Метки текста:

Кижи Кижский вестник Клименецкий монастырь Крестьяне

Набокова И.И. (г.Петрозаводск)
Клименецкий монастырь и его влияние на жизнь кижского крестьянства VkontakteFacebook

Свято-Троицкий Клименецкий [1] мужской монастырь [2] был основан в первой четверти 16 века на южном побережье Большого Клименецкого острова в озере Онеге. К этому времени монастыри составляли разветвленную сеть, охватывавшую важнейшие хозяйственные зоны северных земель, водные и сухопутные коммуникации, административные центры. С течением времени, обрастая хозяйством, землей, промысловыми угодьями, монастырские обители становились экономически устойчивыми. Получая основательную государственную поддержку, они имели большие возможности для углубления христианизации в освоенных землях. Клименецкий монастырь появился в кижских землях как форпост православия, в период значительных территориальных угроз со стороны Швеции. Христианизация населения Русской Церковью дополнительно закрепляло принадлежность этих мест к Московскому государству. Кроме того, монастырь был основан вследствие большой заинтересованности в новых землях Новгородской епископской кафедры, делившей Северные земли с Псковской епархией. Место расположения монастыря было выбрано тщательно и позволяло контролировать торговый путь через Повенец к Белому морю.

В большинстве случаев, начиная свою судьбу одинокой монастырской кельей, монастыри быстро разрастались и, набирая силы, становились сложным многофункциональным объединением. Русский историк и публицист М.М.Богословский, рассматривая вопрос взаимодействия монастыря и общества на Русском Севере, отмечал, что «по своим задачам северный монастырь имел гораздо более мирской, житейский характер, чем чисто религиозный». [3] Как заведение общественного призрения, он давал приют пострадавшим от войн, беженцам, убогим, старикам. Имея «больничные кельи», оказывал окружающему населению некоторую медицинскую помощь. Северный монастырь был источником нравственного влияния на общество. Тем, кто отрекался навсегда от мира, он становился местом спасения, для мирянина — местом нравственного отдыха и духовного просвещения. Кроме того, монастырь играл роль страхового учреждения. Принимая вклады «на пострижение», на помин души, он обеспечивал вкладчику достойную старость в стенах обители (соразмерно вкладу), и вечную память после кончины. Выдавая просителям под залог земель денежные ссуды, монастырь выступал и в роли кредитного учреждения.

Взаимоотношения крестьянской общины и монастыря — вопрос сложный и неоднозначный. С одной стороны, выстраивались отношения между мирским обществом и монастырем — собственниками с пересекающимися земельными и имущественными интересами. С другой стороны, строились отношения между крестьянами как носителями православных этико-религиозных норм, прихожанами церквей, паломниками и монашеской обителью, местом, где жили «молитвенники за грехи мира», учреждением, обладавшим могущественными средствами для спасения души человека, местной святыней. Это противостояние и тесное сосуществование продолжалось на протяжении 16-20 веков и в жизни Клименецкого монастыря.

В первую очередь, для верующего человека монастырь являлся особым духовным институтом Церкви, призванным давать миру пример единения, любви и братства. Для тех, кто уходил в его сень от мира, он становился средством спасения душ; для общества – местом, где жили «молитвенники за грехи мира».

Духовное предназначение монастыря сказывалось и на его внешнем облике. Это был особым образом организованный комплекс культовых, жилых и хозяйственных построек, как правило, обнесенных стеной. [4] В первые годы существования Клименецкой обители в ней находилось два храма, построенные в честь живоначальной Троицы [5] и Святителя Николая. В конце 17 века строится церковь в честь Сретения Господня [6] . Но в августе 1709 года от удара молнии храмы «сгорели без остатка». Новую церковь во славу Живоначальной Троицы освятили 23 сентября 1712 года. В 1719 году была возведена церковь во имя Сретения Господня. Строительство каменной церкви в честь Святых и Праведных Елизаветы и Захария завершилось в 1757 году. [7] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Число братии Клименецкого монастыря менялось в зависимости от благосостояния обители, церковной политики, внутри и внешнеполитической обстановки. Как можно было предположить, первоначально братия пополнялась за счет жителей окрестных деревень и часто не только из числа ищущих уединения от мира. В 17 веке среди начальственных лиц монастыря были и такие, кто происходил из Сенногубских крестьян и имел вблизи множество родственников. В 60-е годы 17 века в монастыре проживал келарь Иаков, который «имел в Сенногубской волости и сестру, и детей, и братьев, и род, и племя» [8] . Е.В.Барсов упоминал имена монастырских служителей «Сенногубской волости пономаря Жданка Субботина, старца Феодосия Чучи, старца Заклея с соседы», которые в 1665 году, постригшись, «жили в мире у своих сородичей и владели монастырскими угодьями». [9] Подобный шаг для них был выгоден, так как монастырские земли считались на тот момент нетяглыми и, не требуя налога, приносили доход пользователю. Позже ситуация изменяется и к 19 – началу 20 века в числе братии нет ни одного выходца из Кижских деревень, за исключением богорадников [10] .

С начала 16 века, с момента основания, Клименецкий монастырь оказался в центре спора с местным кижским и сенногубским крестьянством за право владения некоторыми пахотными землями и рыболовными тонями. Несмотря на тяжбу, продолжавшуюся более трех столетий, Клименецкая обитель почиталась местными жителями как православная святыня. Судя по отчетам священников 19 века, многие из прихожан, по заведенному исстари обыкновению, ежегодно весной отправлялись в паломнические путешествия в монастыри. Большинство посещало Соловецкий, некоторые Палеостровский, немногие Клименецкий, Ошевенский и Киевскую лавру [11] . «В дни злоключений, сибирской язвы, во время повальных болезней, засухи или безведрия» прихожане обращались с прошениями к Богу. Кроме молебнов и обетов, распространенным способом борьбы с напастью были общинные крестные ходы. Так, в 1862 году 4-5 сентября состоялся крестный ход, опоясавший южную часть о. Клименецкий. Он прошел от церквей Сенногубского прихода до Клименецкого монастыря и закончился в дер. Конда освящением церкви. По замечанию благочинного, многие прихожане участвовали в этом торжестве все 25 верст. [12] В Клименицах регулярно служились молебны для отправлявшихся на Соловки паломников. Крестьяне, собиравшиеся на рыбные ловли, заказывали молебны на изобилие улова [13] .

Паломнические сборы, подаяния и вклады на поминовение всегда оставались важной статьей дохода Клименецкого монастыря. Со времен основания обители до 17 века число вкладчиков составило 654 человека. Не смотря на вековую тяжбу, большая часть средств последовала от жителей соседних деревень. Из Сенной Губы 250 вкладчиков, из деревни Конда – 55, из Кижей – 107 (!). Значительным вкладом считались два колокола, находившиеся в монастыре до конца 19 века. Они были пожертвованы, по монастырскому преданию, «дворцовым крестьянином Захарием Кирилловым сыном Игумновым». Один — в 1 пуд 30 фунтов с надписью: «Deo gloria in excelsis, anno 1643», другой – в 25 пудов 20 фунтов, с надписью «ЗPNГ» (1645)». [14]

Для местного населения Клименецкий монастырь выступал в роли культурного и образовательного центра. Есть косвенное свидетельство, что в середине 17 века в нем находилась переплетная мастерская. В 1667 году в описи имущества инока Иоасафа упоминаются: «книги печатные и письменные,… золото и серебро плавленое на сусальное дело, да два зобья со снастями, книжные переплетные снасти, тиски и обрезы, и колки, и середники» [15] . Не известно, существовала ли мастерская раньше, но ее появление в разгар реформ патриарха Никона можно объяснить потребностью епархии в новых богослужебных книгах. Особенно это касалось заонежских земель, где прочно закрепился раскол. [16]

До начала 20 века монастырь владел хорошей библиотекой, подписывался на периодические издания, покупал учебную литературу. В 60-х годах 19 века в обители находились 16 рукописных богослужебных книг «Минеи месячные», подаренные ему еще при основании в 1522 году. Часто библиотека пополнялась за счет вкладов духовных лиц. В 1862 году 22 многотомных духовных служебных издания были переданы от строителя иеромонаха Ираклия [17] . Часть книг приобреталась на собственные средства. В 1902 году в монастырь были доставлены девять книг. Среди них находились «Прописи» Гербача, «История христианской православной церкви» Рудакова, «Церковный устав» Никольского, «История государства Российского» Карамзина, «Греческая грамматика», «Слова» и «Речи» священнослужителей. [18] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 19 веке монастырь выполнял некоторые просветительские функции. Многие крестьянские семьи нередко направляли сюда мальчиков-подростков на 2-3 года. В Клименицы они поступали в качестве богорадников. Обучались чтению, письму и церковному пению и выполняли нетяжелую хозяйственную работу. Стараниями управляющего монастыря отца Варнаввы в 1903(?) году в обители был отстроен двухэтажный дом на 10 комнат, где открылась церковно-приходская уездная школа. [19] Как долго она просуществовала, много ли было учеников, сведений нет. Известно лишь, что попечителями ее стали княжна Мария Николаевна Шаховская и графиня Евгения Георгиевна Менгден. [20] В том же году изъявил желание принять под свое покровительство эту школу Великий Князь Константин Константинович. [21] Преподавали в Клименецкой школе законоучитель Иоанн Певин и учитель Александр Александрович Пятницкий. [22] Кроме того, монастырь ежегодно вносил деньги на счет Епархиального женского и православного духовного училища.

Интересен вопрос о взаимоотношениях монастыря и белого духовенства. Священники, служащие в приходах, являлись частью церковной общины. На правах духовных пастырей они тесно общались с населением, проводя катехизацию, проповедуя христианское нравственное учение, религиозные нормы и догматы. В то же время они выступали и как собственники, владели земельными наделами, вели обычное сельское хозяйство, но в подушном окладе не находились.

Клименецкий монастырь на протяжении трехсот лет своего существования постоянно пребывал в тесном контакте с местным белым священством. В братию монастыря входили проштрафившиеся, [23] вдовые служители церкви, отпрыски священнических семей, ожидавшие места. Монастырь регулярно получал денежные вклады от клира Сенногубских и Кижских церквей. Еще в 17 веке как вкладчик упоминается великогубский белый священник Илья Архипов (1645 г.) [24] . С 1772 года по 30-е годы 19 века упраздненный Клименецкий монастырь находился в ведении священников Сенногубского прихода. По данным «Ведомости о состоянии церквей и приходов» за 1802 год [25] в монастыре проживали: Иоанн Леонтьев (был переведен в обитель из Типиницкого прихода), дьячок Савва Васильев (сын кижского пономаря Василия Алексеева), пономарь Дмитрий Иванов (произведенный на должность из праздноживущих; был сыном клименецкого пономаря Ивана Федорова) и заштатный пономарь Дмитрий Иванов (сын сенногубского священника Федора Косьмина). Большинство из них нигде не обучались, богослужение и церковное пение «знали по ноте и наслышкою». В первой четверти 19 века монастырь стал для молодого поколения заонежских священников местом ожидания вакансии в родном или соседнем приходе. Преемственность, существовавшая в духовном сословии, была закреплена законодательством 18 века. При подушном обложении выбор священников из податных групп населения становился невыгодным, так как грозил потерей полноценного плательщика. Кроме того, община лишалась земельного надела. [26] Молодой человек духовного звания вставал перед выбором, либо уходить в другое сословие, либо ждать места, поскольку количество приходской церковной земли было ограничено и не могло прокормить большую семью. Бывали случаи и иного решения проблемы. В прошении студента богословия Ивана Лукьянова от 1819 года содержалась просьба о перемещении престарелого отца в Клименецкий монастырь, а его – на священническое отцовское место [27] . При поступлении на вакантное место в приход претендент должен был получить от членов церковной общины особое «Одобрение». Обычно в нем говорилось, что это «есть человек добрый, не пьяница, в домостроительстве своем не ленивый, не клеветник, не бийца (убийца - И.Н.), в воровстве и обманах не изобличенный, добронравен и поведения честного, и потому мы его желаем иметь при нашем приходе». [28] В некоторых случаях претендентам, чтобы добиться места, приходилось идти на жертвы. Так, Иван Федулов, священник упраздненного Клименецкого монастыря, в 1815 году при переходе в Кижский приход обязывался ежегодно отдавать шестую часть пашенной земли на пропитание осиротевшим дочерям местного священника. [29]

В годы своего существования Клименецкий монастырь не раз выступал в роли странноприимного заведения, места общественного призрения, был инициатором благотворительных акций [30] , участвовал в сборах добровольных пожертвований в пользу нуждающихся [31] .

На протяжении четырех веков Клименецкий монастырь оставался источником значительного нравственного влияния на окружающее его общество. По мнению некоторых исследователей, именно традиционная монастырская община стала прообразом церковной общины, а в дальнейшем — церковного прихода Русского Севера. Религиозное сознание кижского крестьянства, его нравственные интересы не могли быть разрушены имущественными интересами общины, подчас вступавшей в конфликт с монастырем.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Кижский вестник №7
Редколлегия: И.В.Мельников (отв. ред.), Р.Б.Калашникова, К.Э.Герман
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2002.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф