Гущин Б.А. (г.Петрозаводск)
Кижи. Незабываемый 1919 VkontakteFacebook

В 2002 г. в сборнике «Кижский вестник» № 7 была опубликована моя статья «Деревни Кижской волости (сельсовета) в 1917 – 1940 гг. (по архивным документам)», где я исключительно кратко, касался событий гражданской войны [1] . События эти, разумеется, заслуживают большого внимания со стороны исследователей, хотя бы потому, что военные действия в 1919 г. проходили непосредственно как на самом острове Кижи, так и в его окрестностях.

Настоящая статья, к сожалению, тоже достаточно фрагментарна, так как, пожалуй, наиболее интересующие нас документы безвозвратно утеряны, о чём позже я расскажу подробнее.

Вспомним, что первым новым учреждением в Кижской волости стал военный комиссариат, организованный 1 сентября 1918 г. Его первым военкомом стал петербургский столяр В.И. Климов. Непосредственно в военкомате было 13 служащих на 31 красногвардейца, а к декабрю 1918 г. за ним числилось ещё 12 инструкторов по всевобучу [2] .

На 1 января 1919 г. красноармейцев Кижского волостного комиссариата числилось 25 человек (по списку), а по штату – 67 человек. [3]

Необходимо отметить, что большинство этих людей, а тем более руководство военкомата, было военными, побывавшими на фронтах 1 мировой войны. Сам военком на фронте был бомбардиром. [4] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Унтер – офицерами были бывший приказчик В.Ф. Дегтярёв, Н.Ф. Гришин и А.К. Вересов [5] . Взводными в армии были И. Н. Маньшин, Ф.И. Ермолин и А.Ф. Прохоров [6] .

Военным руководителем и его помощником были профессиональные военные, бывшие офицеры. Военрук Дмитрий Васильевич Бедекер (р. 1888), петербуржец, окончивший Кадетский корпус и Павловское военное училище, поручик артиллерии, сочувствующий РКП (б) [7] .

Особо отметим его заместителя Павла Никтополноновича Метелевского. Он родился в 1895 г. в Петербурге. Окончил Кадетский и Младшие спецклассы Морского корпуса. Во время I мировой войны пошёл вольноопределяющимся на флот. Окончил Бакинскую школу морской авиации. Прапорщик П. Метевский во всех анкетах указывал свою основную специальность так: «Летчик». В Карелию он попал как инструктор артиллерийской бригады Олонецкой дивизии. Судя по его отчеству П.Н. Метевский вероятно происходил из священнической семьи. Во всяком случае свои Петрозаводские координаты он указывал в духовной семинарии. Разумеется, что он называл себя сочувствующим большевикам [8] . Но именно этот «сочувствующий» встал во главе тщательно законспирированной антисоветской организации, которая существовала в Кижах в начале 1919 г. Организация собрала как денежный фонд, так и оружейный арсенал. Судя по сохранившемуся документу [9] , организация готова была взять власть в свои руки, но по каким- то причинам так и не выступила против Советов.

В начале 1919 г. численность белогвардейских частей на Севере возросла с 6- 7 тысяч до 15. Зато союзники имели к началу 1919 г. в составе Мурманской группировки до 10 тысяч и Архангельской более 13 тысяч солдат и офицеров. Численность советских войск на архангельском и мурманском направлениях составляла 15 -18 тысяч человек [10] . И хотя в начале 1919 г. военные действия не касались Заонежья непосредственно, война принесла голод.

Летом 1918 г. из – за погодных условий в Кижской волости выдался совершенно ничтожный урожай ржи. Продовольственная коллегия как уездная, так и губернская не могли помочь крестьянам [11] . В октябре 1918 г. Кижский Комбед принял постановление о реквизиции хлебных излишков у крестьян. Была установлена норма на едока, причём отбирался излишек, который остаётся от 9 месяцев. При этом не учитывалось, сколько времени жить крестьянину до нового урожая. Семенной овёс не реквизировался. Оставлялось 18 пудов картофеля на едока [12] . Естественно, что в большинстве семей эти запасы к новому 1919 году были съедены. Поэтому Кижский волостной съезд сельских Советов крестьянских депутатов 12 января 1919 г. принимает такую резолюцию: «Съезд сельских Советов, обсуждая продовольственный вопрос, который как самый больной и безвыходный, особенно осложнившийся в самом бедственном и критическом положении для Кижской волости, которая пострадала от сильного градобития посевных ржаных полей. Съезд после докладов с мест районных Советов представителей, которые в простом, кратком и разумном отношении за страх будущего и грядущего голода за 1919 г., потому что многие крестьяне едят семенной овёс, ввиду того что норма, обозначенная по случаю недостатка подвозимых продуктов, муки ржаной совсем не получали, только один овёс по 10 ф. на едока и 20 ф. картофеля, запасы которых кончились, не удовлетворяют и заставляют нас есть семена, чтобы не помереть с голоду».[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Съезд Советов .. находит справедливым протестовать против Уездного исполнительного комитета, который забыл своё назначение и долг службы перед народом. Когда случилось градобитье, исполком назначил комиссию для обследования полей, которая определила убытки минимум на 60 тыс. рублей.

Просим справедливо отнестись к голодному населению, идти навстречу к беднейшему крестьянству, полувымирающему от голода, и потому просим Губ. исполком, у которого имеются по следствию градобития данные, по которым можно и законно прибавить норму на едока. Если найдётся наши требования справедливыми, просим передать документальные данные уездному продотряду, на обязанности которого лежит распределенные продуктов». [13]

Через день после съезда Кижское волостное общее собрание 14 января 1919 г. принимает отчаянную резолюцию в ответ на требование податного инспектора об уплате недоимков за 1917 и 1918 гг.

«Довести до сведения податного инспектора Петрозаводского уезда, что ввиду исключительной дороговизны жизни и безработицы и начавшегося голода, население волости считает налог непосильным, так как большинство граждан не в состоянии выкупать маленькую норму и начинают есть солому, и той в этом году мало. Если не будет прислано своевременно хлеба, будет съедена солома людьми, и скот должен дохнуть, а потому налог скинуть навсегда и весь». [14]

На этом же собрании крестьяне принимают резолюцию о том, что они отказываются сдавать кожи на приёмно- сборный пункт, так как всё население ходит без сапог, а крестьяне сдавшие кожу за самую ничтожную цену, должны покупать свои же кожы за 380 руб. за пуд. [15] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Не удивительно, что многие крестьяне, не довольные Советской властью вступают в антисоветскую организацию П.Н. Метелевского.

Следует сказать, что петрозаводская уездная власть пыталась помочь голодным крестьянам Заонежья. На II заседании Петрозаводского уездного исполкома Совета крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов было принято такое постановление.

«…Ввиду крайне острого продовольственного кризиса в этих волостях и могущих произойти на этой почве недоразумений, обратиться с ходатайством в Губпродколлегию о немедленном снабжении заонежских волостей хлебом вообще и семенами на время распутицы.

Принимая во внимание, что граждане города получают паёк по I категории 7 ф. на неделю, тогда как граждане деревни получают всего 4 -5 ф. на две недели, просить Губпродколлегию временно унизить паёк для граждан города и за счёт такого урезывания снабдить голодающих волости» [16] .

Недовольные кижане ещё в декабре 1918 г. отказались послать двух добровольцев в образцовый полк отметив это следующей резолюцией Кижского волостного съезда сельских Советов:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«Согласно принятой резолюции видно, что в означенные полки должны быть посланы люди от 21 до 30 лет вполне здоровые и стоящие на платформе Советской власти и ничуть не насильно. Видно, что желающих в районах нет». [17]

Кижанам, это не прошло даром и 23 января 1919 г. на Кижском волостном Съезде Советов было оглашено, что этот вопрос следует передать в сельсоветы и выбор изъявляющих желание людей пойти в образцовые полки должен вестись обязательно при члене Исполкома агитационной части А.Е.Кимове. [18] Так что не удалось кижанам проигнорировать образцовые полки.

Январь 1919 г. отмечен одним любопытным документом, касающимся непосредственно Кижского архитектурного ансамбля, вышедшем из Кижского волисполкома: «Волостной исполком доводит до сведения, что в пределах Кижской волости памятников старины не имеется». [19] А один из волостных деятелей предложил превратить Преображенскую церковь в клуб. Но, согласно воспоминанием А.В. Серовой, в 1918 – 1919 гг. работавшей машинисткой волисполкома, ни один человек не поддержал эту идею. [20]

В условиях надвигающегося голода крестьяне Кижской волости зи­мой 1919 г. организовали артель рыбаков [21] и лесную артель [22] сразу по­лучив заказ от СНХ на изготовление черенков для лопат, топорищ, ко­лес и т. д. Но, несмотря на это, весной 1919 г. голод стал угрожать каж­дому крестьянину. В общественный амбар поступило 150 пудов хлеба, хотя требовалось минимум 1000 пудов. Норма хлеба на человека стала всего 2 фунта в день. Семенной овес остался только у каждого десятого крестьянина. Лишь отчаяние заставило крестьян просить рыбаков отказаться от получения нормы из общественного амбара. [23] Продовольст­венная помощь из города так и не пришла. [24] В ответ на это делегаты апрельского волостного съезда Советов отказали городу в поставках мяса, иначе пришлось бы пустить под нож четвертую часть молочного скота. В резолюции съезда, направленной Уездпродкому, есть такие слова: «Крестьяне Кижской волости держат скот не для роскоши, а ис­ключительно для удобрения, что должен знать Уездпродком, а если не знает, то пусть спросит господ агрономов... Съезд ставит вопрос реб­ром Уездпродкому: что он хочет от деревни? Голодного населения? Разорить или развить его? В то время как крестьянство ест солому и другие суррогаты...» (документ обрывается). [25]

Ощутимым ударом по крестьянству, особенно зажиточному, стало предписание исполкома Петрозаводского уездного Совета финансово­го отдела о чрезвычайном революционном налоге. Крестьяне Кижской волости должны были заплатить в счет этого налога 28.100 руб. [26] Из этой суммы больше половины выпало на 51 крестьянина, из них на торговцев М. Я. Горбачева - 5000 руб., М. Е. Афанасьева - 5000 руб., Я. С. Киселева - 1000 руб. и А. Г. Рисанова - 1000 руб. С остальных крестьян налог составлял 20-25 рублей с человека [27] М. Я. Горбачев и М. М. Горин в апреле 1919 г. собрали сход, на котором просили влас­ти уменьшить налог, разложив его и на прочих граждан волости. В ответ на это съезд Советов утроил им сумму налога [28] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С весны 1919 г. военная обстановка в Карелии обострилась. Правительство Великобритании решило использовать летний период для нанесения мощных ударов по советским войскам в направлении Петрозаводска, Вологды и Котласа. 18 мая 1919 г. войска генерала Мейнарда (командующий войсками интервентов на Мурмане), наступавшие с Севера ценой больших потерь заняли Повенец, а 21 мая – станцию Медвежья гора и вышли на побережье Онежского озера. Здесь ими была создана военная флотилия [29] . Первоначально она насчитывала 10 – 12 катеров – истребителей и несколько вооруженных судов. Все они были вооружены 37 -47 миллиметровыми орудиями и пулемётами. Лётная эскадрилья насчитывала 20 гидросамолетов. Лётчиками были исключительно англичане и французы. Интервенты располагали судами, более быстроходными чем Красная армия (25- 30 узлов против 8 -10). Вражеские суда при попытках советской Онежской флотилии навязать бой, уходили под прикрытие береговых батарей. [30]

Фронт быстро подходил к Заонежью.

Весенний сев в деревнях Кижской волости срывался из- за то, что почти весь семенной хлеб был съеден. В уездную продкомиссию был кооптирован П.Я. Петров с заданием достать 5500 пудов семян. У него даже были полномочия: в случае неудачи дойти до Е.Г. Зиновьева в Питере и до В.И. Ленина в Москве. [31]

Провести весенний сев в Заонежье помогла неожиданность. В распоряжении Губземотдела и Комитета посевной площади оказалось на станции Лодейное поле – 14 вагонов, на станции Званка – 12 вагонов, на станции Медвежья гора – 1 вагон овса. Хотя этот овёс и не предназначался для Олонецкой губернии, его решили поделить, учитывая растущее недовольство крестьянства в связи с наступающим голодом.

В постановлении заседания Петрозаводского уездного исполкома Петрозаводского уездного совета крестьянских и рабочих депутатов говорилось: «1) Просить Губернский ВРК, продколлегию и губком партии большевиков обратить серьёзное внимание на продовольственное положение в Петрозаводском уезде, население которого в данный момент вторжения в его пределы банд белой гвардии, при подобной политике, будучи настроено на почве голода оппозиционно к советской власти, даёт большие козыри в руки белой гвардии и может вызвать голодное столкновение между гражданами Повенецкого и Петрозаводского уездов. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

2) Просить губземотдел срочно дать всё возможное уезду для обсеменения полей Заонежских волостей приблизительно до 12000 пудов, что помимо пользы дела, создаст благоприятное настроение населения в отношении к власти.

3) Предложить вновь прибывающий овёс предоставить прежде всего обделённым по военным обстоятельствам волостям Заонежья, в частности: Толвуйской, Великогубской, Сенногубской, Спасопреображенской, чем по возможности сравнять их с другими волостями уезда». [32]

Так что с большим трудом весенний сев 1919 г. в Кижской волости был проведён, но голод становился хроническим. [33]

В конце мая – в июне развернулись бои уже в Заонежье и к востоку от Онежского озера. На сторону белых встали и многие местные крестьяне. 25 мая противнику удалось на Заонежском полуострове занять Шуньгу и Толвую, а на восточном берегу Чёлмужи и Пудожгору. Регулярных частей Красной армии здесь не было. Для борьбы с белыми и интервентами на эти участки фронта из Петрозаводска направляются на кораблях Онежской флотилии местные отряды. [34]

Волостные Совдепы принимают решение о мобилизации населения от 18 до 40 лет и запрещении всякой антисоветской агитации вплоть до Революционного трибунала [35] . Начиная с мая 1919 г. В Заонежье действовал отряд под командованием сотрудника губ ЧК М.С. Антонова. Отряд особого назначения состоял из рабочих Онежского завода, членов Олонецких губкома, губисполкома, членов РКП (б), сотрудников ЧК.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В том что многие крестьяне Толвуи и Шуньги в мае 1919 г. поддержали белых, на мой взгляд, есть вина отряда Антонова и его лично. По сути некоторые крестьяне (пожалуй даже большинство) стояли в оппозиции к воюющим сторонам. Антонов же настроил крестьян против себя жестокостью и многочисленными ничем неоправданными реквизициями. Вот список реквизированного антоновцами у крестьянина Николая Тряпицина (к этому добавлено и реквизированное 6 финскими красным полком). [36]

«1) Корова, 2) Овец четверо, 3) Картошки выкопано 6 мер, 4) Сена скотина 25 ф…. 5) Муки 2 пуда, 6) Лошадь Клинова, 7) Серебра… [слово не окончено] 8) Круги извести, 9) 2 пары перьещипанных подушек, 10) 4 пары носков суконных, 11) 13 полотенцев, 12) 35 аршин холоста, 13) 2 рубахи вязанных, 14) 6 пар делнис …(?) суконных, 15) 2 платка шелковых, 16) 2 платка гарусных. 17) Деньгами 3400 руб.» [37]

Белогвардейская же пропаганда обещала крестьянам, в том числе и бедным, только что получившим дополнительную землю, белый хлеб и пряники, которые на самом деле привозили в деревни, раздавая их крестьянам налево и направо. [38] А перед приходом красных белогвардейцы-агитаторы проехали по деревням Заонежья с возгласами « Уезжайте скорее, бросайте все. Приехала Красная армия в Толвую. Всех стреляют, бросают в воду, режут, давят» [39] . Многие крестьяне поэтому убежали в леса. Несмотря на явный неконтакт отряда М.С. Антонова с местным населением, боевые действия отряда были достаточно успешными. 29 мая 1919 г. отряд высадился в районе Толвуи и при поддержке кораблей Онежской флотилии повёл наступление на Шуньгу. Заняв деревню Шунгский бор, отряд завязал бой за деревню Богачёво, но понеся большие потери отошёл к Толвуе, а затем к Кузаранде. В течение июня – июля бои шли севернее деревень Толвуя, Великая Нива, Терехово. Южная часть Заонежского полуострова прочно удерживалась красными. [40]

Недовольство крестьян усиливалось и явной неразберихой в волостных советских учреждениях, где иногда заседали явные сторонники белых. Так, например, согласно объявленной мобилизации в Великой Губе на пристань 15 мая, 5, 12, 20 июня являлось больше 100 человек мобилизованных, в ожидании парохода, который так и не пришел ни в один из этих дней. А 2 июля 1919 г. военный руководитель Великогубской волости перешёл на сторону белых и с пришедшим отрядом арестовал всех советских служащих. [41] Типиницкий Ревисполком эвакуировался в д. Вороний Остров, так же как после занятия Великой Губы предполагался набег на Типиницы. Сопротивления никакого местные крестьяне не оказали, так как не имея продовольствия настроены были весьма контрреволюционно. [42]

В этом же месяце Великая Губа была вновь занята красными и там вместо исполкома был организован Военно – революционный комитет. [43] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

3 августа 1919 г. части интервентов и белогвардейцев атаковали с суши и с озера подразделения Красной армии в Заонежье ( в районе д. Паднозеро). В Толвуе белогвардейцами было высажено подкрепление. После ожесточенных боёв, пользуясь численным превосходством (против двух батальонов Красной Армии) белые взяли в свои руки весь заонежский полуостров. В Великой Губе была создана промежуточная база для катеров белогвардейской военной флотилии и гидропланов. [44]

Советские учреждения Великой Губы были эвакуированы в д. Лонгасы (Сенная Губа).

Небольшую помощь белогвардейским отрядам своим вступлением в них оказывали дезертиры, всеми правдами и неправдами избежавшие красной мобилизации. На них время от времени устраивались облавы. «В результате августовских облав в волостях Деревянской, Ладвинской, Остречинской, Шелтозерской и Кижской количество дезертиров 35 чел. Каковые волости очищены от дезертиров», - докладывал предкомдезертир Ширшин. [45]

В середине сентября 1919 г. остановив наступление белых на всех участках фронта, красные части перешли в контрнаступление. 13 сентября 1919 г. командование начало операцию по освобождению Б. Клименецкого острова от белых. При поддержке кораблей Онежской флотилии в районе д. Войнаволок был высажен десант, который 16 сентября полностью очистил остров от белых. [46]

Август – октябрь 1919 г. – наиболее тяжёлый период для острова Кижи, который много раз переходил из рук в руки, и советские волостные учреждения, включая военкомат не раз уезжали в эвакуацию: в д. Серёдка, Сенная Губа и даже в Петрозаводск. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, все документы наиболее интересующего нас периода не сохранились. Вот что об этом говорится в приказе по военному комиссариату Кижской волости №1 от 20 сентября 1919 г.

«Военкомат только что прибыл из эвакуации (Петрозаводск) и расположился в Серёдке в самом богатом доме – доме Горбачёва». [47]

Обратим внимание на номер приказа - № 1 (сентябрь 1919 г.) и сделаем оттуда выдержку. «Во время первого наступления белых на Кижскую волость были приняты меры по эвакуации…. Всё имущество было погружено в лодку, но ввиду сильного артиллерийского огня на лодке вывести или уничтожить не представилось возможным. [позже] Лодка была увезена белыми». Хотя эта же история приказом №16 от 5 ноября 1919 г. датируется ноябрем 1919 г. [48]

Из - за отсутствия документов приведем рассказ очевидца Кижских событий лето – осени 1919 г. дочери Кижского священника М.А. Русанова Марии Михайловны Русановой (1911 г.р.), записанный в 1988 г. старшим научным сотрудником музея «Кижи» Р.Б. Калашниковой.

«Во время Гражданской войны однажды обстреляли погост. Военный корабль стоял около д. Кузнецы, и стрелял прямо по погосту. Корабль был наш, Красной армии, потому что накануне были белые на погосте, которые уже удрали восвояси. Около сорока было выпущено по погосту. И вот один из снарядов попал в купол Преображенской церкви. С левой стороны купол был разбит. Но отец сразу позаботился, чтобы отремонтировать купол. Ремонтировал его крестьянин из д. Мальково.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В Гражданскую войну наш остров как передовая позиция. Утром придут красные, причем нас возили туды – сюды в разные деревни. Красные придут, нас увезут в Подельник. Смешная была война! Ну, вот там мы живем, потом опять придут [белые], красных выгонят. Причем, значит, красные придут, у них не было красного флага…, придут к мене просить тряпку какую – нибудь. Там у нее был фартук большой, красный. Повесят на колокольню: Здесь красные. Ну, эти белые куда – то там уехали на Север. А когда красные побудут, опять белые наступают, тогда нас везут в Серёдку… Там и живем…, пока все не утихнет. Утихнет когда все – мы домой». [49]

Мы не можем установить точную дату повреждения артиллерийским огнем (белые или красные?) Преображенской церкви но вполне возможно, что это произошло во время боев 16 – 21 сентября 1919 г.

Приведем выдержки из телеграмм начальника штаба Путилова Т.Е. Зиновьеву и другим от 19 сентября 1919 г.

«Мурманский участок – правый фланг. Высадившиеся на Климецком батальон финского полка [шестой полк красных финнов комиссаром второй роты был Тойво Антикайнен] при активной поддержки судов Онежского флота ведет энергичную борьбу с противником: так 16.09 под прикрытием огня с канонерки сильный противник на 10 рыбачьих лодок пытался произвести десант с острова Киж на северо-западную часть берега острова Климецкого, но оружейным и пулеметным огнем стрелков был отбит. В течения дня противник несколько раз обстреливал деревню Сенногубскую. Этот обстрел повторился. Причем кроме огня с судна противник ввел его из береговых батарей. Под прикрытием этого огня противник несколько раз подбрасывал пехотные части на о. Климецкий у д. Гивес – Наволок» [50] .

Уже через три дня 22 сентября 1919 г. Путилов шлет Г.Е. Зиновьеву телеграмму следующего содержания: «…Мурманский участок – правый фланг. Высадившийся д. Гивис – наволок десант противника быстрым натиском 1й 3й рот Финнотряда был опрокинут в озеро и на рыбачьих лодках переправился на остров Киж. Обстрелянный огнем наших судов 21 сентября противник очистил и этот остров (подчеркнуто мной – Б.Г.)… Белые эвакуируются в глубь материка и… уже оставили деревню Боярщину и стояли в деревне Липовицы.» [51] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Так что вполне можно допустить, что Преображенская церковь на острове Кижи пострадала именно во время этих боев.

12 октября 1919 г. англичане и сербы покинули Мурманск. Военная интервенция на Севере России завершилась. По данным военного ведомства Великобритании с июня 1919 г. из Северной области было эвакуировано 42, 2 тыс. военнослужащих.

Без поддержки интервентов белогвардейцы на Севере России не могли серьёзно сопротивляться Красной армии. [52]

В начале октября [на мурманском участке] у белых имелось 4000 штыков, 18 орудий, 35 пулеметов, 47 автоматов. Белые войска поддерживала канонерка «Сильный» (захваченная у Красных 3 августа 1919 г.) и четыре катера истребителя.

Линия фронта в северной части Онежского озера проходила по восточному берегу озера в 20 км севернее Пудожа.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Весь Заонежский полуостров кроме Климецкого острова находился в руках белых. [53]

Военные действия в районе острова Кижи продолжались и в октябре – ноябре 1919 г.

Насколько они были серьёзны говорит тот факт, что Кижский военный комиссариат в начале осени действовал в д. Серёдка, 31 октября переехал д. Лонгасы (Сенная Губа) [54] , а 15 ноября военкомат был вынужден эвакуироваться в Петрозаводск [55] . В это же время губернский город эвакуируется и все остальные заонежские советские учреждения, включая военкоматы: Шунгский, Толвуйский, Кузарандский, Типиницкий, Великогубский, Сенногубский. [56]

В конце октября – в начале ноября 1919 г. 6й и 9й стрелковые полки при поддержки кораблей Онежской флотилии завязали бой за владение Повенцом и Медгорой, которые окончились неудачей. Командование не располагало точными данными о противнике и недооценило его силы и возможности. К тому же боевые операции проходили в труднейших условиях поздней осени, наступивших заморозков пурги и шторма. Командование вынуждено было в ноябре 1919 г. вывести 6й финский полк в Петрозаводск. 9й стрелковый полк отошел на свои позиции в район Челмужей. [57]

Обстановка в деревнях Заонежья в середине ноября 1919 г. характеризуется в докладе уездного военного комиссариата 20 ноября 1919 г. следующим образом:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

«В прошлом докладе по состоянию с 10 по 25 октября указывалось, что в Заонежье выехали все эвакуированные волвоенокомы для восстановления Советской власти, а теперь в силу сложившихся военных обстоятельств все войска из Заонежья сняты, а потому все волвоенкомы… эвакуированы в Петрозаводск.

Настроение граждан в эвакуированных местностях подавленное и не определенное ввиду полнейшего там безвластия. Мы оттуда эвакуировались и сняли войска, но белогвардейские банды еще не успели занять этого полуострова [Заонежский полуостров] и восстановить свою белогвардейскую власть». [58]

Белогвардейцы в Заонежье не вернулись. Фронт в северной части Карелии стабилизировался до середины февраля 1920 г., до нового наступления Красной Армии.

А 16 марта 1920 г. части Красной Армии вступили в Мурманск. Вся Мурманская железная дорога и большая часть Северного Края были освобождены от белогвардейцев. [59]

// Кижский вестник. Выпуск 18
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2019. 265 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф