Васкул А.И. (г.Санкт-Петербург)
Экспедиции к старообрядцам-филипповцам Вятского края 2014-2015 гг. VkontakteFacebook

Статья выполнена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда, проект №16-34-01051.

Большинство материалов Древлехранилища и Фонограммархива Пушкинского Дома происходит из мест, некогда населенных староверами, которые берегли свои традиции, сохраняли и передавали их из поколения в поколение, потому каждая поездка археографов и фольклористов в старообрядческие деревни заранее обещала новые находки. Такое же предчувствие не покидает и современных исследователей, собирающихся к старообрядцам.

В 2014-2015 гг. состоялись две совместные фольклорно-археографические экспедиции ИРЛИ и Рукописного отдела БАН в Слободской район Кировской области [1] . Работа Пушкинского Дома в Кировской области началась в 2010 г., когда А. Н. Власов и Е. А. Дорохова выявили старообрядческую общину поморского согласия в Мурашинском районе, планомерное изучение которой проводилось в 2011-2014 гг. под руководством А. Б. Бильдюг [2] .

Таким образом, поездка в Слободской район стала логическим продолжением исследований старообрядческой культуры Вятского края.

В начале 1990-х гг. в рамках фронтального обследования Кировской области на предмет бытования рукописных книг археографами БАН была обнаружена старообрядческая община на севере Слободского района. Итогом поездок стали привезенные рукописные и печатные книги, исторические документы, письма, которые отложились в Вятском собрании Рукописного отдела БАН. На рубеже 1990-2000 гг. в этих местах собирали фольклорные и этнографические материалы студенты Московского университета и сотрудники Слободского краеведческого музея [3] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Согласно историческим источникам и воспоминаниям старожилов, интересующая нас территория заселялась в середине XIX в. старообрядцами из Загарского и Медянского приходов Вятского уезда, Г ороховского прихода Орловского уезда и Анкушинского прихода Слободского уезда [4] . Ранее в этих местах существовал целый куст деревень – Осиновка, Веселово, Березник, Камешка, Кузьминск, жители которых во второй половине XX в. переселились в Осиновку, где работали наши коллеги-предшественники. В начале 2000-х гг. Осиновка опустела [5] , а ее обитатели разъехались по различным населенным пунктам Кировской области (Сухоборка, Подсобное, Денисовы, г. Слободской и др.) и в г. Киров. Во время экспедиций мы по возможности постарались посетить всех бывших «осиновцев», но в основном работали в Сухоборке, которая является ближайшим к опустевшей деревне жилым поселением.

В обследованных населенных пунктах проживают старообрядцы, как они сами себя определяют, беспоповского филипповского согласия [6] . Местные жители следующим образом говорят о своей вере: «Нам-то хуже будет вас-то, у нас вера филипповская, она строгая, они же все братья-то: и Даниил, и Федосей, они все они братья были, все едино было, как хорошо – ничего не делили, а теперь, поди, братья-то раскидали все. Филипп какой-то нашелся, и мы оказались в строгой вере. <...> Посты строгие, все строгое» [УФТ].

Практически все опрошенные информанты рассказывали о старообрядческом «монастыре», организованном в начале XX в. братьями Чупраковыми: по одним сведениям в самой Осиновке – на втором этаже их родового дома, по другим – в стороне от деревни, когда бежали от притеснений. «В 1920-х на них “настучали”. Староверы собрали пожитки и ушли в лес. Хотели арестовать, но их нету – местные не выдали. Жили в лесу. Там был дом, мельница и даже несколько могил» [7] . Некоторые припоминали, что при «монастыре» обучали книгописанию. Несколько человек назвали имя одного из учеников – Николая Семеновича Урванцева, детство которого прошло в «монастыре», затем его насилу женили, он поселился с семьей в Кузьминском, где за деньги переписывал книги. Также о значимости осиновской общины свидетельствует и тот факт, что в Осиновке проходил один из филипповских соборов в 1921 г.

Во время поездок выявлены и частично сфотографированы 27 печатных и 33 рукописные книги. Печатные книги по большей части представляют собой печать Преображенской и Почаевской типографий. Рукописи датируются XIX-XXI вв., среди них преобладают богослужебные сборники (Псалтырь, молитвословы, служебник и др.). В дар Пушкинскому Дому получены фрагмент Кормчей XIX в., три сборника духовных стихов XIX – начала XX в., несколько писем (письма из Сибири начала XX в.; переписка осиновских и кировских старообрядцев конца XX в.) [8] .

Нам удалось проследить судьбы старообрядческих крестьянских библиотек, описанных археографами в 1990-х гг. Одним из таких собраний явилась библиотека Романа Ивановича Урванцева (1914-2004) [9] , пользовавшегося большим авторитетом не только среди жителей Осиновки, но и среди кировских старообрядцев-филипповцев. В руках Р. И. Урванцева сосредоточилась обширная коллекция рукописных и печатных книг XVII-XX вв., часть из которых он передал в Рукописный отдел БАН, а остальные распределил между сыновьями, бережно хранящими наследство отца. Некоторые собрания пополнились новыми книгами, доставшимися от умерших родственников или обнаруженными в заброшенных домах – с последними новые владельцы легко расставались, передавая нам в дар.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Нами установлены имена местных переписчиков старообрядческих текстов. Так, на обороте нижней крышки рукописи «Правило для не умеющих молиться», которую нам любезно разрешили сфотографировать владельцы, имеется запись: «Сие правило списано из стариной псалтыри Филарета патриарха в седмое лето его патриаршества. Списал Иван Кузмич 7465 (1957) года в ноябре месяце». Значительное количество рукописных сборников, которые нам довелось видеть, было скопировано рукой Р. И. Урванцева.

Особой удачей явилась встреча с современным переписчиком богослужебных книг, проживающим сейчас в г. Киров, но родившимся в д. Осиновка. В кировской филипповской общине в недавнем времени развернулась полемика, касающаяся богослужебных текстов, набранных на компьютере: разрешается на службе использовать ксерокопии, сделанные с рукописных книг, а набранные на компьютере тексты с рукописных или старопечатных образцов запрещаются: «Печатал, этот живет, как его, живет щас в Америке, он приезжает на каждую, на Пасху приезжает, на Богоявление иногда еще. <...> И он даже, значит, службу напечатал, службу напечатал вот эту, напечатал здесь, и там сразу оттуда и посылал сюда, там сразу на ксероксе размножил всё, через компьютер, значит, сам печатал, всё, всю полностью, всё подряд, вот так знаете, здесь служба только всё написано, он полностью написал, где “Господи помилуй", где молиться, где чо, всё, всё, всё. <...> И размножили они, книги стоят вот сейчас, вот, этот, когда Василий, был у меня брат духовный вот этот, он год как он, сегодня у нас 16-е? Сегодня как раз у него година, год как раз, и вот, а этот, когда он умер, этот второй-то духовный, всё, не признает эти книги: “Они, говорит, это, в поганой яме сделаны, через компьютер, компьютер – это, говорит, поганая яма, и всё". Не признает и не даёт. Неприятность такая. <А то, что Вы пишите, приветствует?> Дело в том, что надо, надо, не дает тем книгам, так надо по чем-то петь. <А те, что перепечатывались с Вашей руки?> Да, как он перепечатывал. Вот, я знаете, вот Торжественник, Торжественник у меня был написан, взяли и перепечатали. Взяли вначале сканировали, сфотографировали, через компьютер пропустили, отпечатали это, цветной, на ксероксе и сшили. И книжек с 1000 рублей штучка, 20 штук сделали – 20 000 заплатили. Дак, вот я и говорю: “Дак там компьютер, человек печатал сам на компьютере, а тут взяли сфотографировали эту из книги, взяли пустили на компьютер, он ж программу взял же, всё тоже самое, пустили цвета, взяли по 1000 заплатили. Ты, говорит, признаешь эти книги, а там не признаешь". “А там другая, говорит, от руки написано”. Какая, какая разница, руками написано или чо там. Неприятно, знаешь. <А фотографировать можно книги?> По идеи-то нельзя фотографировать. <Почему?> Так даже фотографироваться грешно. <Почему?> Грех. Ну, куда деваться, на паспорт там, а куда уж выход, некуда не денешься» [ЧСТ]. В данном случае можно отметить благотворное влияние запрета «компьютерных» текстов, поскольку благодаря ему молитвы для богослужений в общине переписываются от руки, что является своего рода толчком для продолжения рукописной традиции: при копировании соблюдаются все внешние атрибуты в оформлении книг (полуустав, киноварь в заголовках и инициалах, титлы, переплет).

Некоторые книжные сюжеты, особенно полюбившиеся старообрядцам, перешли в устное бытование. Среди местных жителей пользуются популярностью эсхатологические рассказы о конце света, вероятно, заимствованные из «Видения мниха Григория», входящего в Житие Василия Нового: «Засуха, реки изойдут постепенно, железно небо, оловяна земля, трещины на земле, что человек не перескочит. Вострубят ангела и сойдет Господь судить кто-куда угоден. Ад – смола, огонь. Пока есть на свете верующие, то Господь терпит. Есть книга, которую не положено всем читатьпоминали ее, но где не знает. Там описано все: как свет начался. Самолеты – по-божественному – змеи, провода – тенёта, все опутано. Умершим легче будет на том свете, а тем, кто не успел – тяжелее» [ОВВ]. Также нами зафиксированы народные рассказы о жизни святых: Богородице, Марии Египетской, Иоанне Богослове, Макарии Александрийском, Паисии, Уаре и др.; пересказы легенды о происхождении табака и духовного стиха об Алексее, человеке Божием. Свидетельством распространенности в прошлом духовных стихов явились устные записи в двух вариантах позднего стиха «Умоляла мать родная» (в одном случае он был пропет по памяти, во втором – по печатному сборнику духовных стихов начала XX в.), а также бытование среди местного населения сравнительно большого количества рукописных сборников с текстами данного жанра.

В дальнейшем, помимо «полевой» работы со старообрядческими общинами, планируется провести разыскания в архивах Слободского района, Кирова, Петербурга и Москвы, что позволит наиболее полно исследовать историю, книгописную и литературную традиции одной из филипповских общин староверов Вятского края.

Список информантов:

// Кижский вестник. Выпуск 17
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2017. 316 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф