Марковская Е.В. (г.Петрозаводск)
Коллекция записей «на костях» Фотограммархива ИЯЛИ КарНЦ РАН VkontakteFacebook

Статья подготовлена в рамках выполнения плана НИР, тема «Научная систематизация и сохранение памятников фольклора», № 0225-2014-0011.

Записи фольклорных произведений «на костях» [1] датируются 1938– 1941 гг. и являются наиболее ранними звуковыми материалами, хранящимися в Фонограммархиве ИЯЛИ КарНЦ РАН.

С давних времен известны механические музыкальные инструменты: шарманки, музыкальные часы, механические спинеты, музыкальные шкатулки, ящики, табакерки, которые могли проигрывать ограниченный набор мелодий и не могли записывать звуки. И только во второй половине XIX в. был изобретен фоноавтограф, на который можно было записывать голос. Этот аппарат имел серьезный недостаток: он не мог воспроизводить сделанную запись. Через 20 лет, в 1877 г., Томас Эдисон изобрел фонограф, позволявший не только фиксировать, но и воспроизводить живой звук. В России фонограф появился в 1878 г. и достаточно быстро завоевал популярность, особенно среди музыкантов, этнографов, фольклористов. На фоновалики были записаны голоса известных политиков, общественных деятелей и популярных представителей литературы и искусства [2] .

В Пушкинском Доме хранятся восковые валики, сделанные А. М. Астаховой и другими исследователями на фонографе с голосами народных сказителей, в том числе карельских. В НА КарНЦ РАН сохранились расшифровки фоноваликов экспедиции 1940 г. в Калевальский район ленинградских и карельских ученых: аспирантки Ленинградской государственной консерватории Н. И. Жемчужиной, студентки музыкального училища Ленинградской государственной консерватории К. Я. Эпштейн, сотрудницы КНИИК (предшественник ИЯЛИ в 1937-1946 гг.) А. Р. Леонтьевой [3] . В 1941 г. в письме, адресованном директору КНИИК В. И. Машезерскому, Н. И. Жемчужина предлагала помощь в приобретении фонографа для КНИИК [4] , но эти планы не осуществились – помешала война. Фонограф имел серьезный недостаток: при перезаписи фоноваликов происходило значительное ухудшение звука, что мешало копированию фонодокументов. Этот недостаток был впоследствии преодолен с изобретением граммофона и грампластинки.

С организацией КНИИ в 1930 г. (предшественник ИЯЛИ в 19301937 гг.) начались систематические полевые работы местных ученых. На начальном этапе большую методическую помощь оказали ленинградские фольклористы под руководством М. К. Азадовского. Фольклористам и музыковедам КНИИ было необходимо производить звуковые записи фольклорных произведений. К сожалению, нам не удалось узнать, кем был сделан аппарат для записи пластинок «на костях» и кому принадлежала идея. В 1938-1941 гг. были записаны 182 пластинки на рентгеновской пленке.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Существует описание процесса записи на такие пластинки. Для записи «на костях» использовали прибор, собранный из разных аппаратов для воспроизведения грампластинок. Обычными ножницами из квадратного рентгеновского снимка вырезали круг, который редко получался идеально ровным. Форма не имела большого значения, разве что для внешнего сходства с виниловой пластинкой. Затем в середине этого круга шилом аккуратно протыкали отверстие. Самодельную пластинку ставили на рекордер. Главным отличием записывающего устройства от обычного проигрывателя являлось использование не иглы, а резца с очень острым кончиком. Крепление для этого резца было в два раза шире игольного: там размещался механизм, тоже собранный вручную, который мог улавливать электромагнитные волны. Самодельный резец мог не только скользить по дорожке и воспроизводить звук, но и прорезать на «кости» саму дорожку. Резец двигался в такт звукам и вырисовывал на крутящемся рентгеновском снимке идентичную музыкальную дорожку. При этом он оставлял тоненькую стружку, которую необходимо было часто снимать. Важно было сохранять тишину: любой скрип или вздох тоже улавливался самодельным рекордером и становился неотъемлемой частью звуковой дорожки [5] .

Таким образом были записаны 182 пластинки, из них 47 впоследствии заменили на копии в виде гибких пластинок желтого цвета. Сохранился архивный документ на эту тему, датированный 17 апреля 1952 г. Это обращение директора ИЯЛИ КарНЦ РАН В. И. Машезерского к ленинградскому композитору Н. Н. Леви с просьбой вернуть оставшиеся за ней пластинки с напевами сказителей П. И. Рябинина-Андреева, А. Ф. Никифоровой, А. В. Ватчиевой, М. Е. Самылина, И. Т. Фофанова и М. М. Коргуева, которые были получены Н. Н. Леви в 1946 и 1948 г. [6] Скорее всего, Н. Н. Леви (она работала сотрудником КНИИ в 1936-1937 гг.) была вынуждена сделать эти копии, так как для нотирования напевов нужно неоднократно прослушивать аудиоматериал, а пластинки могли крошиться и портиться.

Целью создания коллекции на гибких пластинках являлось сохранение живых голосов лучших исполнителей русского и карельского фольклора. Удалось записать эпические песни, сказки, причитания, лирические песни, а также ряд новин. Основная часть записей была сделана в отрывках, поскольку пластинка позволяла записывать всего несколько минут звучания. Эпические песни из коллекции грамзаписей ФА ИЯЛИ КарНЦ РАН подробно рассмотрены в статье В. П. Кузнецовой [7] , а сказки – в статье А. С. Лызловой [8] . Гибкие грампластинки хранят голоса последнего поколения севернорусских сказителей П. И. Рябинина-Андреева, П. Г. Горшкова, М. Е. Самылина, Н. В. Кигачева, Ф. А. Конашкова, И. Т. Фофанова.

Уникальной является четырехминутная запись знаменитого былинного напева сказителей Рябининых от П. И. Рябинина-Андреева («Королевичи из Крякова»). От этого же сказителя Н. Н. Леви были сделаны также записи баллады «о братьях-разбойниках и сестре» и несколько повторных записей новины о легендарном красном командире Тойво Антикайнене.

От известного пудожского сказителя Ф. А. Конашкова [9] было сделано 38 фрагментов записи. В основном это былины («Дюк», «Илья Муромец и царь Калин», «Добрыня и Маринка», «Илья Муромец и Идолище», «Илья Муромец в ссоре с князем Владимиром», «Василий Игнатьевич и Батыга» и др.), а также одна историческая песня на былинный мотив об Иване Грозном и баллада «о братьях-разбойниках и сестре». Записал Ф. А. Конашкова в Петрозаводске в конце 1940 г. А. Д. Соймонов – выпускник Ленинградского государственного университета, ученик М. К. Азадовского, который с 1939 г. до начала Великой Отечественной войны возглавлял сектор фольклора КНИИК. Хорошо осознавая ценность эпического репертуара Ф. А. Конашкова, А. Д. Соймонов делал повторные записи былин.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

От талантливого сказочника из Сумского Посада Ф. Н. Свиньина в 1940 г. Н. Н. Леви было записано на гибкие пластинки 20 фрагментов сказок. Об этом крупном исполнителе с богатейшим сказочным репертуаром, часть которого имела книжное происхождение, писали исследователи в разное время [10] . От известного космозерского сказителя П. Г. Горшкова [11] были сделаны записи на гибкие пластинки с фрагментами одной сказки «Про Емелю», трех классических былин на сюжеты «Илья и Соловей», «Женитьба князя Владимира», «Добрыня и Алеша», а также трех новин о Ворошилове, Сталине и Ленине. От односельчанина П. Г. Горшкова – «тихого, кроткого крестьянина, с громадной любовью к былине» [12] – М. Е. Самылина на гибких пластинках сохранились записи отрывков двух былин («О Добрыне Никитиче» и «Худая жена»), трех новин (о папанинцах, челюскинцах и Ворошилове), двух сказок и двух песен; от пудожского сказителя Н. В. Кигачева [13] – двух былин («Рахта Рагнозерский» и «Сухман») и одной сказки. Еще от одного известного пудожского сказителя – И. Т. Фофанова [14] – сохранились звуковые записи трех фрагментов былин и новины «О Чапаеве» и «О Ворошилове».

Карельский фольклор на гибких пластинках представлен более 40 произведениями: рунами, причитаниями, сказками, песнями и новинами (также в отрывках). Больше всего записей было сделано от самой крупной южнокарельской сказительницы А. Ф. Никифоровой из д. Вохтозеро Сямозерской волости (ныне Кондопожского района). Обобщая все записанные тексты от исполнительницы, А. С. Степанова приводит данные о 400 единицах фольклорных текстов [15] . На гибких пластинках хранятся фрагменты 30 произведений в ее исполнении (сказки, новины о Ленине и Сталине, песни, частушки, руны, свадебные причитания, плач об утонувшем сыне). От сказителя-билингва Т. Е. Туруева [16] из средней Карелии записано 20 фрагментов произведений на русском и карельском языках (былины, сказки, новины о Сталине и Чапаеве). Имеется также семиминутное интервью собирателя О. П. Елисеевой со сказителем. Грампластинки сохранили голос еще одного талантливого сказочника – билингва М. М. Коргуева [17] , родом из поморского села Кереть Кемского уезда Архангельской губернии (ныне Лоухского района). От него сохранилось пять звуковых образцов на гибких пластинках: четыре отрывка рун на карельском языке, сказка, новина о Чапаеве. От уроженки Петровского (ныне Кондопожского) района, участницы конференций мастеров народного творчества, долгожительницы А. В. Ватчиевой и уроженки д. Алозеро Кемского уезда Архангельской губернии (ныне Калевальского района), сказочницы и рунопевицы М. И. Михеевой записывали в отрывках карельские причитания и песни.

Мы остановились только на самых крупных сказителях Карелии; единичными текстами на гибких пластинках представлены и другие народные мастера слова. Записи на грампластинки производились А. Д. Соймоновым, К. Ф. Беловой, В. Я. Евсеевым, Н. И. Богдановым и другими сотрудниками КНИИК. Последние грамзаписи датируются маем 1941 г. В годы Великой Отечественной войны грампластинки вместе с другими архивами были вывезены в эвакуацию. Возможно, что обратно они вернулись не полностью, так как частично могли быть утрачены во время переезда, но и то, что удалось сохранить, составляет большую научную и культурную ценность.

До настоящего времени большая часть фонограмм и их расшифровки не были опубликованы. В 1975 г. записи былин были прослушаны С. Н. Азбелевым; для монументального академического издания «Свод былин» [18] были изготовлены копии былин в исполнении П. И. Рябинина-Андреева, И. Т. Фофанова, Н. В. Кигачева, П. Г. Горшкова, А. Е. Старикова, Т. Е. Туруева и Ефимова [19] . Несколько записей с расшифровками размещены на сайте Фонограммархива ИЯЛИ КарНЦ РАН [20] .

Последующие значительные по объему поступления звуковых материалов относятся к 1950-м гг., что было обусловлено появлением катушечных магнитофонов, которые можно было использовать в полевых условиях. К этому же времени относится создание кабинета звукозаписи ИЯЛИ (ставшего впоследствии Фонограммархивом).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Нужно отметить, что именно записи «на костях» позволили сохранить звучащие голоса сказителей Карелии и они остаются единственными звуковыми материалами Фонограммархива, собранными до Великой Отечественной войны. Впоследствии были сделаны копии гибких пластинок на кассеты, а к настоящему времени все пластинки приведены в цифровой формат, что дает возможность переносить их на более надежные и постоянно совершенствующиеся цифровые носители и использовать в научной работе.

// Кижский вестник. Выпуск 17
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2017. 316 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф