Метки текста:

Карелия Кижский вестник Прялки Типология

Набокова О.А. (г.Петрозаводск)
К вопросу о типологических особенностях прялок Карелии VkontakteFacebook

Художественный феномен прялки неизменно привлекал внимание исследователей. Чрезвычайное разнообразие прялок неизбежно требовало решения проблем типологизации, их сравнительного анализа и систематизации на основе выделения элементов сходства и различия. Однако интерес исследователей к прялкам традиционно ограничивался искусствоведческим анализом, причем прялки, в основном, служили иллюстрацией к выводам об особенностях резьбы и росписи, свойственных отдельным местностям. Одна из первых классификаций прялок принадлежала А.А.Бобринскому, который выделил на территории России восемь типов прялок. Шесть из них определены по совокупности декоративных приемов обработки плоскости, а так же по принадлежности их определенным территориям (вологодский, двинский, мезенский, поморский, тверской, ярославский типы). Один тип выделен на основе стилевых особенностей декора («под влиянием городского и помещичьего быта»), и последний тип учитывал резьбу, как основной прием декоративной обработки («прялки прорезные») [1] . В дальнейшем принцип систематизации по совокупности трех – четырех характеристик декоративного оформления прялок был сохранен, как сохранилось и стремление отбирать для сравнения экземпляры с максимально яркой художественной выразительностью.

Впоследствии набор признаков, достойных изучения и сравнительного анализа, постепенно расширялся. Так, например, Н.И.Лебедева использовала несколько принципов систематизации, разделив прялки по способу их функционального использования, по способу закрепления на них кудели, по схеме конструкции и, — к тому времени уже традиционно, — по наиболее ярким декоративным приемам: «Прялка из копани лопатообразная с долбленым орнаментом – архангельская; покрытая краской и поверху грубой росписью – архангельская и вологодская; прялка с овальным пером и росписью мелко выполненным орнаментом – мезенская. Из двух досок, скрепленных вместе неподвижно, с долбленой резьбой и росписью – олонецкая, с длинным пером и росписью – поморская, …». Всего выделенным оказалось восемь групп прялок [2] .

Такие принципы систематизации были полезны при исследовании прялок на больших пространствах Европейской России. Они позволяли, с одной стороны, эскизным наброском выделить основные варианты декоративного оформления прялок, с другой – давали возможность сравнивать крупные территориальные регионы, такие как «Север» – «Центр» – «Юг». Однако подобные деления отличались жесткой прямолинейностью. Отнесение прялок к тому или иному типу было затруднительным, изобиловало неточностями и прямыми ошибками. Помимо того, разнообразие вариантов не исчерпывалось выделенными типами, целые пласты реально существующих прялок оказывались вне поля зрения исследователей.

К примеру, в предлагаемых классификациях долгое время не могли найти своего места многие виды прялок, распространенные на территории современной Карелии и бывшей Олонецкой губернии. Почти всегда в отдельную группу выделялись прялки Поморья. Прялки из восточных и юго-восточных уездов губернии назывались исследователями «вологодскими». Так, С.К.Жегалова среди северорусских прялок выделила два типа – вологодские и архангельские, причем к вологодскому типу были отнесены и прялки с росписью заонежских художников Абрамовых [3] . В результате активного накопления материала, которое происходило в 1920–1970-х годах [4] , термин «вологодские» постепенно стал заменяться названием «олонецкие прялки». Однако смысл названия оставался достаточно узким: интерес исследователей по-прежнему концентрировался на Каргопольском и Вытегорском уездах бывшей Олонецкой губернии. Только в середине 1970-х годов в публикациях проявилось понимание того, что содержание термина выходит за рамки двух уездов и включает стилевое своеобразие, свойственное губернии. Так, Н.В.Мальцев в 1974 году, отметив стилевое своеобразие олонецких образцов, критически оценивает их отнесение к работе вологодских мастеров [5] , а несколько ранее З.П.Попова вводит в научный оборот понятие «олонецкая школа росписи» [6] , которое распространяется и на прялки.

Развитию нового взгляда на олонецкие прялки в немалой степени способствовали исследования научных учреждений и музеев Карелии. В 1960–1990-х годах опубликованы труды, посвященные крестьянской культуре карел, вепсов, саамов, альбомы и каталоги выставок из фондов карельских музеев. Среди этих публикаций следует отметить труды А.П.Косменко [7] и В.М.Вишневской [8] . Исследователи ставили перед собой задачу определения специфики народного художественного мышления карел и вепсов. Именно в их публикациях на протяжении последних десятилетий прялки Карелии, в том числе и русских этнических групп, были представлены наиболее полным образом.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как видно из краткой историографии вопроса, степень изученности прялок, бытовавших на территории Карелии, достигла существенного уровня только в исследовании их художественных качеств, причем предпочтение отдано прялкам южных карел, вепсов, а также прялкам Поморья и юго-западного Пудожья. Прялки других местностей и других этнических групп исследовались фрагментарно.

Между тем, прялка – одно из самых многоаспектных явлений народной культуры, которое несет в себе значительно больший научный потенциал. Она – участница древнейшего технологического процесса прядения, непременный атрибут женского нормативного уклада жизни, продукт ремесленного производства и, разумеется, образец художественных народных традиций. Ее конструкция, форма и декор обладают признанной устойчивостью во времени, а, следовательно, не могут быть случайными и заслуживают равного внимания. Кроме того, прялки бытовали на всей территории Карелии, где на протяжении многих веков происходили сложные исторические процессы смены и взаимодействия разных этнических культур. Можно предположить, что анализ прялок Карелии как некой совокупности был бы полезен для понимания и этнических традиций, и исторического механизма межэтнических контактов.

В данной статье сделана попытка дать общую «предметную», характеристику прялок Карелии, определить возможные критерии их систематизации, а также наметить ареальные тенденции в распространении отдельных признаков. Построение классификационных систем, как и подробная характеристика разных классификационных групп, остались за рамками статьи и должны стать темами отдельных сообщений.

Основой для данного исследования послужила коллекция музея — заповедника «Кижи». В настоящее время в состав собрания входит более 270 прялок. География поступлений охватывает всю территорию Карелии. Датировка прялок лежит во временном промежутке длительностью около 200 лет (XIX–XX вв.), который включает как время широкого бытования прялок, так и период угасания традиции. Одним из достоинств коллекции является то, что она содержит не только выдающиеся образцы народного искусства, но и рядовые прялки, широко бытовавшие в отдельных местностях. Коллекция сопровождается информацией, накопленной в виде полевых записей, документальных данных и «легенд» о конкретных предметах. Поэтому, несмотря на отдельные лакуны, требующие специальной собирательской работы, собрание музея обладает достаточной представительностью. В качестве дополнительного материала использовались коллекции ведущих и периферийных музеев Карелии, имеющиеся публикации, а также полевые материалы разных экспедиций.

Названия прялки и отдельных ее частей.

Диалектные названия прялки и отдельных ее частей могли бы стать самостоятельным признаком, характеризующим локальные варианты прялок. Для этого требуется специальное лингвистическое исследование. Однако имеет смысл перечислить то, что зафиксировано в полевых материалах музея-заповедника «Кижи». В русских говорах Карелии обычное название – «прялка», «прялица». В фондовых документах можно найти определения, различающие прялки по их конструктивным особенностям: «прялка — копыла» (или «копыл»), «коренники и точены», «точенка», «точена прялица» [9] . Вертикальную часть прялки в Пудожье называли иногда «лопатой», но чаще тоже «прялицей», горизонтальную часть – «подгузником» [10] . В Заонежье под Кузарандой записаны названия «пекло» (лопаска), «шейка», «подгузка» (донце) [11] , а в Беломорском районе для обозначения донца использовали слово «ступня» [12] .

Информация из районов проживания карел и вепсов очень скудна. Документы отмечают только записанное от карел название всей прялки «kuožali», и вепсское — «kuožal», «коожали» [13] .

В литературной и музейной практике для обозначения конструктивных частей прялки чаще всего применяются термины «лопаска», «шейка» или «ножка», «пята», «донце», «стойка». Они же, в качестве основных, будут использоваться и в данной работе.

Функциональные и конструктивные типы прялок.

Прялка является только подставкой для закрепления кудели, и для качества пряжи конструкция прялки значения не имеет. Наблюдаемые различия вызваны, в основном, соображения удобства в использовании, способом закрепления на прялке пряжи или технологией изготовления самой прялки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Н.И.Лебедева, рассматривая конструктивное многообразие прялок Европейской России, выделила два основных типа прялок, различия между которыми происходили от разных условий прядения – на ходу или сидя. При прядении на ходу прялка затыкалась за пояс, что позволяло прясть по дороге в поле или на пастбище. Дома прялка вставлялась в отверстие в скамье [14] . Для прядения сидя применялась стационарная прялка с устойчивой основой – донцем. Донце соединялось со стойкой с разной степенью жесткости. Так, например, стойку прялки могли на время работы вставлять в глубокое гнездо донца, после работы храня прялку в разобранном виде. У саамов Кольского полуострова встречались прялки с шарнирным соединением, отвечающим особенностям кочевой жизни [15] . Соединение могло быть и неподвижным, жестким.

Прялки в России различались также по способу крепления на них кудели. Они могли иметь на вершине заостренный конец («палкообразные» [16] ), вилообразную рогульку, гребень или широкую плоскость («лопату») с отверстиями для спицы, удерживающей кудель.

На территории Олонецкой губернии бытовали только стационарные прялки для прядения сидя, с жестким креплением стойки и донца, с расширенной лопаской для крепления на ней кудели, причем кудель крепилась с помощью спицы и тесьмы – «мотогуза». Именно такие прялки и составляют коллекцию музея.

Для изготовления прялок использовалась древесина березы, ели или сосны. Из березы сделаны прялки с тонкой высокой ножкой, требующей особой прочности, а также с мелкоузорчатой или токарной резьбой. Береза – основной материал для изготовления прялок на юго-западе Карелии, а именно, у населения восточного и северного Приладожья. Однако по мере продвижения на север и северо-восток все чаще появляются прялки из древесины хвойных пород. Прялки из ели и сосны становятся обычным явлением в северных районах Карелии. Древесина этих пород использовалась в массивных прялках восточного и южного Обонежья (что делало их значительно легче). Конструкция таких прялок не требует большой прочности, а глубокая декоративная резьба хорошо укладывается на крупную слоистую текстуру древесины. Очень редко встречаются прялки с использованием разных древесных пород; как правило, они носят следы ремонта.

Для изготовления прялок чаще всего использовали прикорневую, комлевую часть ствола с остатком корневища. Именно такие прялки у русского населения назывались «копылом». Согласно общепринятым взглядам, цельные прялки являются одним из древнейших конструктивных типов. (Однако, заметим, что в раскопах древнего Новгорода обнаружены только прялки, состоящие из двух частей). В коллекции прялок музея цельные составляют около 70%. Такие прялки вырезались с расчетом, чтобы наибольшая крепость приходилась на слабые в конструктивном отношении места. Поэтому концы лопаски и донца делались тонкими, а основание лопаски и пята оказывались самыми массивными частями прялки. Иногда прочность сгиба в пяте достигалась гребнеобразным выступом, который, как подкос, стягивал вертикальную и горизонтальную части прялки. При наличии гребня необходимость в массивной пяте отпадала. Вместо нее появлялся широкий и плоский «сгиб». Гребень между вертикальной частью прялки и донцем особенно характерен для цельных прялок северных карел в Лоухском, Муезерском районах (например, КП-333/5, 198/7, 203/1), но встречаются и в пудожских прялках (КП-2254).[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Достаточно известны были и прялки, соединенные с помощью столярных приемов из отдельных кусков дерева. Составные прялки представлены двумя разновидностями. Первую из них составляли прялки, выполненные из двух частей — горизонтальной и вертикальной. У другой разновидности прялок, трехчастных, вертикальная часть дополнительно расчленена на ножку и лопаску. У всех составных прялок вертикальная часть и донце соединялись с помощью различных сквозных угловых шипов различной формы. Для соединения лопаски с шейкой в трехчастных прялках повсеместно использовался один и тот же прием: врезка лопаски сверху в глубокий вертикальный паз ножки. Соединения закреплялись клиньями, клеем, нагелями, гвоздями и шурупами. Ножка трехчастных прялок, во многих случаях, обработана декоративной токарной резьбой, что и отразилось в названии «точенка». По мнению В.М.Вишневской, «точенки» получили распространение только к середине 19 века [17] .

Территориальное распространение цельных и составных прялок имеет свои особенности. Цельные прялки распространены повсеместно, но неравномерно. Например, в коллекции музея из 70 заонежских прялок цельных — только 10, остальные составлены из двух или трех частей. Составные прялки (и особенно — трехчастные), бытовали на центральной полосе территории от Поморья до южного побережья Онежского озера. На востоке Карелии они встречаются редко, а в юго-западных районах полностью отсутствуют.

Чтобы закрепить на прялке кудель, ее пронзали железной спицей, которую вставляли в одно из специальных отверстий, после чего кудель обвязывалась тесьмой («мотогузом»), привязанной к спице. Отверстия для спицы располагались по вертикальной оси лопаски. Число их на разных территориях варьировало. В разных районах можно выделить особенно полюбившееся количество отверстий. Так, в Заонежье и русском Поморье прялки имели 7—9 отверстий, а в районах юго-запада Карелии, у вепсов Прионежья и у русских Пудожья чаще всего наблюдаются 4-6 отверстий [18] .

В фондах музея хранится прялка из д. Черная Речка Лоухского района (КП-203/1), у которой специальных отверстий нет, но их роль, вероятно, выполняла сквозная резьба ажурного орнамента. В Поморье и Заонежье довольно часто встречаются прялки, у которых отверстия для спиц включаются в орнамент сквозной резьбы. Заметим, что у саамов Кольского полуострова, встречались прялки без отверстий для спиц, но с украшенными глубокой насечкой боковыми гранями лопасок. Эти насечки не давали мотогузу сползать и удерживали кудель на определенной высоте лопаски [19] .

У многих прялок существовали приспособления, облегчающие процесс изготовления нити. Только что выпряденный участок нити, достигающий размаха руки, надо было намотать на веретено, что легче было сделать, если тупой конец веретена во что-либо упереть. Иногда его упирали в колено, а иногда использовали саму прялку. На правой боковой грани ножки, над пятой, можно встретить коническое углубление, которое и служило упором. Готовую нить необходимо было смотать с веретен в клубки или на вьюхи. В этом случае, в прялку упирали острый конец веретена, а в живот – тупой. «… В прялке маленькая ямка была, для веретена. Когда вьют пряжу на клубок, веретено концом в ямку вставляют, другим — в себя упирают» [20] . Такие «ямки» для острого конца веретена устраивали на основании или под основанием лопаски, в верхней трети ножки, на стороне прялки, обращенной к прядильщице. Приспособления для перемотки нити, — начальной или конечной, — почти обязательно присутствуют на прялках восточного и северного Приладожья, с меньшей обязательностью появляются на прялках восточного и южного Обонежья и иногда встречаются на цельных прялках центрального региона; на составных прялках их почти нет.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Пряслице, одеваемое на веретено при прядении прочной пряжи, хранили, привязав к основанию лопаски или к верхней части ножки. Для этого использовали либо специальные отверстия, либо детали декора — отверстия в фестонах, фигурные выступы и перехваты. Некоторые прялки так и поступали в музей с привязанными пряслицами (КП-97/1), либо с остатками бечевы. Географическое распределение различных способов хранения пряслица установить не удалось.

Итак, можно констатировать, что прялки Карелии относятся к единому функциональному типу, но имеют варианты конструктивных решений, которые связаны либо с технологией изготовления прялки, либо с технологическими особенностями процесса прядения. Значительная часть характеристик проявляет ареальные тенденции. Хотелось бы подчеркнуть также, что северные и центральные регионы отличаются смешением разных признаков или их своеобразным характером.

Пропорции прялок.

Описание прялок, как правило, не обходится без таких сравнительных понятий, как «уже», «шире», «выше», «ниже». В результате, создается неясный, а порой и искаженный образ, который невозможно соотнести с реальным предметом. Между тем, используемые термины говорят о традиционных метрических соотношениях, устойчивых в границах определенных территорий и на протяжении значительного хронологического периода. Так, прялки, обнаруженные в археологических раскопах Новгорода и датируемые 10 — 11 веками, имеют пропорциональные соотношения, не отличающиеся от таковых у новгородских прялок конца 19 – начала 20 веков [21] . На эту особенность обращали внимание и другие исследователи: «основное во всех прялках – это пропорции, очень устойчивые для каждого района» [22] .

Прялки Карелии обладают некоей общностью, отличающей их от прялок Вологодчины, Новгорода, Ярославля или других регионов России. На наш взгляд, выделение прялок Карелии в некую целостность возможно прежде всего благодаря особенностям их пропорционального построения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Необходимо отметить, что в Карелии и форма, и орнаментация всегда подчеркивали членение прялки на отдельные части, хотя в этом не было ни конструктивной, ни функциональной необходимости. Лопаска делалась расширенной, плоской или сохраняющей объем. Шейка — узкая, круглого или прямоугольного сечения. Пята — массивная, тяготеющая к пирамидальной или конической форме. Плоское донце делали подчеркнуто утилитарным. Соотношение различных частей прялки определяло ее пропорциональный строй.

Анализ размеров показал, что высота прялок, бытовавших на территории Карелии, была величиной достаточно постоянной и колебалась в пределах от 75 до 110 см (2-2,5 локтя). Вероятней всего, это было обусловлено ростом прядильщицы: кудель удобнее располагать на уровне глаз. В то же время, высота и ширина лопаски имели двух- или трехкратные отличия. Высота лопасти менялась от 47 до 88 см, а ее ширина — от 9 до 27 см. Сопоставление размеров дало следующие результаты: у прялок Карелии высота лопаски составляет от 0,6 до 0,9, а ширина — от 0,1 до 1/4 высоты прялки. Причем, между данными отношениями обнаруживаются три типа зависимости:

1 тип: если доля высоты лопаски колеблется около 0,6 от высоты прялки, то ее ширина, как правило, составляет 1/10 этой же высоты. Среди прялок этого типа немало экземпляров, построенных по правилам «золотого» сечения.

Рис.1. Прялки первого пропорционального типаРис.1. Прялки первого пропорционального типа

2 тип: Если лопаска увеличивается до 0,8-0,9 высоты всей прялки, то ее ширина приблизительно составляет 1/4 — 1/5 часть этой же высоты.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Рис.2. Прялки второго пропорционального типаРис.2. Прялки второго пропорционального типа

3 тип, промежуточный: Соотношения высоты и ширины лопаски к высоте всей прялки лежат в промежутках между такими же соотношениями у прялок 1-го и 2-го пропорциональных типов, а именно: высота лопаски может иметь значения от 0,6 до 0,8, а ширина лопаски — от 1/7 до 1/5 этой же высоты.

Рис.3. Прялки третьего пропорционального типаРис.3. Прялки третьего пропорционального типа

Вариации размеров, продиктованные индивидуальным исполнением каждой прялки, лежат в ограниченных диапазонах величин. Небольшие отклонения могут наблюдаться у некоторых детских прялок, а также у редких прялок грубой, а порой и неряшливой работы поздних лет.

Для сравнения снова обратимся к новгородским прялкам. Их делали как стационарными, так и переносными. Высота и тех, и других была около 60-70 см. Высота лопаски стационарных прялок – 25-30 см, ширина – 10 см. Переносные прялки имели высоту лопаски, равную 17 см, а ширину – 6 см. [23] . Таким образом, у стационарных прялок высота лопаски составляла примерно треть всей высоты, у переносных — пятую ее часть. Ширина большой лопаски была равна десятой части высоты, а маленькой — вдвое меньше. Сравнение показывает, что прялки Новгорода и прялки Карелии имели разное пропорциональное строение.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

При картографировании полученных результатов выяснилось, что каждый из пропорциональных типов занимает свою географическую нишу. Первый тип характерен для юго-западных районов, населенных ливвиками. Второй тип свойственен русским Пудожья и районам проживания вепсов. Третий тип преобладает в русском и карельском Поморье (в минимальных значениях диапазона), у северных карел и у русских Заонежья (в максимальных величинах диапазона). Пропорциональные соотношения прялок людиков Кондопожского района занимают среднюю часть этого же диапазона. Выделенные географические зоны лишь частично совпадают с ареалами расселения этнических групп Карелии.

Ареалы полярно противоположных первого и второго типов имеют общую географическую линию соприкосновения, проходящую между Ладожским и Онежским озерами. Однако на этой границе переходных форм практически нет. Все варианты переходных форм лежат, в основном, только в зоне распространения промежуточного, третьего пропорционального типа. Возможно, между ареалами распространения разных пропорциональных типов, также как и внутри этих ареалов, существуют алгоритмы изменения. Так, например, тенденция к увеличению доли плоскости лопаски растет в направлении с запада на восток, а затем, обогнув Онежское озеро, уходит в юго-западном направлении, достигая псковских земель. Добавим, что в этом же направлении стреловидная форма лопаски, свойственная первому типу, через разные модификации переходит в прямоугольную форму, которая и становится доминирующей в юго-восточной и южной части обозначенного направления. Говорить об этом с уверенностью можно будет только после детального исследования каждого из выделенных типов, что и предполагается сделать в будущем.

Системы декорирования.

Традиционное представление о красоте вещи предъявляло требования не только к пропорциональному строю прялки, но и к совокупности украшающих ее приемов. Комплексы таких приемов широко известны по описаниям отдельных типов прялок — поморских, кенозерских, карельских и т.д.

Анализ прялок Карелии позволил предположить, что устойчивая совокупность приемов носит системный характер и возникает благодаря особой избирательности, когда использование одного приема влечет за собой определенный набор декоративных средств. Характер избирательности, на наш взгляд, зависит от двух основных составляющих облика прялки — от выразительности формы и от изобразительного потенциала плоскости. Приоритет одной из составляющих создает свою систему декорирования и требует определенного набора декоративных приемов. На территории Карелии можно выделить, по крайней мере, три такие системы или три типа традиционных требований к красоте вещи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Первая система основана на преимущественной роли объемно-пластического решения. Прялки, декорированные по этому принципу, обладают лаконичным стреловидным силуэтом, без резких изломов и дополнительных деталей. Овальная лопаска, представляющая в сечении сегмент, сочетается с цилиндрической ножкой. Резьба, покрывающая поверхность, мелка и не соперничает со строгой выразительностью силуэта. Приемы резьбы – контурные линии и мелкие трехгранные выемки или насечки. Преимущественные мотивы резьбы – геометрические ленточные орнаменты, бордюры. Солярные розетки почти полностью отсутствуют. Орнаментальная композиция строится билатерально по отношению к вертикальной оси.

Вторая система декорирования выделяет особую роль плоскости. Силуэт прялки служит для того, чтобы выгоднее преподнести взгляду широкую дощатую лопаску. Боковые грани, как правило, прямолинейны. Выступы, навершия, «теремки» и «сережки», обрамляя плоскость, подчеркивают ее значимость, а ножка становится ее постаментом. Повышенное внимание к изобразительным возможностям плоскости приводит к появлению яркого орнамента. Трехгранно-выемчатая резьба с глубоким рельефом обильна и насыщена солярными розетками. Композиционная кульминация резного декора развивается на вертикальной оси лопаски.

Рядом с двумя полярными системами существуют промежуточные варианты, которые составили третью систему декорирования со множеством вариантов художественного решения. Здесь роли силуэта и плоскости как бы стремятся к равновесию, не достигая его в окончательной степени. Одна разновидность таких прялок сохраняет динамичный абрис лопаски, но разрывает его дополнительными деталями при переходе к шейке, а сама лопаска расширяется и уплощается так, что взгляд невольно задерживается на подготовленной плоскости. В то же время, роль расширенной плоскости часто нейтрализуется ребром, специально подрезанным на вертикальной оси уплощенной лопаски. Ленточные и бордюрные орнаменты нередко включают солярные розетки. Таковы, например, прялки кондопожских карел-людиков, цельные прялки русских Заонежья и сегозерских карел. У другой разновидности (например, в прялках Поморья, карельского и русского, в составных прялках Заонежья и Сегозерья) велика роль плоскости, но вертикальное ребро создает иллюзию объема, а резной или рисованный орнамент часто вторит силуэту. Крупная рельефная резьба соседствует с мелкой трехгранно-выемчатой и контурной резьбой, а иногда заменяется сквозной. В резном орнаменте изобилуют солярные розетки.

Первый тип декорирования свойственен прялкам из южных и юго-западных районов Карелии. Второй тип — обычен для восточных и юго-восточных районов. Географическое распределение третьего, смешанного типа декорирования охватывает обширную территорию от северного морского побережья до Заонежья включительно. Соотношение географических ареалов с районами проживания этнических групп показало, что они совпадают только частично. Первый тип декорирования свойственен карелам — ливвикам. Второй тип предпочитают русские Пудожья и прионежские вепсы. Третий тип встречается у северных карел, карел — людиков, русских Поморья, русских Заонежья.

И, наконец, следует отметить, что ареалы распространения разных систем декорирования сопоставимы с ареалами разных пропорциональных типов.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Приемы украшения прялок.

Поскольку способам украшения прялок посвящены почти все существующие исследования, а технические, стилевые и композиционные особенности резьбы и росписи получили в литературе развернутые характеристики, повторять их полностью в данной работе представляется излишним. Подчеркнем только несколько моментов, которые важны для нашей темы.

Место для резной или расписной орнаментации в подавляющем большинстве случаев — вертикальная стойка прялки. Очень редко орнамент размещается на горизонтальной части пяты, и только в одном случае он обнаруживается на донце. Если орнамент размещен на всей плоскости лопаски, то его композиция может быть нерасчлененной, либо насчитывать 3-5 ярусов. Во многих случаях орнамент располагается на верхней и нижней или только на нижней части лопаски, и, порой, только на стороне, обращенной к прядильщице.

Набор приемов декоративной резьбы на прялках Карелии включал почти весь известный перечень, за исключением, пожалуй, скобчатой резьбы. Силуэт прялки очерчивался сочетаниями объемной, рельефной или пропильной резьбы. Наиболее распространенные приемы резного украшения плоскости – контурная и трехгранно-выемчатая резьба, причем последняя могла быть крупной, с глубокими выемками, или мелкой, слегка углубленной в древесину. В коллекции музея есть несколько прялок с ногтевидной резьбой [24] . Для прялок центрального и северного региона весьма характерно использование сквозного, пропильного и долбленого орнамента. На прялках Заонежья, Пудожья и реже – на прялках севера Карелии и южного Прионежья встречаются украшения, свойственные крестьянской мебели – канты (фаски) сложного профиля или токарная резьба. Иногда для украшения применялась инкрустация другими породами дерева, а в Пряжинском районе зафиксирована прялка с инкрустацией соломкой по черному фону [25] .

Достаточно часто и мастер, и прядильщица довольствовались гладкой поверхностью неокрашенной прялки, и только пояски на ножке скупо покрывались орнаментальной резьбой.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Значительная часть прялок окрашена. Излюбленные цвета окраски — разные оттенки зеленого, голубого, красно-коричневого, синего. Встречается изредка желтый или черный фон. Окраска обычно покрывает всю вертикальную поверхность и треть донца. В некоторых случаях краска оказывается средством обновления старой вещи и укладывается поверх декоративной резьбы, выравнивая поверхность и делая резьбу незаметной. К ремесленным образцам можно отнести прялки с тонированной и покрытой лаком поверхностью.

Окраска прялки может сочетаться с контрастной раскраской различных частей прялки. Так, у многих прялок пята выделена темным, а иногда черным цветом. Очень ярким колористическим приемом оказывается раскраска резного орнамента.

Одним из наиболее распространенных и нарядных способов украшения прялок является роспись. В большинстве случаев роспись масляной краской наносилась на плотный однородный фон, выполненный тоже маслом. В некоторых прялках поморского и заонежского происхождения обнаруживается белый, видимо, клее — меловой грунт, подобный тому, что использовался в иконописи. В ряде случаев можно предположить применение естественных, природных красителей и темперы. Однако для определения технологических особенностей росписи требуется специальное исследование.

Не останавливаясь подробно на изобразительных характеристиках росписей и исполнительской манере, отметим только, что наиболее распространенные мотивы свободной кистевой росписи – цветочные гирлянды, ветви, букеты, — были распространены повсеместно. В то же время отдельные геометризованные орнаменты, манера исполнения, колористическое решение, могли носить ареальный характер.

И, наконец, обратимся к другим способам украшения прялок, менее освещенным в литературе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В коллекции музея сохранились прялки с врезанным зеркальцем или следами от его врезки. Зеркало размещали на стороне, обращенной к прядильщице, на основании лопаски, причем оно расположено слишком низко, чтобы им удобно было пользоваться, а значит, можно предположить его чисто декоративную функцию. Не исключено, что к прялке могли быть прикреплены картинки на бумаге или жести. Следы на лопасках нескольких прялок свидетельствуют в пользу такого предположения.

Одним из своеобразных видов украшения, особенно на прялках из районов с русским населением, были надписи. Они содержали даты, называли владелицу прялки, мастера или деревню, и могли содержать целое речение [26] . Их размещали на лицевой и оборотной стороне лопаски и реже выносили на пяту, включали в резной или расписной орнамент или размещали независимо от него.

Иногда на прялках, особенно из северо-карельских деревень, обнаруживаются знаки, которыми отмечали собственность, Наиболее яркий пример такого родового знака, обладающего художественной образностью, – процарапанная фигурка рогатого животного (или всадника на лошади -?) на одной из прялок в коллекции музея [27] .

Итоги обзора наиболее общих особенностей прялок Карелии.

Сравнивая результаты обзора наиболее общих особенностей прялок Карелии, можно сделать следующие выводы:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

И в заключении хотелось бы добавить, что сопоставление выделенных ареалов распространения типов прялок с имеющимися историческими данными, подкрепленными изысканиями археологии, показывает их возможное совпадение с зонами влияния культур позднего средневековья (прибалтийско-финского, саамского и волжского). Однако данное предположение требует дальнейших исследований

// Кижский вестник №6
Отв. ред. Мельников И.В.
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2001.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф