Лихачева Н.П., Савельева Н.В.
Рукописные собрания государственных хранилищ Архангельской области: История и перспектива описания, краткий обзор фондов VkontakteFacebook

Каждый исследователь, обращаясь к изучению наследия книжной культуры Русского Севера, неизбежно открывает для себя программную статью выдающегося историка, археографа, источниковеда А. А. Амосова, в которой представлен наиболее полный обзор основных комплексов материалов по изучению книжных традиций различных районов Архангельского Севера (Нижняя Двина, Средняя Двина и Вага, Верхняя Двина, Пинега, Мезень, Каргополье, Беломорский комплекс, включая и Соловецкий архипелаг) [1] . Большая часть источников по истории севернорусской книжной культуры сконцентрирована в центральных научных институтах и библиотеках, коллекции которых сложились в результате исторического перемещения фондов (например, Архангельское собрание БАН) или многолетней археографической деятельности (собрания Древлехранилища ИРЛИ, Рукописного отдела БАН и т. д.). Именно эти материалы в большей степени введены в научный оборот, так или иначе описаны или представлены в обзорных статьях [2] .

В то же время не подлежит сомнению высокая научная значимость книжного наследия Русского Севера, которое хранится на местах, в областных и районных учреждениях культуры и образования. Случайность и эпизодичность обращения к этим материалам общеизвестна и закономерна. Именно поэтому уже в 80-е гг. прошлого века А. А. Амосовым и его коллегами была разработана программа комплексного обследования провинциальных хранилищ, воплотившаяся тогда в подготовку сводных каталогов материалов вологодских хранилищ и хранилищ Коми АССР [3] . Собственно эта программа и стала основой нынешней общегосударственной программы «Книжные памятники Российской Федерации» (в ее севернорусской части), благодаря которой в настоящее время поддерживаются усилия сотрудников региональных научных центров по описанию и обнародованию своих материалов. И здесь, конечно, очень многое зависит от энтузиазма и самоотверженности ученых, возглавляющих подобные предприятия, способных найти финансирование и организовать результативную работу. Примером такого воплощения коллективного труда может служить недавно опубликованный каталог рукописей хранилищ Карелии [4] .

Архангелогородские фондодержатели со своим координирующим центром (АОНБ) подключились к работе по формированию Общероссийского свода книжных памятников в 2004 г. В рамках долгосрочного сетевого проекта «Создание свода книжных памятников Архангельской области» библиотека начала создавать базу, которая пополняется учетными записями о рукописных книгах, связанных своим происхождением или бытованием с Архангельским Севером, в том числе находящихся в настоящее время в государственных хранилищах области. Обследование фондов позволило сделать предварительные выводы о том, что на сегодняшний день на территории Архангельской области рукописи имеются более чем в 20 учреждениях, в числе которых библиотека Антониево-Сийского монастыря и Кенозерский национальный парк.

По предварительным подсчетам в книгохранилищах Архангельской области в настоящее время имеются около 900 рукописей XV-XX вв. Наибольшее число единиц хранения содержат фонды ГААО, областной библиотеки, ГМО «Художественная культура Русского Севера», Архангельского краеведческого музея, музеев Вельска, Каргополя, Северодвинска, Сольвычегодска, Соловецкого и Шенкурского музеев; от двух-трех единиц до десятка рукописей хранятся в объединении «Малые Корелы», в районных краеведческих музеях (Мезень, Пинега, Верхняя Тойма, Нарьян-Мар, Пучуга). По хронологии рукописи распределяются следующим образом: самые старшие относятся к XV в. (5), 34 рукописи XVI в., около 70 – XVII и рубежа XVIII в., около 150 рукописей XVIII и рубежа XIX в., большая часть рукописей относится к XIX-XX вв.

Конечно, исследователи-архангелогородцы и археографы из центра не раз бывали в областных и районных хранилищах и знакомились с рукописными фондами. Они оставляли сотрудникам хранилищ свои записи и пометы к просмотренным материалам, которые и сейчас служат подспорьем в работе, ориентиром для датировки или определения рукописных книг. Так, например, В. И. Малышев работал дважды в Архангельске (в 1937 и 1950 г.), а в 1950 г. еще и в музеях Вельска, Мезени, Шенкурска. В одном из своих традиционных отчетов об экспедициях на Север он поместил краткий перечень наиболее интересных рукописей из фондов Архангельска и опубликовал по одной из них (АОНБ. РК 45) «Документальную повесть об Азовском осадном сидении» [5] . В областном архиве в начале 1960-х гг. работал лингвист, диалектолог В. Я. Дерягин, он составил словарную картотеку объемом в десять тысяч карточек по материалам старопечатных и рукописных книг фонда. В разное время с рукописями музеев Архангельска и области знакомились А. А. Амосов, В. П. Бударагин, И. В. Поздеева, А. В. Пигин и его ученики; с рукописями Каргопольского музея в 2005-2006 гг. работали А. Н. Власов и Е. В. Прокуратова вместе со своими студентами; чуть ранее описанием рукописей Сольвычегодского музея занимались археографы Сыктывкарского государственного университета, в частности Е. А. Рыжова. В Архангельске описание комплекса рукописей ГМО «Художественная культура Русского Севера» в 2014-2015 гг. подготовили Л. В. Ненашева и А. П. Ежова.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, результаты этих работ, как правило, не обнародованы. Исключением здесь можно считать публикацию на сайте Антониево-Сийского монастыря и на сайте областной библиотеки новых кратких описаний в своде-реконструкции библиотеки Антониево-Сийского монастыря [6] , публикацию каталога рукописей и старопечатных книг АОНБ [7] , издание каталога рукописей и старопечатных книг Соловецкого музея-заповедника [8] , а также обзор наиболее ценных рукописей Каргопольского музея [9] . Кроме того, сведения о рукописях из разных хранилищ сообщаются в обзорах и презентациях на традиционных конференциях по книжным памятникам, которые проводятся областной библиотекой в Архангельске трудами и стараниями Г. Е. Седовой и Н. П. Лихачевой, и соответственно в сборниках, опубликованных по материалам этих конференций [10] .

В настоящее время мы имеем общее представление о комплексе рукописных памятников, хранящихся в Архангельской области. Способы формирования музейных, библиотечных и архивных коллекций, как правило, отражают обычную практику комплектования – от частных поступлений и дубликатных вливаний из центра до экспедиционных пополнений. Отсюда закономерная неоднородность книг по месту их происхождения и бытования. В библиотеках, музеях и архиве есть рукописи среднерусского происхождения и бытования, многие из них связаны со старообрядческой традицией; они изначально принадлежали частным или общинным старообрядческим собраниям. В то же время довольно большая часть рукописей отражает определенный этап формирования поздней севернорусской книжнорукописной традиции, многие рукописи достаточно точно локализованы о месту происхождения и бытования. Они созданы на Русском Севере и связаны своей историей с традициями и бытом крестьянского мира, со старообрядческой средой, местными церковными приходами.

Основные хронологические и жанрово-тематические группы рукописей можно кратко обозначить следующим образом. Самые ранние рукописи относятся к XV в., их на сегодняшний день выявлено пять; примечательно, что три из них не имеют исключительно богослужебного предназначения: отдельный список Жития Арсения Великого (ГААО. 91 р.ц. (616)), нравственно-дисциплинарный сборник, отражающий старческую традицию Кирилло-Белозерского монастыря (ГААО. 58 р.ц. (580)), и Пролог (ГМО «Художественная культура Русского Севера», № 396-кн.).

Среди рукописей XVI в., по преимуществу служебных (Минеи, Псалтырь с восследованием, Требник, Октоих), следует отметить Типикон с владельческой записью священника Николая Павловского, служившего в разные годы в приходах Александровского, Архангельского и Шенкурского уездов (ГААО. 33 р.ц. (555)); Евангелие учительное с записью инока Даниила, писавшего книгу для Антониево-Сийского монастыря (АСМ. РК 62); Триодь цветную с записями о бытовании ее в сер. XVII в. на Пинеге (ГААО. 42 р.ц. (564)); [11] Трефологион с житиями русских святых, связанный своим бытованием с Пафнутиевым Боровским монастырем (ГААО. 18 р.с. (510)). Отметим также список весьма популярного у славян нравственно-дидактического сочинения «Поучительные главы к сыну Льву», или «Тестамент», который приписывается византийскому императору Василию Македонянину (ГААО. 14 р.ц. (536)). Рукопись принадлежала ранее епархиальной миссионерской библиотеке.

Если говорить о раннем, достарообрядческом, XVII в., следует отметить несколько агиографических сборников, содержащих жития русских, в том числе севернорусских святых: Зосимы и Савватия Соловецких (ГААО. 10 р.с. (502); 5 р.с. (497)), Антония Сийского (ГААО. 5 син. (514)), Никодима Кожеозерского (ГААО. 20 р.ц. (542)), Филиппа митрополита (ГААО. 9 р.с. (501)). Есть в фондах несколько списков торжественников триодных и минейных, «Александрия» в списке 40-х гг. XVII в. (ГААО. 13 р.с. (505)). Весьма примечателен сборник середины XVII в., отражающий исторические и духовно-нравственные ориентиры общества предраскольной эпохи (АКМ. 10258 кп). В нем читаются «Просветитель литовский» – сборник юго-западнорусского происхождения, составивший позднее основу Кирилловой книги (М., 1644); сборник «Сын церковный» – нравственно-дисциплинарное поучение христианину-неофиту, получившее распространение в списках и многократно изданное позднее старообрядцами [12] . Здесь же переписаны Устав и Духовное завещание Нила Сорского, Повесть об Усть-Шехонском Троицком монастыре.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Более поздние сборники XVII в. отражают уже традицию, впоследствии обильно расцветшую в старообрядческой культуре. Здесь мы найдем список Цветника священноинока Дорофея (АКМ 24791), список чтений мясопустной недели из печатного Соборника (М., 1647) (АОНБ. РК 430), Житие Василия Нового в отдельном списке (СИХМ. КП 3018. 54 РК), но здесь же, например, и список окружного послания Афанасия Холмогорского 1694 г. (ГААО. 22 р.ц. (544)).

Как уже было сказано, рукописи XVIII-XX вв. закономерно составляют большую часть фондов. Конечно, охарактеризовать их, даже кратко, весьма затруднительно, поэтому ограничимся лишь общими замечаниями. Основная часть рукописей этого периода – книги, необходимые для ведения богослужения, прежде всего в старообрядческих общинах и скитах, в том числе у беспоповцев. Ряд служебных рукописей переписан со старообрядческих изданий. К таким копиям можно отнести, например, списки с различных изданий «Устава о христианском житии» (АОНБ. РК 247; СГКМ. КП 20600; ГААО. 79 р.ц. (602), 83 р.ц. (608); СИАПМЗ. 2, 4579, 4580, 5764). В списках со старообрядческих изданий сохранились «Поморские ответы» (СИАПМЗ. 3496; ГААО. 48 р.ц. (570)), сборник с «Историей об отцах и страдальцах соловецких» (СИАПМЗ. 1), «Страсти Христовы», в том числе лицевые (СИАПМЗ. 4680).

Со старообрядческой служебной практикой по преимуществу связаны певческие рукописи крюковой традиции, среди них есть и сборники, и традиционные обиходные книги (Обиход, Ирмологий, Октоих, Праздники). Сохранилось и несколько приходских церковных сборников на линейных нотах. Особенно богаты вариантами роспевов Праздники (КИАХМ. КП 12880; СИХМ. КП 1210 (33 р.к.); СИХМ. КП 3073 (53 р.к.); КП 3072 (52 р.к.); КП 3071 (51 р.к.)), в том числе на линейных нотах с росписью роспевов для альта, баса, дисканта и др.

Особый интерес представляют поздние старообрядческие сборники, созданные на основе разнообразных источников, как рукописных, так и печатных, которые включают всевозможные духовно-назидательные подборки текстов, устойчивые старообрядческие компиляции о пришествии антихриста, о еретиках и лжеучителях, о бытовых запретах (брадобритии, чае, табаке) и т. д. (ГААО. 3 р.с. (495); 26 р.с. (519); 27 р.с. (520); 35 р.с. (620); 28 р.с. (521); КИАХМ. КП 12855; КП 7384; КП 10240; КП 14206; СИАПМЗ. 4578; 4033). Отметим памфлет на реформы патриарха Никона в православной церкви, украшенный цветными миниатюрами (ГААО. 25 р.с. (518)), а также отражающие позднюю старообрядческую традицию сборники гектографов, которые содержат различные дидактические и полемические произведения конца XIX-XX в. (например, КИАХМ. КП 7668).

В поздних списках представлены произведения назидательного чтения, весьма популярного во всех слоях общества. Таковы, например, «Звезда пресветлая», повести из «Великого Зерцала», различные патериковые повести, в том числе Синайский патерик в редакции Досифея (Топоркова) (СИАПМЗ. 582). Имеются сборники апокрифов, в том числе[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

в., в состав которых входят популярные в крестьянской среде «Сон Богородицы», «Епистолия Иисуса Христа о неделе», «Сказание о 12 пятницах», Свиток Иерусалимский, а также апокрифические молитвы (архангелу Михаилу, священномученику Киприяну) (АОНБ. РК 245; СГКМ. КП 322; СИАПМЗ. 5353 и др.).

Особо следует отметить два блока поздних материалов.

Первый связан непосредственно с жизнью крестьянской семьи и ее отражением в жизни общества, в определенном социуме. Так, в собраниях Архангельской области встречаются тексты, связанные с народной обрядовой культурой и имеющие практическое значение: заговоры против болезней (от сглаза, грыжи, порчи), охотничьи, пастушеские (АМДЗ. КП 1454; СИАПМЗ. 2083, 2084; КИАХМ. КП 6349). В тех же семейных собраниях в XVIII в. появляются списки с сочинений исторических, общерусских и местных: «Синопсиса» Иннокентия Гизеля (ГААО. 16 р.с. (508)), «Летописца Соловецкого» конца XVIII в. (ГААО. 1 р.с. (493)), Сказания о стрелецком восстании 1682 г. (ГААО. 29 р.с. (522)) и даже список с одного из изданий XVIII в. исторического сочинения секретаря русского посольства в Швеции Алексея Ильича Манкиева «Ядро российской истории» (33 р.с. (618)) [13] . Несомненную ценность имеют разного рода личные записи и дневники крестьян и горожан, их заметки по истории родного края. К таким относится, например, летопись семьи уроженца Емецкого уезда М. Н. Резвого за 1801-1875 гг. (АОНБ. РК 281), в которой содержатся записи об истории, быте, ведении хозяйства, метеорологические наблюдения и астрономические прогнозы, а также описания исторических событий, происходящих в стране, и авторские комментарии к ним.

Бесценный материал представляют собой записные книжки, в том числе вернувшихся со службы солдат и матросов. Рядом с выдержками из книг по ведению домашнего хозяйства и медицинскими рецептами здесь могут находиться выписки из произведений художественной литературы нового времени, выбранные из школьных хрестоматий или переписанные с таких же списков, отражающих до- и послепечатную традицию произведений русской классики (стихотворные и драматические произведения Н. А. Некрасова, Т. Г. Шевченко, А. Н. Баженова). Интересна записная книжка некоего Ивана Фатеева (ГААО. 44 р.ц. (566)) с молитвами, адресами разных лиц по всей России и приходо-расходными записями.

Добавим сюда «Древний и новый летописец Верховажского посада с 1607 до 1831 г., собранный из древних правительственных книг, грамот и записок, и новейших разных журналов и иных бумаг», который был составлен в 1811-1831 гг. верховажским историком и краеведом мещанином Матвеем Николаевичем Мясниковым (АОНБ. РК 386), или «Летописец города Вельска...» за 1781-1842 гг. (АОНБ. РК 385), который велся по высочайшему указу императрицы Екатерины II. Список с этого указа предваряет текст летописца. Эти материалы уже отражают иную традицию: становление науки краеведения и общероссийского исторического знания.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особый раздел рукописных фондов составляют материалы, связанные с историей и жизнью церковных приходов и местных монастырей. Описание этих материалов представляет определенную проблему, поскольку они находятся на стыке архивных и книжно-рукописных фондов. По этой причине степень их раскрытия и отражения в каталогах зависит от решения составителей каждого конкретного описания. К таким материалам относятся, например, архивы 1720-1850-х гг. Пияльского и Чекуевского приходов Онежского уезда, хранящиеся в Соловецком музее-заповеднике [14] . Они наглядно передают жизнь церковного прихода с его бытом, заботами (о построении и росписи храмов, о церковных доходах и отчетах в них перед епархиальным начальством, о земельных тяжбах священников с местными жителями и т. д.) и в целом о сношениях удаленных приходов с губернским и столичным верховным духовенством.

К этим материалам примыкают синодики, которые иногда представляют собой не только именные помянники, но и традиционные литературные сборники, несомненно, требующие постатейной росписи. Именно к такому типу относятся синодики из коллекции областной библиотеки. При этом они являются и памятниками художественного наследия: синодик Прокопьевской церкви Верхнесуландской волости XVII в. (АОНБ. РК 374) интересен как образец орнаментального искусства, а синодик архангельского Свято-Троицкого кафедрального собора 1-й трети XVIII в. (АОНБ. РК 235) украшен миниатюрами, представляющими ветхозаветные сюжеты. Большая часть синодиков находится в фондах областного архива: это монастырские (Антониево-Сийского, Александро-Ошевенского монастырей) и приходские (церквей Холмогорского, Мезенского, Олонецкого уездов) рукописи. Поминальные записи синодиков традиционно содержат росписи местных родов всех сословий, а также вкладчиков монастырей и церквей. Большой интерес представляют синодики Сольвычегодского музея, в которых имеется информация не только об истории и генеалогии сольвычегодских родов, но и об истории родов вкладчиков – именитых людей из центра России Григория Дмитриевича Строганова, Герасима Бельского и других (например, КП 2801 (14 р.к.)). В синодик Николо-Коряжемского монастыря (КП 2807 (45 р.к.)) среди прочих поминаний записаны роды его постриженика, писателя и духовного деятеля XVII в. Александра, епископа Вятского, а также гостей – «государева боярина» Бориса Ивановича Морозова и Иоанникия Феодорова Строганова.

Таким образом, даже этот весьма беглый обзор показывает, что рукописные фонды Архангельской области представляют собой неотъемлемую часть наследия книжной традиции Русского Севера, неизвестную еще, по большому счету, в научных и культурных кругах. Насущная необходимость создания подробных каталогов этих рукописных собраний очевидна. В 2014 г. Министерством культуры Архангельской области был поддержан проект «Подготовка к изданию сводного каталога “Рукописные книги XV-XVII вв. в хранилищах Архангельской области”» – он может рассматриваться как первый шаг в создании общего сводного каталога рукописей. Составителями каталога изначально была принята установка на подготовку подробных научных описаний рукописей, которые должны всесторонне представить как палеографическую, так и содержательную характеристику каждой единицы хранения. Именно такое описание материалов, как представляется, позволит ввести рукописные памятники местных хранилищ в общерусский свод и соотнести их с некогда бытовавшими в одном ареале, а ныне разнесенными по всей России книгами, восстановить те связи, которыми эти книги некогда были скреплены.

// Кижский вестник. Выпуск 17
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2017. 316 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф