные сапоги. Летние порты в Заонежье шились из серого, у стариков - из белого холста, зимние - из полусукна (конопляная или льняная основа и уток из овечьей шерсти). С середины XIX в. порты имели пояс с застежкой на пуговицу. В XX в. зафиксирован обычай надевать на сенокос широкие штаны «поверх сапога, чтоб труха (в них. - Л. Т.) не сыпалась» [54] .

Верхней рабочей одеждой на протяжении второй половины XIX -начала XX в. в Заонежье был балахон, который шили из толстого серого или белого домашней выработки холста. Происхождение балахона восходит к XVIII столетию, шьется из перегнутого по утку полотнища ткани, разрезанного спереди. В бока балахона вшиваются клинья. Летом балахон носили поверх рубахи и портов, осенью и зимой - поверх кафтана, полушубка во время работы и в ненастье. Ефим Тестенников (1883 г.р.) из д. Боярщина рассказал о сказителе В. П. Щеголенке: «Был он большого стр. 55 роста, здоровый старик: дровни в два полоза с шестью копылами мог из лесу на себе принести. Кушак домотканый держал, подпоясывал длинный балахон, что поверх шубы одевал, чтобы не рвать ее» [55] . Второй разновидностью верхней одежды, более теплой, чем балахон, был кафтан, известный на Руси с XVI-XVII вв. Кафтаны заонежане шили из серого полушерстяного сукна. Кафтаны шились двубортными с застежкой справа налево, с длинным рукавом и отложным шалевым или стоячим воротником. По описанию Рыбникова, заонежский кафтан был схож с балахоном, но при этом был длиннее и имел прорезные карманы. Кафтаны второй половины XX в. чаще всего застегивались на левом боку на три медные пуговицы [56] . В начале XX в. взамен пуговиц стали использовать крючки. Существовала еще одна разновидность верхней одежды заоне- жан - армяк, напоминавший собой длинный однобортный халат с запахом справа налево, с широкими рукавами и большим воротником (рис. 5). Надевался поверх шубы или полушубка зимой в дорогу [57] , подпоясывался кушаком. Зимние полушубки шились из домашней овчины. По словам Рыбникова, покрой полушубка «ничем не отличался от кафтана, только воротник стоячий в два пальца шириною» [58] .

Круглогодичной рабочей обувью заонежан были сапоги, изготовленные из белой кожи, начерненные дегтем. Наиболее архаичный вид повседневных сапог упоминает П. Рыбников: «Сапоги из белой кожи, подошва одна, без стельки, называются выворотные» [59] . Такие сапоги еще в 1880-е гг. шил сказитель В. П. Щеголенок: «Десять лет сапожничал - досюльные сапоги, сшитые для зимы и лета, выворотные, без гвоздей, делал. Подошву пришивал не шпильками, а двумя швами - в столицу возили на показ». Эти сапоги считались «досюльными», то есть старинными, вышедшими из моды [60] . В конце XIX в. сапоги шились рантовыми: с каблуком и подошвой, подбитой березовыми гвоздями. В сапоги надевали шерстяные носки без пятки, связанные одной иглой. Вязали такие носки в Заонежье мужчины, на что неоднократно указывали информанты [61] . Рукавицы, связанные такой техникой, упоминает в 1860-е гг. П. Н. Рыбников. Он именует их дельницами [62] . Название «дельница» происходит от старинного слова «дель» - нитка для вязания. Дельницы были исподними рукавицами. Сверху на них во время работы надевали еще одни - короткие кожаные. Для тяги зимнего невода стр. 56 заонежане пользовались дельницами, в которых к шерстяной нити добавлялся конский волос. Валенки заонежане зимой не носили. Вплоть до 1930х гг. валенки в Заонежье «считалось приличным обувать только для работы и в доме». Летом в качестве рабочей обуви использовали лапти [63] . Зимней обувью заонежан валенки становятся в 1930-е гг.

Головные уборы заонежских мужчин были не слишком разнообразны. Это низенькие с небольшими полями шляпы, валяные из коровьей шерсти, о которых П. Н. Рыбников писал, что «во время рыбной ловли (они) заменяют чашку для питья» [64] . Их носили летом, весной и осенью. Зимой заонежане носили четырехугольные шапки, крытые черным сукном, с околышем из овчины и на овчинном подкладе. Этот тип головного убора считался старинным и бытовал до 1920-х гг. [65] Демисезонным головным убором, имевшим распространение по всем губерниям России, в том числе и в Заонежье, был картуз (фуражка) (рис. 6). Один из пожилых информантов упомянул высокую пуховую шляпу - «астраханку», бытовавшую в Заонежье на его памяти [66] . Мы можем лишь предположить, что скрывается за этим названием. В словаре В. И. Даля находим следующее толкование: «Пуховая шляпа - валяная из звериного пуха» [67] . Авторы-составители энциклопедии «Русский традиционный костюм» Н. Соснина и И. Шангина определяют пуховую шляпу как «шляпу, изготовленную из шерсти, стриженной весной с молодых овец, так называемую поярковую» [68] . П. Н. Рыбников в 1866 г. пишет о том, что в Кижской волости в летнее время чаще носят пуховые шляпы, чем фу- ражки [69] . Анализируя все вышесказанное, можно предположить, что изготавливалась интересующая нас шляпа из валяной шерсти. Уточняющий признак шляпы, упомянутой Семеновым, - «астраханка», скорее всего, указывает на ее восточное происхождение и рождает предположение о ее форме: папахи или колпака, тем более что информант добавил к сочетанию «шляпа-астраханка» эпитет «высокая».

В начале XX в. мужская одежда претерпевает значительные изменения, особенно у тех крестьян, которые уходили на заработки в Петербург. В связи с этим интерес представляет описание костюма крестьянина деревни Воронинский Остров Василия Зарубина, 53 лет, находившегося в Петербурге в 1898 г. Он носил «...пиджак серый двубортный и жилет такого стр. 57 же цвета, рубашку красную, кальсоны холщовые, брюки темно-серые в клетку, сапоги русские, голенища мягкие» [70] . Еще один интересный для нас документ 1890 г. содержит описание имущества скончавшегося в Гатчинском госпитале толвуйского крестьянина Ивана Карпина. В списке, среди прочего, перечислены: пальто драповое на вате с барашковым воротником, шаровары из нанки, рубашка ситцевая, кальсоны коленкоровые, шарф байковый, фуражка суконная, сапоги валяные [71] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Изучение состава одежды заонежан, живших в Петербурге, позволяет сделать вывод, что город оказывал сильное влияние на крестьянский костюм. Предметами городской повседневной одежды становились пиджаки и жилеты, брюки - все то, что в конце XIX в. постепенно начинало проникать в состав крестьянского праздничного костюма в деревне. Использовались новые материалы: драп - для пошива пальто, ткань модной клетчатой расцветки - для пошива брюк, коленкор - для нижнего мужского белья, байка - для изготовления шарфов. Неизменными для крестьянского костюма стр. 58 остаются такие традиционные элементы, как рубаха и сапоги. Рубаха в обоих случаях ситцевая, а сапоги в одном случае - кожаные, в другом - валяные. Суконная фуражка в данный период времени была типичным головным убором как для городского, так и для деревенского населения.

Праздничный женский костюм

Образ заонежского девичьего праздничного костюма зафиксирован П. Н. Рыбниковым в описании бесёды в селе Шуньга в 1860-е гг.: «Изба полна народа. Сюда собрались не только соседи, но и сошлись и съехались парни и девушки из окольных деревень, пожалуй, за 10 и 15 верст. Девушки расселись на лавках от печки до лицевого угла и от него до красного окна. Богатые разодеты в красные парчовые и штофные сарафаны, перехваченные у талии поясом из лент, и тонкие сорочки с польскими (коротенькими) рукавами. На шее у них пестрые платки, которые не закрывают жемчужных ожерельев; в ушах большие жемчужные серьги; на голове - поднизь, т.е. сетка из лошадиного волоса, изнасаженного жемчугом, которая как кружево обрамляет лоб и спускается к ушам. Поднизь состоит из нескольких кружевных сборов, и чем богаче девушка - тем больше сборов в сетке» [72] .

Как следует из описания, основой праздничного женского костюма были рубаха и сарафан. Дополнением к нему служили душегрея и сетка-поднизь (рис. 7). Праздничные рубахи шились из тонкого материала: фабричного полотна, кисеи, ситца, коленкора. У ворота рубахи собирались на стойку и застегивались на пуговицу. Рукава были длиной до локтя, пышными, с оборкой, отделанной кружевом. Моду на польские рукава зафиксировал в своем описании беседы в Шуньге П. Н. Рыбников [73] . Низ рубахи шился стр. 59 из домашнего холста и вышивался красной бумажной нитью. Рукава девичьих рубах крахмалились [74] . Снизу рукава подвязывались лентами с бантами [75] .

Во второй половине XIX в. праздничные сарафаны в Заонежье шились из ситца, шерсти, штофа, атласа, шелка, бархата, а также синего фабричного сукна, известного под названием французского [76] . Сарафан- штофник был излюбленной составляющей костюма невесты (рис. 8). Девушки из бедных семей брали штофники на свадьбу взаймы, например, у соседей [77] . Лямочки сарафанов обшивались шелковыми ленточками или гарусной тесьмой. Подол ситцевого праздничного сарафана обшивался шелковой лентой высотой 4см, подол штофника - позументом [78] . Сарафаны ситцевые или из тонкой шерсти (гарусные) украшались по подолу оборками (рис. 9). Оборки декорировались кружевами [79] . Под мышкой в некоторых сарафанах пришивался небольшой карманчик для денег [80] . Сарафаны шили к каждому празднику. По свидетельству А. М. Багаевой (1911 г.р.) из деревни Воробьи, на Троицу шили сарафан розовый - с белыми цветочками, на Рождество - темный, бордовый или красный, на Пасху - светлый [81] (белый, голубой) [82] . «В большие вечера [83] на беседу девушки одевались в белые сарафаны и красные сорочки» [84] . Белый сарафан и красную сорочку надевали также на Васильев день под Новый год [85] . Цветовая палитра праздничных сарафанов, упомянутых информантами, очень разнообразна. Они были оранжевыми, красными, малиновыми, бордовыми, розовыми, зелеными. Был упомянут голубой сарафан с полумесяцами, бордовый в черную полосочку [86] . Хранили праздничные сарафаны в комодах, чаще в сундуках. Обычно их не стирали: «Не то лика сойдет» (то есть краска полиняет). Шелковые и шерстяные сарафаны проветривали. Ситцевые можно было постирать. Количество сарафанов у одной крестьянской девушки или женщины было разным. По образному выражению одной из информантов «перестр. 60надёвка - то была» [87] . В обиходе заонежанки в среднем могло быть от пяти до десяти сарафанов. В семье среднего достатка - до двенадцати, в состоятельной - до двадцати [88] . Сарафаны подразделялись на будничные, воскресные и праздничные.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В состав праздничного костюма состоятельной заонежанки обязательно входила душегрея - распашная однобортная одежда на лямках длиной до середины бедра (рис. 10 а,б). Спинка душегреи всегда заложена толстыми складками - «трубами». Заонежские душегреи шились из шелка или парчи с изнанкой из ситца или сатина. На спинке между верхним покрытием и изнанкой прокладывалась вата или льняная кудель. Благодаря прокладке «трубы» хорошо держали форму. Каждая стр. 61«труба» со стороны спинки была прошита на руках и зафиксирована суровой нитью или тесьмой. Дополнительный крепеж по горизонтали выполнялся в три ряда (сверху, по центру и внизу).

Душегрея и сетка-поднизь были обязательными составляющими костюма богатой невесты. В бедных семьях сетка-поднизь, как и сарафан штофник, бралась взаймы [89] . Надевать сетку на свадьбу девушки продолжали до 1930-х гг. В 1931 г. одна из студенток ЛИИИ записала в своем экспедиционном дневнике: «... почти у всех хранятся дома старинные наряды и .до сих пор, если невеста венча(ется) в церкви, она одевается в старинный наряд и на голове у нее -жемчужная сетка- трехборка» [90] . После замужества молодая женщина в праздники носила корону вместе с вышитым золотной нитью бархатным повойником. Этот расшитый золотом повойник надевали молодой после венчания в доме мужа во время хваленья - празднования бракосочетания [91] . Дополнительными элементами праздничного заонежского костюма были жемчужные серьги и шелковый платок. Знаменитые заонежские серьги-бабочки достигали размера 7×8 см и изготавливались из конского волоса, жемчуга и бисера, зафиксированных на латунной основе. Шелковый или атласный платок накидывали на плечи, заправляя концы за грудину сарафана. «Под штофник полагался плат атлазный на шее» [92] . Платки были разные: «атлазные... да гарусные, да шелковые… стр. 62 все с бахромой да кистями» [93] . Когда ездили на санях в праздник, тоже накидывали на плечи платок: «Платок атлазный. Большие такие, большущие были платки» [94] . Мода на большие узорные платки и шали пришла из Франции в начале XIX в. Сначала она распространилась в дворянских кругах, а к середине века пришла в купеческую и крестьянскую среду. Не обошла она и заонежских крестьянок. К дополнениям праздничного костюма относились кольца, браслеты, «бусы кругом шеи» [95] , «досюльные жемчужные нити» [96] . С платьем-«парочкой» (юбка, кофта или казачок) состоятельные крестьянки носили длинные золотые цепи и золотые браслеты также в виде цепи (рис. 11).

Еще одним украшением праздничного костюма было убранство косы. «Ленту у основания косы завязывали, делали бант» [97] . Ленты были разных цветов: «бурые, розовые, зеленые, голубые, всякие...» [98] . Ленты вплетали в косу и оставляли свободно висящими длинные концы. Особо длинными и широкими были ленты, которые привязывали к косоплетке в косе невесты: «Внизу. почти до полу сворачиваются. у иной две, у иной три. широкие разноцветные. Пока невестой, всё в них ходит» [99] .

На рубеже XIX и XX в. по всей территории России распространилась «парочка» - комплекс из юбки и казачка, сшитых из однотонной ткани фабричного производства (рис. 12). Казачок - легкая женская кофта на подкладке (рис. 13 а,б). Шилась приталенной, распашной, со стоячим воротником, с длинными рукавами, пышными у плеча и узкими от локтя до запястья. Спинка кроилась из трех - шести зауженных стр. 63к талии кусков ткани. Пола - из одного прямого полотнища с вытачками [100] . Зачастую под полой - внутренний корсет на пуговицах, подчеркивавший грудь и талию. По нижнему краю пришивался широкий волан. Застегивался казачок на пуговицы или внутренние крючки. Передняя часть казачка украшалась защипами, кружевами, гипюровыми вставками. Описание казачка неоднократно встречается у информантов: «Сзади уборочку ... делали с поджимом ...втугую, гипюром да кружевами обделывали - очень красиво. Рукав длинный, тут с пышечкой.». По краю «кружавчики пришивали» [101] . «У мамы было три казачка. Прислали из Питера, уже сшито было. Материал толстый шерстяной, коричневый. спереди шелком. бугорочки такие на рукавчики сделаны» [102] . Яркое описание казачка находим у жительницы деревни Обельщина: «У мамы. казачок был такой красивый. Весь кружевами. яркой зелени, переливающийся, "шумящий”. Шерстяной был еще. тисненый рисуночек. все одного цвета. (И еще. - Л. Т.) казачок зеленый цвет, сочный. Это была шерсть, гарус назывался. Кружева были крученые, такие крепкие кремовые» [103] .

На бесёды в 30-е гг. XX в. еще ходили в сарафанах, но чаще носили платья и кофты с юбками (рис. 14). В[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

это время существовала мода на «уговор» - в каком наряде пойти на бесёду, когда все участницы надевали, например, сорочки и белые сарафаны или казачки с юбками [104] . Бытовала мода и на обмен одеждой [105] .

стр. 64Сарафаны надевали на церковные праздники. На Пасху, Рождество, Троицу, праздник Казанской Божьей матери. В церковь ходили в праздничной одежде. «На службе пожилые женщины в широких пестрых сарафанах и шёлковых платках» [106] . Платки «красивые были... расцветок разных. Большие. И шерстяные, и шёлковые, атлазные, всякие.» [107] . Жительница стр. 65деревни Жарниково Е. И. Жарникова вспоминала, как ходила в церковь ее бабушка: «В коричневой атласной юбке, с посохом» [108] . Мама О. И. Куделиной из Дудниково тоже надевала в церковь шерстяную юбку. Мужчины стояли в церкви в лучших брюках, рубахах-косоворотках, пиджаках, сапогах. В зимнее время женщины ходили на службу в праздничной верхней одежде: чаще всего в плюшевых жакет- ках [109] . Вот как вспоминала праздник Преображения в Кижской церкви 19 августа 1931 г.одна из студенток ЛИИИ: «В церкви больше было женщин, одетых в пестрые костюмы, длинные юбки, короткие кофты с длинным рукавом, цветные головные платки, подвязанные спереди. У девушек в косах - ленты» [110] .

Женской праздничной обувью были ботинки, которые могли быть разными: низкими или высокими до колена со шнуровкой [111] , иногда покупными, иногда самосшитыми [112] . Ботинки домашнего шитья были грубоватыми, покупные - поизящней. «Ботинки были на пуговичках. Шавровые... кремовые такие красивые. Как (родители. - Л. Т.) уйдут, я открою сундук и. нахожусь досыта» [113] . Домашнего шитья могли быть и туфли, каблуки которых в 1930-е гг. делали из катушек из-под ниток [114] .

Когда молодые девушки собирались в гости в другую деревню, все свои наряды они завязывали в тукач - квадратной формы платок, выполненный из холста, вытканного в технике многоремизного ткачества [115] .

Верхней праздничной одеждой заонежанок в теплое время года был шугай, который шился из шелка, реже из сатина или ситца. Приведем описание шугая, который носила восьмидесятилетняя жительница деревни Леликово в 1931 г.: «Шугай - кофта. Носили её в молодости 65 лет назад (то есть в 1864 г. - Л. Т.). Шьется она из сатина, из ситца, у кого какие материалы имеются. Сзади в сборку... пониже плеча. А спереди пуговицы и пояс шёлковый» [116] . Шугай представлял собой распашную однобортную одежду с длинными рукавами, с цельными передними полами и спиной, отрезной по талии или в области лопаток, с круглым воротником [117] . Шился длиной до середины бедра.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 66Второй разновидностью верхней одежды был сак - пальто с прямой или расширенной спинкой, крытое материей, чаще всего сукном. Сак вошел в моду в 1840-1850-е гг. и был в употреблении до первой четверти XX в. Шился из сукна или драпа. Существовали и зимние варианты сака: на меху или на вате [118] . Жительница деревни Шабановская близ Толвуи М. П. Степанова (1927-2015) вспоминала: «У мамы был сак - верхняя одежда. Рукав с пышками, узкий в кисти» [119] . На рубеже веков женщины носили пальто приталенного покроя со встречными складками сзади, с рукавами, присборенными у плеча, длиной до колена. Женщин в таких пальто запечатлел М. А. Круковский на палубе парохода «Геркулес», курсировавшего между Петрозаводском и Заонежьем в 1899 г. Бытование таких «праздничных длинных пальто» подтвердила информант из деревни Яндомозеро [120] . Еще одной разновидностью праздничной одежды заонежанок была шубка. У зажиточных она шилась из лисьих, у менее состоятельных - из заячьих шкурок, крытых сукном. По внешнему виду она напоминала шугай с удлиненным до колен подолом. Края рукавов и подола имели меховую опушку. Воротник шубки был из куньего или лисьего меха. Застегивалась шубка на крючки или завязывалась внутри на тесемочки [121] .

Крестьянский праздничный женский костюм Заонежья вплоть до 30-х гг. XX в. продолжал оставаться традиционным, но под влиянием городской культуры претерпел некоторые изменения, сказавшиеся в изменении кроя и замене традиционных тканей на фабричные.

Мужская праздничная одежда

Мужской праздничный костюм Заонежья второй половины XIX в. описал П. Н. Рыбников. По его свидетельству, в 1860-е гг. для шитья праздничных рубах предпочитался розовый ситец. Ворот-стойка у рубахи косоворотки не застегивался на пуговицу, а завязывался ленточками. Порты шились из плиса - хлопчатобумажного бархата. К праздничному костюму полагался жилет [122] . Рубахи подпоясывались поясами в палец шириной с кистями, завязывались с левой стороны. Пояса бытовали в костюме заонежанина до начала XX столетия. Некоторые имели текстовой орнамент и были именными. Они «специально ткались где-то в Питере ...(например. - Л. Т.) Ивана Ивановича - сына такого-то. А кисточки стр. 67обычно шелковые плетеные» [123] . Информант вспоминала, что у ее отца «...пояс был... досюльный... ни с буквами ли хоть... Порядочной (длины. - Л. Т.)... Концы с кистями. С палец толщиной. Нитки шелковые» [124] . Иногда подобные пояса изготавливались скрытницами-старообрядками, жившими в Заонежье вплоть до конца 1930-х гг. «У нас бывало как скрытники были, дак ткали пояса. У них ставины (были. - Л. Т.) небольшие. Четыре старушки жили до 1937-1938-х гг.» [125] . Речь идет о за- онежском селе Шуньга. Относительно ношения в праздник шейных платков мнения информантов расходятся.

Верхней праздничной одеждой в 1860-е-1870-е гг. была поддевка, которая шилась обычно из казинета - шерстяной или полушерстяной ткани саржевого переплетения или из черного фабричного сукна. По талии поддевка была отрезной со сборками на спине, имела длину до колена, длинный рукав и отложной воротник [126] . В среде старообрядцев бытовал длинный отрезной по талии кафтан - азям, который шился из сукна черного, темно-серого или темно-синего цвета. Как разновидность одежды азям известен с XVI в. Интересно привести описание костюма И. Т. Рябинина, вернувшегося в 1902 г. в Петрозаводск из Петербурга, где он выступал в зале Русского географического общества перед интеллигенцией Петербурга и перед императорской семьей в Малахитовом зале Зимнего дворца: «Костюм старика поражал своим набором: крестьянский азям из темно-синего сукна и высокие сапоги до колена, а на голове шляпа котелком, в одной руке шелковый зонтик, в другой небольшой саквояж изящной работы» [127] . Не следует забывать, что И. Т. Рябинин - пожилой человек (ему 62 года), старообрядец, а потому в своей одежде придерживается старых традиций. Молодое поколение за- онежан, начиная с 1890-х г., носит новую модную разновидность верхней одежды - пиджак. Хотя влияние столичной культуры ощущалось еще в 60-е гг. XIX в. в одежде бурлаков, то есть тех, кто ходил на заработки в Петербург. На беседах в родной деревне Шуньге они поражали воображение девушек длинными сюртуками и пальто «пальмерстон» [128] . К праздничной зимней верхней одежде на протяжении всей второй половины XIX в. относился тулуп, который шился из овчины и покрывался сукном, казинетом или нанкой - недорогими хлопчатобумажными тканями, производившимися русскими фабриками.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 68Мужской праздничный крестьянский костюм конца XIX - начала XX в. состоял из рубахи-косоворотки, суконных портов и сапог. В конце XIX в. начинают носить штаны, сшитые «по-брючному»; среди зажиточных крестьян получает распространение костюм, состоящий из широких плисовых шаровар, заправленных в сапоги, и рубахи, подпоясанной шелковым поясом. Рубахи шились из ситца разных расцветок: черного, синего, красного, розового, белого, в клетку, в полоску, в горошек. Верхней одеждой у пожилых была поддёвка, у молодых - пиджак. Дополнениями к костюму могли быть: жилет, шейный платок, головной убор (шляпа или картуз), трость, карманные часы, перстень, шелковый карманный платок. Еще одним новшеством, пришедшим из города, был кожаный ремень.

Состоятельные крестьяне носили костюмы «тройка» (рис. 15); жившие в Петербурге одевались по столичной моде (рис. 16). В деревне сапоги к празднику всегда надевали черные из хромовой кожи. В будни заонежане носили сапоги «из белой кожи, которая по уверению местных жителей никогда не промокает, а черную кожу хают и никого не стр. 69увидишь в сапогах черного товара до праздника, когда без него не обойдешься без того, чтобы похазить» [129] . Мужчины-заонежане были щеголеваты и любили приодеться к празднику. По меткому замечанию путешественника В. Майнова, заонежанин «мужик готов не есть, лишь бы сколотить деньгу на обнову». Щегольство заонежан 1870-х гг. Майнов подразделяет на три типа: «Хазъ - ... человек, что щеголяет вообще новизною и добротностью костюма; лощило - тот, который на добротность внимания не обращает, лишь бы все было с иголочки, да подороже, и, наконец, фабольник - тот, кто щеголяет уже скверно, по-бабьему, так что ленточку лишнюю вденет, волосы промаслит, словно телок, что корова облизала, не прочь, пожалуй, и духов на гривенничек прикупить в Петрозаводске, чтобы от себя “запах пущать” на погибель сердец красивых заонежанок» [130] .

П. Н. Рыбников также отмечает у заонежан удивительную страсть к нарядам. Причем для заонежанина важно, чтобы наряд был обязательно покупным [131] . «Иногда встретишь такого щеголя, - пишет Рыбников, - что решительно нельзя определить, какого цвета и свойства его поддевка, потому что и новая-то она была собрана из разных лоскутьев, а потом, от времени и непредвиденных обстоятельств, покрылась многочисленными заплатками, наподобие медных пятаков прежней чеканки. Но несмотря на то, по понятию заонежанина, одеть в праздничный день и такую одежду гораздо приличнее, чем, хотя бы совершенно новый серый кафтан, потому что она, как ни худо, все-таки вышла из лавки» [132] .

Заключение

Заонежье - один из тех районов Олонецкой губернии, где было сильно развито отходничество в Петербург, в силу чего мужской костюм на рубеже XIX-XX вв. испытал на себе сильное влияние столичной культуры. Еще в 1860-е гг. отходники приезжали к себе на родину в диковинных нарядах вроде «сюртуков» и пальто «пальмерстон». У заоне- жан, проживавших в Петербурге, повседневной одеждой в конце XIX - начале XX в. становится костюм «тройка»: брюки, жилет и пиджак или его комбинация (пиджак, жилет). Между тем и в заонежских деревнях уже с 90-х гг. XIX столетия на праздники крестьяне начинают носить порты, сшитые «по-брючному», пиджаки и подпоясывать рубахи кожаными ремнями. В этот период среди деревенских щеголей появляется мода на плисовые шаровары, которые носят в праздники вместе с рубахой, стр. 70 опоясанной шелковым поясом. И все же будничная одежда заоне- жан остается традиционной и в основном шьется из тканей домашнего производства. Мужской повседневный костюм почти ничем не отличается от костюма Пудожья или северной полосы России: рубаха, порты, пояс. Повседневной демисезонной одеждой был кафтан, рабочей - балахон. Зимняя одежда состояла из овчинных шуб и полушубков.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Женский повседневный костюм заонежанки включал рубаху, сарафан и передник. В 1860-е гг. еще бытовали сарафаны кубовой окраски и сарафаны-набивальники, а верх рубахи шился из домашнего холста. С развитием текстильного производства в России фабричные ткани начали вытеснять домашние. Верхнюю часть женских рубах, сарафаны, мужские рубахи стали шить из ситца, сатина или коленкора. В целом женский костюм продолжал сохранять традиционную форму, хотя новшества городской моды не обошли его стороной: появился рукав до локтя и платье-«парочка», состоявшее из юбки и казачка. В крое казачка и в наличии у него потайного корсета отразилось желание городской моды отметить достоинства женской фигуры. Стремление буржуазной моды 70-80-х гг. XIX в. подчеркнуть формы земной женской красоты было диаметрально противоположно идее, заложенной в образе древнерусского костюма, хранителем традиций которого и являлся женский праздничный костюм Заонежья. Древнерусский костюм своими истоками восходит к Византии. По канонам византийской эстетики материальное начало вторично относительно начала духовного. Противопоставление вышнего («горнего») земному нашло свое отражение в византийской архитектуре, иконописании, а также в отдельных формах бытовой культуры, в частности в женском костюме. Одежда была призвана скрывать земные греховные формы женской фигуры. Этот отголосок византийского наследия можно проследить в русском женском национальном костюме вплоть до XVII в. На Русском Севере с его консервативным укладом жизни древнерусские традиции сохранялись до первой трети XX столетия. Определенное влияние на традиционный женский крестьянский костюм оказали эстетические представления крестьян об идеале женской красоты. Красивой считалась женщина крепкого телосложения, здоровая, способная к тяжелому физическому труду. И традиционный женский костюм полностью отвечал этому эстетическому образу, начиная от свободного покроя одежды и заканчивая отдельными деталями вроде обилия складок на спинке сарафана, придававшими женской фигуре особую репрезентативность и значи- тельность [133] . Таким образом, женский заонежский традиционный костюм стр. 71 сохранил в своем облике эстетический образ женщины Древней Руси и черты, присущие боярскому костюму XVII в., а через платье «парочку» приобщился к новой буржуазной культуре второй половины XIX в. Мужской же праздничный костюм сохранил только основу древнерусского костюма - порты и рубаху, в остальном же он полностью приобрел черты, характерные для мещанской городской культуры второй половины XIX-начала XX в. [134]

// Кижский вестник. Выпуск 17
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2017. 316 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф