Лойтер С.М. (г.Петрозаводск)
«Вы падите-тко, горючи мои слёзушки…» (К 190-летию со дня рождения И.А.Федосовой) VkontakteFacebook

стр. 83Среди замечательных фольклорных имен, которыми славится Карелия, имя заонежской сказительницы и народной поэтессы Ирины Андреевны Федосовой, «Ирины Толвуйской», занимает место совершенно особое. «Крупнейшая», «известнейшая», «знаменитейшая» Ирина Федосова - феноменальная историко-культурная и поэтическая личность. Степень одаренности, влияние, которое она оказала на литературу и искусство, делают ее явлением выдающимся и уникальным в истории русской народной поэзии. А ее поэтическое наследие заслуженно и прочно стало достоянием не только русской, но и мировой народной культуры.

В феврале 1867 г. в Петрозаводске произошла встреча тогда уже знаменитой во всем Заонежье вопленицы Ирины Федосовой с преподавателем логики и психологии Олонецкой духовной семинарии Е. В. Барсовым, впоследствии известным ученым, собирателем и исследователем древнерусских рукописей. «Я познакомился с ней в Великом посту 1867 г. и тотчас же начал записывать от нее духовные стихи и старины; диктовать что-нибудь другое она считала грехом. После Пасхи я принялся за причитания […] Всё записанное мною в Великом посту, было издаваемо в Олонецких ведомостях» [1] . Этими первыми записями стали 10 духовных стихов, былина о Чуриле Пленковиче, баллады «О девяти братьях разбойниках», «Василий и Софья», «Казань-город». Тексты сразу же публиковались в газете «Олонецкие губернские ведомости» под общим заголовком «Из обычаев Обонежского народа». Главным результатом почти трехлетней совместной работы Ирины Федосовой с собирателем стали тексты, которые в 60-70-е гг. XIX в. еще не имели установившегося названия. Так Барсов оказался первооткрывателем жанра причитаний и одним из первых собирателей в русской стр. 84 фольклористике, кто сделал попытку исчерпать репертуар одного исполнителя. Появление в 1872-1885 гг. трехтомного издания «Причитания Северного края, собранные Е. В. Барсовым», федосовского по преимуществу (17 причитаний Федосовой составляют 272 страницы, а 5 причитаний четырех других исполнительниц — 26 страниц), знаменовало собой: 1) «открытие» причитаний как одного из важнейших жанров народной традиции, 2) обнародование ценнейших текстов и, наконец, 3) явление крупнейшей исполнительницы причитаний, чье индивидуальное дарование выразилось в совершенной и классической форме, не имеющей равных в плачевой традиции и не знающей аналогов в фольклоре других европейских народов. «Я записал от нее 30 000 стихов, но она легко могла бы продиктовать и сто тысяч, так как творческая импровизация ее неистощима», - писал Барсов.

После издания «Причитаний Северного края...» к Федосовой пришла настоящая слава. Ее записывают известные филологи, музыканты, этнографы. Фольклорист Ф. М. Истомин и музыковед Г. О. Дютш в 1886 г. записали от Федосовой на пароходе в Онежском озере свадебную песню «Пивна ягода по сахару плыла» [2] . В течение нескольких лет в своем тверском имении О. Х. Агренева-Славянская записывала от Федосовой свадебные песни и свадебные причитания, составившие два тома «Описания русской крестьянской свадьбы», третий том содержал попутно записанные похоронные причитания, былины, исторические и лирические песни, духовные стихи, баллады, пословицы, загадки [3] . Большую роль в осознании творчества Федосовой как великого национального наследия, неотъемлемого слагаемого этнического самосознания сыграла деятельность истинного подвижника, учителя петрозаводской гимназии П. Т. Виноградова, записывавшего Федосову (его записи не сохранились) и главное - организовавшего в конце 1880-х - 1890-е гг. серию ее публичных выступлений в Петрозаводске, Москве, Петербурге, Нижнем Новгороде [4] . Эти не экспедиционные, не «полевые», вне обряда исполнения позволили многим деятелям русской культуры услышать Федосову и ввести ее творчество в обиход русской литературы и профессиональной музыки (А. М. Горький, Ф. И. Шаляпин, Н. А. Римский-Корсаков, М. А. Балакирев, С. М. Ляпунов и др.).

стр. 85В большом репертуаре Ирины Федосовой – разные жанры народной словесности, что и позволяет говорить о двух пластах записанных от нее текстов и о двух ипостасях этой уникальной исполнительницы. В одних она проявляется как рядовая сказительница: когда речь идет о вариантах текстов традиционных жанров - былинах, духовных стихах, балладах, песнях, сказке, пословицах и поговорках. Устная поэзия в ее исполнении - искусство и не только искусство, явление коллективное. И неграмотная крестьянка Федосова, сказавшая о себе: «Я грамотой неграмотна, зато памятью я памятна», не фиксировавшая, а державшая в памяти тысячи стихов, не автор, а хранитель и носитель традиции. «Народной поэтессой» (так впервые ее назвал Л. Н. Майков) Федосова оказывается, когда речь идет о причитаниях - элегических импровизациях, которые всякий раз рождаются заново и вариативность которых обнаруживается не в исполнении устойчивого текста, а в воспроизведении процесса оплакивания. Каждая плакальщица, владея приемами причитывания, используя типовую обрядовую схему, сложившийся фонд словесных стереотипов (формул), синтаксических конструкций, создает свой текст, имеющий в своей основе конкретный жизненный факт, конкретных людей, бытовую обстановку и конкретную ситуацию. Здесь-то и проявилось индивидуальное дарование Федосовой, ее несравненный талант вопленицы, истолковательницы народного горя. Именно причитаниями Федосова блистательно и неповторимо вошла в фольклористику и благодаря им и была названа «народной поэтессой», но не в том значении, какое вкладывается в это понятие, когда речь идет, скажем, о Н. А. Некрасове. Плачи Ирины Федосовой - не просто традиционные плачи, а плачи-«поэмы», в которых она обнаруживает дар повествователя, владеющего мастерством строить сюжет и создавать оригинальные художественные образы. Человеческая жизнь в ее изображении разворачивается в богатую подробностями драму, в. которой принимает участие множество людей, иногда вся земля и небо. Так, страдание, к примеру, вдовы в «Плаче по мужу» соединяется со страданием всей природы.

Укатилося красное солнышко За горы оно да за высокие,За лесушка оно да за дремучие,За часты звезды да подвосточные!Покидат меня, победную головушку,Со стадушком оно да со детиною,Оставлят меня, горюшу горегорькую,На веки-то меня да вековечные! [...]У меня три поля кручинушки насияно,Три озерышка горючих слёз наронено [5] .

стр. 86Уровень и глубина поэтического мышления, сила выраженного чувства плакальщицы Федосовой в том, что она, говоря от лица каждого причастного к драме, проявляет умение понять его душевное состояние, как, скажем, психологически передать горе матери в плаче «По дочери»:

На полете лебедь белая,Ой, куда летишь, косатушка?Не утай, скажи, сугрёва моя теплая;Как пчела в меду, добротинка, купалася,Как скачён жемчуг по блюду рассыпалася;У стола была любимая стряпеюшка;За ставом да дорогая была ткиюшка;За тамбуром досужа рукодельница,Вышивала всяки-разны полотенечки [6]

Только незаурядный дар импровизатора, высокая духовная энергия могли вызвать к жизни единственный в своем роде в плачевой традиции «Плач о старосте» с образами не только семейного, но и общественного характера. Не случайно страстные, обличительные стихи этого плача привлекли внимание Н. А. Некрасова и были вложены им в уста Матрены Тимофеевны в поэме «Кому на Руси жить хорошо».

Вы падите-тко, горючи мои слёзушки,Вы не на воду падите-тко, не на землю,Не на божью вы церковь, на строеньице,Вы падите-тко, гоючи мои слёзушки,Вы на этого злодия супостатого,Да вы прямо ко ретливому сердечушку!

Только с незаурядным дарованием можно было создать в «Плаче о старосте» и других плачах такие яркие художественные обобщения, как легенда о происхождении Горя, «пролог в небесах», мифологический по своей природе образ «новгородской» социальной утопии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Там ведь жалобно-то солнце припекае,Там ведь прежняя родима наша сторона,Наша славна сторона Новогородская!

«Личное начало» в причитаниях Федосовой настолько сильно, что не оставляет сомнения: она истинный поэт, народная поэтесса, но не равнозначная, как уже отмечалось, этому понятию в литературном творчестве [7] . стр. 87Высокоодаренная вопленица Федосова, создававшая оригинальные тексты, которые «до сих пор не превзойдены», творила в русле традиции, и она явление фольклорное [8] .

Уникальность Федосовой проявляется и в монументальности ее причитаний. Они несопоставимы с плачами других исполнительниц. Фольклористика попросту не знает более монументальных плачей. «Плач по холостом рекруте» Федосовой - это 2595 стихов (61 страница книжного текста) и рядом «Плачи по холостом рекруте» Марьи Федоровой (75 стихов), святозерской крестьянки (55 стихов) и Ирины Калитиной (80 стихов); 3000 стихов (65 страниц книжного текста) занимает «Плач по рекруте женатом» И. Федосовой и здесь же «Плач по рекруте женатом» Афросиньи Ехаловой (250 стихов).

Появление текстов Барсова в печати сразу привлекло внимание издателей, фольклористов, ученых. О причитаниях Федосовой писали Л. Н. Майков, Г. И. Куликовский, А. Е. Грузинский, А. Н. Веселовский и др. Тексты Федосовой стали появляться в более доступных изданиях. И об этом в известной степени свидетельствует имеющийся биобиблиографический указатель «Ирина Андреевна Федосова», который, к сожалению, не отражает всей литературы вопроса и сегодня нуждается в существенных дополнениях [9] . Совершенно очевидно, что нужен новый, соответствующий современной библиографической культуре персональный указатель, посвященный Федосовой.

Назову наиболее значительные переиздания текстов Федосовой ХХ в. В 1945 г. в Петрозаводске вышел подготовленный В. Г. Базановым том «Избранных причитаний», в котором было помещено четыре причитания Ирины Федосовой [10] . В 1960 г. была издана подготовленная К. В. и Б. Е. Чистовыми фундаментальная антология «Причитания» с преобладанием плачей Федосовой [11] . Этими же составителями подготовлен том с текстами Федосовой под названием «Обрядовая поэзия» [12] . Особо стоит подготовленный К. В. Чистовым том Федосовой, включающий в себя не только причитания, но и тексты мало стр. 88 доступных публикаций других жанров: былин «Добрыня и Алеша» и «Чурилушка Пленкович», духовного стиха «Егорий Храбрый» (недавно вышло в свет подготовленное В. П. Кузнецовой издание духовных стихов Русского Севера, которое содержит все тексты духовных стихов, записанных от Федосовой [13] ), баллады, рекрутские, свадебные и лирические необрядовые песни, пословицы и поговорки, искрометный «Рассказ о себе» - первая в истории русской фольклористики биография исполнителя, записанная с его слов Барсовым. Этот сборник с названием на обложке и титульном листе «И. А. Федосова. Избранное» [14] , предваренный статьей К. В. Чистова «Народная поэтесса», издан так, как издаются обычно книги профессиональных авторов, и возвращает читателя к проблеме «личного начала» и индивидуальности Федосовой.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Качественно новым этапом и подлинным событием для фольклористики и науки стало второе издание собрания «Причитания Северного края, собранные Е. В. Барсовым» в авторитетной академической серии «Литературные памятники» [15] . Это итог многолетнего титанического труда К. В. Чистова (в соавторстве с Б. Е. Чистовой), соединивший в себе опыт Чистова-«полевика» и Чистова-теоретика [16] .

Характеризуя научную ценность этого издания «Причитаний...», подчеркну, что его создатели выполнили задачу полного воспроизведения текстов причитаний, записанных от И. А. Федосовой и других исполнительниц. Чрезвычайно ценно включение в новое издание причитаний И. А. Федосовой в записях О. X. Агреневой-Славянской, сделанных собирательницей спустя 20 лет после Барсова (1886-1888). Среди 9 текстов, записанных Агреневой-Славянской, нет ни одного идентичного тексту в записи Барсова. При всех справедливых и неоднократно отмеченных недостатках записей Агреневой-Славянской их публикация важна не только тем, что дополняет репертуар Федосовой, но и тем, что имеет непосредственное отношение к проблемам «личного начала» в сказительстве, роли импровизации в причитаниях как специфическом жанре фольклора.

стр. 89Воссоздание корпуса текстов в издании «Причитаний...» 1997 г. неотделимо от текстологического редактирования, нередко перераставшего в «текстологическую экспертизу», которые осуществлялись в разных направлениях и предшествовали каждой из публикаций причитаний в ранее упомянутых изданиях. Комментарии (каждой строки текста) - лингвистический, исторический, этнографический, мифологический, юридический, экономический, социологический, культурологический, поэтический,

литературоведческий - репрезентируют самостоятельно и в синтезе, когда это диктуется необходимостью. Нередко комментарий к двум-трем строкам превращается в самостоятельное небольшое исследование со многими параллелями и обязательными библиографическими ссылками.

В настоящее время ни один из классических фольклорных сборников XIX в. (А. Н. Афанасьева, П. Н. Рыбникова, П. В. Киреевского и др.) не имеет такого многопланового, комплексного, тщательного и глубокого комментария, как второе издание «Причитаний...» Барсова.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Такой уровень издания «Причитаний ...» предопределен всей деятельностью К. В. Чистова-ученого, для которого Федосова более полувека была главным «героем» научных штудий, а изучение ее жизни и творчества - сквозной, доминирующей темой.

Первая публикация Чистова о Федосовой появилась в 1947 г., когда он стал руководителем работы фольклористов в секторе литературы Института языка, литературы и истории Карельского филиала АН СССР в Петрозаводске [17] . В 1951 г. К. В. Чистов защитил кандидатскую диссертацию «Народная поэтесса И. А. Федосова», которая переросла в первую монографию, изданную в Петрозаводске в 1955 г. [18] Большая архивно-разыскная работа, записи воспоминаний от старожителей- земляков в 1948 г. (они составили Приложение) позволили воссоздать биографию Федосовой, установить связь ее причитаний со всем укладом севернорусской деревни, исследовать художественный мир причитаний с его особенностями поэтического языка - метафорической системой, которая состоит в замене табуированных терминов родства и лексики, связанной со смертью.

Вторая специальная монография К. В. Чистова «Ирина Андреевна Федосова» [19] развивает и углубляет проблему биографии, соотношения коллективного и индивидуального начал в исполнительском творчестве, стр. 90значения Федосовой и ее влияния на русскую культуру. А рассмотрение Чистовым творчества Федосовой в широком историко-культурном контексте позволило Т. М. Бернштам и Е. М. Мелетинскому говорить о приоритете Чистова в разработке таких важных проблем Русского Севера, как явление «вторичной архаики» и выделения Русского Севера как «зоны особой развитости причитаний, локальной вариативности и культурных традиций» [20] В том, что это так, я, как и мои коллеги-фольклористы, убеждались в своих экспедиционных поездках по Карелии в 1970-1980-е гг., делая многочисленные записи причитаний. Документально это подтверждает анализ этапов формирования русского фонда рукописного фольклорного архива Карельского научного центра РАН и таблица динамики поступлений материалов по жанрам и периодам. Так вот она свидетельствует: записи причитаний: в 1957-1970-е гг. - 146 текстов, 19711980-е гг. - 295 [21] .

В конце первого тома нового издания «Причитаний....» помещена статья-послесловие «“Причитания Северного края, собранные Е. В. Барсовым” в истории русской культуры» - по существу, третья монография Чистова и новый этап в исследовании причитаний и творчества И. Федосовой, рассмотренной в контексте истории, быта, народной культуры Заонежья, актуальной для современной фольклористики проблемы «сказитель» и «личное начало». Эта работа вобрала в себя новые архивные материалы, факты, документы. В биографию Федосовой внесены отдельные коррективы. Широкий спектр востребованной составителями литературы, обращения и отсылки к многочисленным отечественным и зарубежным источникам, в том числе самым новым, библиографическая оснащенность чрезвычайно важны для будущих исследователей, для которых открываются новые перспективы.

Многочисленны публикации, статьи, доклады и выступления К. В. Чистова о Федосовой на международных и российских научных конференциях, съездах, симпозиумах. Не могу обойти вниманием не академическую, но замечательную его работу, обращенную к широкому читателю, - очерк «Ирина Андреевна Федосова» в книге «Русские сказители Карелии» [22] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

стр. 91«В ней вся моя жизнь», - сказал К. В. Чистов 22 сентября 1998 г. в Карельском научном центре РАН на презентации нового издания «Причитаний Северного края, собранных Е. В. Барсовым» - завершающего труда о Федосовой [23] . Чистов - ее биограф, исследователь, истолкователь, комментатор-текстолог.

Из работ других исследователей творчества Федосовой назову большой раздел «Ирина Федосова. Обряд и поэзия» в книге известного фольклориста, собирателя и исследователя причитаний В. Г. Базанова «Поэзия русского Севера» [24] , поднимающей комплекс проблем, связанных с историей жанра причитаний, оценкой места и роли Федосовой, соотношением традиции и личного начала; в работе есть полемика с К. В. Чистовым. «Исполнители фольклорных произведений (Заонежье, Карелия)» - так называется книга, содержащая записанные разными собирателями биографии сказителей, а в интересующем нас случае рассказы Федосовой о себе и воспоминания ее односельчан [25] . Наконец, еще одна работа важна установлением неизвестной до недавнего времени даты рождения Федосовой. Долго предположительно считался то 1820-й, то 1825-й г. Сама Ирина Федосова, отвечая на вопрос О. Х. Аг- реневой-Славянской «Сколько тебе лет?», сказала: «Сколько мне лет - столько тебе нет . […] когда родилась - память извелась». Изучив историко-архивные документы, которые ранее никем не привлекались, научный сотрудник музея «Кижи» С. В. Воробьева определила дату рождения Ирины Федосовой - 30 апреля 1827 г. [26]

Уже говорилось о влиянии, которое оказывала Ирина Федосова на современников, знаменитых и рядовых, кому довелось ее видеть и слышать. Не меньшее влияние испытали те, кто узнавал ее из книг: Н. А. Некрасов, П. И. Мельников-Печерский, М. М. Пришвин, А. Т. Твардовский, Н. А. Клюев, Андрей Белый, Роберт Рождественский и другие. Выразившая самосознание русской женщины-крестьянки второй половины XIX в., Федосова - предтеча великих поэтесс, устами которых «заговорила» женщина XX в., - и прежде всего это «Музы скорби» Анна Ахматова [27] и Марина Цветаева.

стр. 92Федосова сама стала литературным героем, художественным образом. Ей посвящали и продолжают посвящать свои произведения писатели Карелии: Иван Костин, автор стихов, поэмы и единственной повести о Федосовой [28] , поэты Марат Тарасов, Александр Родин, Вячеслав Агапитов.

Несомненно, изучение творчества и личности Федосовой способствует осознанию общественностью ее места и роли в истории русской и мировой культуры.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Имя Федосовой присвоено одной из улиц Петрозаводска, мемориальная доска в ее честь висит на здании бывшей Мариинской женской гимназии на улице Кирова, ее имя носят две библиотеки - районная в Медвежьегорске и упомянутая сельская, но существует только один памятник - на могиле на Юсовой горе около родного села Кузаранда. Ее посещение в июне 2002 г. во время научно-практической конференции «Поэтические наследие И. А. Федосовой и фольклорно-этнографические традиции Заонежья», которая была организована республиканским центром по охране памятников, Карельским научным центром и администрацией Медвежьегорского района (она проходила в библиотеке-музее ее имени), - одно из моих самых светлых и незабываемых впечатлений последних десятилетий. Никогда не забуду этот солнечный день, когда с Юсовой горы открывалась потрясающей красоты водная безбрежность, сливающаяся с голубым небесным горизонтом, питавшими, как мне видится, талант Федосовой. Как важно, чтобы это ощутили, почувствовали не только те, кто побывал на могиле Федосовой. Памятник в формате скульптуры или бюста непременно должен быть в Петрозаводске на той улице, где она жила, где ее записывал Е. В. Барсов. Он нужен тем, кому дорога наша культура, чья «память не извелась», кто хочет выразить свое признание и благодарение великому таланту сказителя-художника. И это будет прекрасная образовательная, нравственная, эстетическая страница той книги, каковой является город. А книга под названием Петрозаводск станет содержательней, интересней, значительней для своих жителей, для гостей города и туристов. Памятнику Федосовой быть!

// Кижский вестник. Выпуск 17
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2017. 316 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф