Метки текста:

Кижский вестник Ономастика Толвуя Топонимия

Муллонен И.И. (г.Петрозаводск)
Дороги старой Толвуи в топонимии VkontakteFacebook

Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ № 01-04-49006/С

В Научной картотеке топонимов Института языка, литературы и истории КНЦ РАН хранится более 2 000 топонимов с территории древнего Толвуйского погоста, включавшей в себя западную часть Заонежского полуострова – от Падмозера до Кузаранды. Они и послужили основой для обзора «дорожной», т.е. имеющей семантику ‘путь, дорога’ топонимии [1] . Выбор на Толвую пал потому, что здесь, в условиях значительной освоенности территории и одновременно сложного ландшафта сложилась довольно обширная группа географических названий, связанных с древней дорожной сетью. Из всего многообразия этой группы топонимов выбраны только три типа, каждый из которых представлен значительным количеством фиксаций. Одновременно они интересны не только как языковой материал, но и в контексте истории и культуры Заонежья.

Зимники

Зимники (зимние дороги) были важным элементом традиционной дорожной сети. Они значительно сокращали путь в зимнее время. По ним вывозили сено с покосов, к которым не подходили никакие летние дороги. Зимники проходили по замерзшим болотам, руслам рек, через озера и озерные заливы.

Память о старинных толвуйских зимниках сохраняется во многих топонимах Толвуйской округи. Чаще всего в современной топонимической номенклатуре они представлены наименованиями сельскохозяйственных угодий, островов, лесных угодий. Картографирование их позволяет реконструировать некоторые из традиционных зимних дорог или их участки. Так, небольшой островок у западного берега полуострова Клим носит название Зимники: через него шла по льду Толвуйского залива зимняя дорога, соединяющая между собой деревни Кривоноговская и Лебещина. Покос под названием Зимник располагался за кузарандскими деревнями Заболотье и Трошево, он прилегал к старинному зимнику, проходившему через болота Пустырный Мох и Мурый Мох и соединявшему северный край Кузаранды с Вырозером. Зимнее болото и поле Зимник известны в окрестностях д. Толстиково в Толвуе, покос Зимник у деревни Бор-Пуданцев, местечко Зимник между деревнями Белохино и Толвуйский Бор, поле Зимник за деревней Широкие Поля в Вырозере. Из деревни Заречье в деревню Свечниковскую (Вырозеро) шли Зимняя дорожка и Летняя дорожка. Эти и другие «зимние» топонимы свидетельствуют о широком бытовании как местных, так и более известных зимних путей в Толвуйской округе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В связи с сохранением в топонимии Заонежья значительного пласта прибалтийско-финских географических названий встает вопрос о поиске соответствующей прибалтийско-финской модели. В карельской и вепсской топонимии Карелии широко используется основа talvi, talv ‘зима, зимний’, однако в Заонежье ее практически нет. Надо полагать, что в процессе формирования русского топонимного пласта прежние прибалтийско-финские географические названия с этой основой постепенно были либо утрачены, либо переведены с помощью соответствующих русских топонимных моделей. Исследование механизмов контактирования разноязычных топонимных систем показывает, что при наличии семантически однородной модели заимствование — естественная ситуация. Топонимная основа зимний, зимник входила в разряд типовых русских топооснов, поэтому в целом легко замещала семантически равнозначную прибалтийско-финскую основу *talvi.

В Толвуйской округе есть все же по крайней мере один топоним, сохранивший память о зимней дороге дорусского Заонежья. Это название центра погоста Толвуя. Топоним полностью укладывается в ряд соответствующих карельских или вепсских сложных по структуре наименований, начальный элемент которых выражен лексемой talvi, talv, а конечный элемент –уй (Толвуй) или –уя (Толвуя) восходит к прибалтийско-финскому oja ‘ручей, небольшая река’. Прибалтийско-финский оригинал названия, таким образом, выглядел как *Talvoja ‘зимний ручей’ и был усвоен в русское употребление способом т. н. прямой адаптации, когда оригинальное название переходит в русскую систему наименований с минимальными изменениями (последние касаются фонетического облика топонима, к чему мы вернемся ниже). Такой способ усвоения широко распространен, к примеру, на территории, прилегающей к вепсским районам Присвирья: р. и дер. Кивуй (вепс. Kivoja ‘каменный ручей’), р. и пос. Сорзуй (вепс. Sorzoja ‘утиный ручей’). В другой связи нам уже приходилось писать, что Заонежье входит в зону, где господствует иной тип адаптации сложных по структуре прибалтийско-финских оригиналов – т. н. калькирование с образованием полукалек, в которых второй структурный элемент исходного названия, несущий разрядное, классификационное значение, переводится на русский язык: Ламбасручей (*Lambaz/oja ‘овечий ручей’), в Толвуе Гарьюсручей (*Harjus/oja ‘горный ручей’, ср. harju ‘вершина, горный хребет’), Кивручей (*Kiv/oja ‘каменный ручей’), Рыдручей (*Rid/oja ‘ловушка — ручей’). Однако здесь встречаются и названия типа Толвуя, образованные в соответствии с моделью прямой адаптации. В случае с Толвуей сохранение прибалтийско-финского оригинала спровоцировано тем, что он уже рано закрепился в составе ойконима, т. е наименования поселения, так что элемент –oja уже не выполнял в нем роль классифицирующего географического термина и поэтому не переводился. Видимо, по этой же причине не был переведен и первый элемент названия Толвуя: первоначальная семантика топоосновы в результате перехода топонима из разряда гидронимов в разряд наименований поселений была утрачена.

Где же протекала река под названием Толвуя? Сейчас в окрестностях села Толвуя есть две небольших речки: Царевка, которая впадает в залив Каргуба в непосредственной близости от центра села, и Калей или Калейручей, впадающий вТолвуйскую губу в 3 км от центра села на восток, по дороге к самым удаленным деревням Толвуйского куста поселений – Лебещине и Кривоноговской. Казалось бы естественным полагать, что название Толвуй или Толвуя носила прежде река Царевка, однако исторические документы опровергают это предположение. В них современная Царевка последовательно называется рекой Корбой или Карбой, что устанавливается по наименованиям прилегающих к реке деревень, сохранившимся до сегодняшнего дня. А вот река Толвуя появляется несколько раз в связи с названиями поселений, расположенных в нижнем течении современной реки Калей, между Загубьем и Вырозером. В самом деле, в документах XVII века упоминается «д. Рыкачева (современная дер. Рохкачевская в составе Вырозера) на реке Толвуе», XVI-XVII веков «д.Олексеева (современная д. Алексеевская в составе Вырозерской волости) Подгорье на реке Толвуе», наконец, «д.Ямычева (или Емъчево, Омчево) на усть реки Толвуи» [2] , которая известна сейчас под названием Емучевская. Река Калей, или иначе Калейручей, вытекающая из озера Калье или Кальезеро, фактически пересекает территорию древнего Толвуйского погоста с юга на север и протекает через земли Кузарандской, Вырозерской и Толвуйской волостей. Вполне логично полагать, что на разных участках река могла называться по-разному; в верхнем течении Калей (*Kalei ← *Kaloja ‘скалистый ручей’) по озеру Кальезеро ‘скалистое озеро’, а в нижнем – Толвуй (*Talvoja ‘зимний ручей’). Подобная ситуация обычна для наименований линейных объектов. Между прочим, и сейчас нижний участок р. Калей имеет свое название – Езовец (с вариантами Ежевец, Езевец, Язовец). Народная этимология склонна связывать истоки топонима с тем, что сюда поднимался весной язь, однако более оправдано сопоставление с известным в русских говорах Карелии словом ез ‘преграда из свай, кольев, вбитых в дно реки и оплетенных прутьями, с промежутками, в которые вставляются рыбные снасти; закол’ [3] .

Итак, Толвуей первоначально называлась река (точнее, нижний участок реки), известная на современной карте как р. Калей. В нижнем течении река протекает в низких, заболоченных берегах. Логично предполагать, что в зимнее время русло реки могло использоваться как зимний санный путь, ведущий вглубь полуострова, использовавшийся для связи с Вырозером и Кузарандой. Отсюда и название Толвуя – ‘зимний ручей’.

В связи с прибалтийско-финскими истоками топонимов Заонежья встает вопрос об их более точной этноязыковой интерпретации. Топооснова talvi- ‘зимний’ не является этнодифференцирующей, поскольку в одинаковой степени присуща и вепсской, и карельской топосистемам. На основе некоторых косвенных признаков можно все же осторожно высказаться в пользу вепсских истоков топонима. К таким косвенным признакам относится, в частности, наличие дифференцирующих вепсских топооснов. Такова основа кар- (вепс. kar ‘бухта, залив’), непродуктивная, как показывают наши материалы, в сугубо карельской топонимии [4] . Она закрепилась в Толвуе в названиях Каргуба и Карнаволок – соответственно залив и мыс, на берегу которых стоит село Толвуя. Материалы письменных источников начала XVII приводят в окрестностях Толвуи еще одно название с топоосновой кар-: дер. Кувкары, упомянутая вместе с толвуйскими деревнями Тарутинская (в документе Торутина) и Грибановская [5] . Очевидно, она располагалась по соседству с двумя последними, а ее название может быть возведено к вепсскому *Kuivkar ‘сухая бухта’. Добавим, что и сам тип фонетической адаптации прибалтийско-финского оригинала, отразившийся в топониме Толвуя, укладывается в рамки хронологически ранней русской адаптации вепсских топонимов. Имеется в виду отражение прибалтийско-финского «a» (talv-) в русском варианте через «o»(толв-), а также прибалтийско-финского –oja или –oi как –уя или –уй. Подобные явления наблюдаются в юго-западном Присвирье – зоне ранних вепсско-русских контактов [6] . Примечательно, что остальная топонимия окрестностей Толвуи практически лишена отмеченных маркеров, что увязывается с ранней фиксацией названия Толвуя в русских источниках, т.е. с ранним, еще в период древнерусского языка, появлением русского варианта топонима.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Матка

В прибалтийско-финских языках Карелии matka, matku, matk – это ‘путь, дорога, расстояние’. Слово широко используется в вепсской и карельской топонимии, оно известно и в топонимии русской Карелии, в том числе в Заонежье [7] . В Толвуйской округе основа матка фиксируется неоднократно: урочище Рудаматка (Толвуя), покос Кошкина Матка (Кузаранда), залив Матка и Маткинская поляна (Вырозеро), залив Ванькина Матка, поляна Ветхая Матка, залив Салажья Матка (Падмозеро) и др. Тщательное картографирование объектов, в наименованиях которых выступает элемент матка, убеждает в том, что прибалтийско-финская лексема matka используется в них не в современном значении, а в примарном: слово matka означало первоначально не любую дорогу, а сухопутный участок пути (например, перешеек между двумя озерами), волок, через который перетаскивалась лодка [8] . «Матки» Толвуи полностью соответствуют этой семантике. В самом деле, Рудаматка располагается в основании вдающегося глубоко в Онежское озеро полуострова Клим, между бывшей деревней Шитикова (в старых источниках она названа деревней «на Рудове в Наволоке») на западном и деревней Засележье на восточном побережье полуострова. Чтобы не огибать длинный мыс, лодку в наиболее узком и удобном месте перетаскивали посуху [9] . Впрочем, лодку могли и оставлять на одной стороне перешейка с тем, чтобы на противоположной пересесть в другую или продолжить путь пешком. Географические реалии говорят в пользу того, что путники следовавшие из Кузаранды, скорее всего, высаживались из лодки в Засележье и через Рудаматку перебирались в район деревни Шитики, откуда продолжали путь в Загубье или центр погоста Толвую. Те же, кто следовал в Падмозеро, на Палеостров и дальше, выбирали, скорее, другой волок, располагавшийся севернее, в самой узкой части полуострова Клим, в районе современной Лебещены. То, что такой волок существовал, подтверждается старым названием Лебещины – Лебежья Матка.

На полуострове Клим существовал еще один волок: местечко под названием Волочек расположено в центральной части узкого и длинного (около 2 км) Гарьюснаволока, на северной оконечности полуострова Клим. Еще один Волочек находится в основании соседнего полуострова – мыса Карнаволок – около современного села Толвуя. Знаменательно, что в русских говорах Карелии слово волок не сохранилось в его примарном значении – сухая часть пути между водоемами, через которую перетаскиваются лодки. Словари фиксируют его в более позднем, вторичном значении ‘дорога от деревни к деревне через лес, лесной перегон’ [10] , ‘лесная гужевая дорога; расстояние между двумя селениями, перегон по гужевой дороге; глухой большой лес без дорог, откуда срубленные деревья вывозятся волоком’ [11] . Однако характеристика мест, в наименованиях которых употребляется лексема волок – узкая часть длинного мыса, основание мыса – свидетельствуют о том, что некогда в Заонежье слово бытовало в изначальном значении. При этом идентичность мест с названиями, в которых присутствует, с одной стороны, русская лексема волок, с другой, прибалтийско-финская matka, подтверждает косвенным образом наличие древней семантики ‘волок’ у прибалтийско-финского слова.

Целый ряд древних сухопутных «матк» располагался на перешейке, разделявшем узкие и длинные озера Падмозеро и Путкозеро на западной окраине Толвуйского погоста. Так, самый короткий путь из Толвуи в Фоймогубу шел, очевидно, через Белохино, где пересекали на лодке озеро Падмозеро и высаживались на берегу залива Салажья Матка, откуда и брал начало сухопутный участок пути, завершавшийся в районе мыса Корюший Нос на восточном берегу Путкозера. Длина «матки» составляла около 4 км. Один из ее участков – от берега Падмозера до д. Ботвинщина – назывался Высокая Матка, поскольку проходил по сухой боровой местности. Южнее Салажьей Матки водораздел между Падмозером и Путкозером пересекала Ветхая Матка (возможно, в названии скрывается семантика ‘старый волок’), а севернее Онеженская Матка и Киматка. Залив под названием Матка или Ванькина Матка находится на берегу Повенецкого залива Онежского озера между Падмозером и дер. Бор-Пуданцев. Именно отсюда шла тропа от Онежского побережья до Паяниц. Ею пользовались прибывающие как с севера, с Шунгской стороны, так и с востока, с Толвуи и Челмужей. Есть свидетельства о том, что на берегу залива стояла часовня.

В Кузарандской округе зафиксировано название сельскохозяйственной поляны Кошкина Матка, при этом расположение поляны между берегом Вицинской губы Онежского озера и удаленной от озерного побережья приблизительно на 1 км деревней Кошкино свидетельствует о том, что поляна находится на старой «матке», т. е. сухопутной дороге, связывавшей дер. Кошкино с берегом Онежского озера. Очевидно, тот же смысл (‘сухопутный участок пути’) скрыт в топониме Вырозерская Матка, зафиксированном в Толвуйском погосте в документе XVI века («на Вырозерской Матке тоня») [12] . Не вполне ясно, отразился ли в документе топоним, который известен в современной топонимии окрестностей Вырозера как залив Матка у деревни Никитинской или этот топоним использовался применительно к более близкому от центра Вырозерского погоста заливу, например, Никольскому, в котором, кстати, известна тоня под названием Сторонница.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В целом многочисленность «матк» (можно упомянуть еще Нечай Матку в материалах писцового дела [13] и урочище Лешие Матки в районе дер. Коровниково на Путкозере), а также употребление их в топонимах в роли самостоятельных структурных элементов в составе топонимов-словосочетаний наводит на мысль о том, что лексема матка, не зафиксированная в русских говорах Заонежья источниками, в определенный период времени все же могла существовать в них наравне с целым рядом других слов, заимствованных из прибалтийско-финских языков. В свою очередь, топография «матк» указывает на динамику в развитии семантики слова от ‘волока’ к ‘сухопутному участку пути’.

Дороги саамского времени

В топонимии Заонежья, кажется, содержатся указания на дороги саамского времени. Наиболее перспективной в контексте поиска саамского наследия представляется топооснова кайн- или каин-, которая может быть связана с саамской лексемой gæid'no ‘дорога’, восходящей к болеe раннему фонетическому варианту *kєjnō [14] . Огласовка первого слога саамского слова в принципе предполагает, что топооснова в Обонежье должна иметь вид *käin(о)- → рус. кяйн(о)- [15] . Однако наличие заднего гласного во втором слоге могло спровоцировать отодвижку гласного первого слога назад и, следовательно, бытование топоосновы в виде кайн(о)-. Не исключено, что речь могла идти об особенностях прибалтийско-финской адаптации древнего саамского топонима, когда в соответствии с гармонией гласных задняя огласовка топоосновы приводила к отодвижке назад и гласного первого слога, т.е. *käino- → kaino-. В Толвуйской округе данную основу можно реконструировать в названии длинного и узкого острова Кайнос (-с – топонимный формант, свойственный топонимам саамского происхождения) в Заонежской губе Онежского озера. Остров расположен в самом узком месте губы, между полуостровом Клим, глубоко вдающемся в воды залива с южного берега, и полуостровом Хиж, расположенном на противоположном, челмужском берегу залива. Кажется уместным предполагать, что именно здесь, мимо острова Кайнос проходил путь (саам. *kєjnō) с Толвуйского берега на Челмужский. Память о существовании этого пути хранит, видимо, и название расположенного рядом с Кайносом маленького островка Вавлокостров или Ваблок, сопоставимое с саамским vavl, faw'le ‘путь, фарватер’. Остров Ваблок является центральным в группе трех островов (Кайнос, Ваблок, Мегостров), протянувшейся вдоль Заонежского залива более, чем на 4 км. При этом между Ваблоком и Мегостровом расположена обширная отмель, так что единственный возможный фарватер находился между островами Ваблок (саам. vavl ‘фарватер’) и Кайнос (саам. kain- ‘дорога, путь’). Это обстоятельство и отразилось в названиях островов.

Саамскую основу кайн (о)- можно предполагать еще в одном толвуйском топониме. Это зафиксированный источниками XVI – XVII веков мыс Каин наволок (д. на Каине наволоке, на Кане наволоке, на Канненаволоке, на Кан наволоке [16] ), на котором расположена деревня Кривоноговская. Мотивом для называния могло послужить то обстоятельство, что отсюда был самый короткий водный путь до Палеострова – чуть более 2 км. Между прочим, в Толвуйской округе, на Путкозере, к северу от Паяниц известен еще один мыс, в названии которого возможна реконструкция основы кайн-. При этом он, как и представленный выше Каин наволок, отделен незначительным по ширине проливом от острова Часовенского. Название мыса звучит на первый взгляд странно – Канняволок вместо ожидаемого Каннаволок. Однако эту странность можно объяснить, если принять во внимание известную прибалтийско-финскую фонетическую закономерность, в соответствие с которой выпадение конечного элемента — i- из дифтонгов приводило к палатализации следовавшего за ним согласного, т.е. *kain- → kań-. При стыковке двух «n» – мягкого в конце атрибутивной части сложного названия и твердого в начале основного элемента –наволок – палатализованный вариант побеждал, что и приводило к фонетически странному Канняволок [кан’н’аволок]. Если предложенная схема развития верна, то в изначальном древнем топониме должна была выступать основа kain-.

Современное саамское слово привязано не столько к водным, сколько к сухопутным лесным дорогам, охотничьим тропам. Однако, для саамов Обонежья, видимо, было обычным использование термина для водных путей. В качестве подтверждения приведем название деревни Кайно в южном Обонежье, в Ундозере. Через нее исстари проходил и зимний, и летний (водный) путь через озеро Лухтозеро. Не исключено, что в один ряд с упомянутыми топонимами входит и название островка Канестров или Каняостров (в архивных материалах XIX века Кайнеострова) напротив Сенной Губы.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Кижский вестник №7
Редколлегия: И.В.Мельников (отв. ред.), Р.Б.Калашникова, К.Э.Герман
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2002.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф