Метки текста:

Деревянное зодчество Заонежье Икона Кижский погост Часовни

Платонов В.Г. (г.Петрозаводск)
Развитие иконографии "Покрова Богородицы" в искусстве Заонежья XVI-XVIII вв. VkontakteFacebook

Коллекция заонежских икон на сюжет «Покров Богородицы», сосредоточенная в собраниях Музея изобразительных искусств Республики Карелия и Музея – заповедника «Кижи», интересна в том отношении, что она выявляет разнообразие и быстрое развитие иконографии, необычное для в целом традиционной северной иконописи. Это тем более любопытно, что в древности на территории Заонежского полуострова только зимняя церковь Кижского погоста была освящена в честь этого праздника, а по данным Писцовой книги Н.Панина и И.Долгорукова 1628-1631 гг., описывавшей состав иконостасов, лишь в трех храмах погостов Заонежского полуострова местные ряды содержали икону «Покров Богородицы» – в Покровской церкви (храмовый образ), в Преображенской церкви Кижского погоста и в Георгиевской церкви Толвуйского погоста [1] . Правда, в Писцовой книге не описывались иконостасы часовен, в которых также могли находиться иконы на указанный сюжет, но в любом случае в XVI-XVII вв. они встречались в Заонежье достаточно редко. Положение, видимо, несколько меняется на рубеже XVII-XVIII вв., когда не только в местных рядах иконостасов, но иногда и в праздничных чинах встречаются иконы на данный сюжет (например, в кижской Преображенской церкви).

От раннего периода (XVI – первая половина XVII вв.) в музейных коллекциях сохранилось пять произведений с изображением Покрова, происходящих из храмов Заонежского полуострова, причем на одном из них этот сюжет представлен наряду с другими праздниками.

Иконографическая схема новгородских памятников конца XIV – XV вв. в основных чертах сохранена на иконе «Покров» XVI в. (МИИРК [2] , инв. И-465, размер 68 х 53 см.) (рис.1). Точные данные о ее происхождении отсутствуют. Вероятно, икона была вывезена из Заонежья в период Великой Отечественной войны. По иконографическому изводу этот памятник несомненно восходит к новгородским образцам и представляет несколько упрощенный вариант композиции таких произведений, как «Покров» конца XIV в. (около 1399 г.) из Зверина монастыря (НГМ) и особенно «Покров» первой половины XV в. из бывшего собрания И. С. Остроухова (ГТГ). Изображен трехнефный храм. По центральной оси размещены благословляющий Спас, ниже – парящий и поддерживаемый ангелами покров, Богоматерь и царские врата. Слева от Богородицы изображены три святителя и престол с евангелием и литургическими сосудами, справа – два ангела. В нижнем регистре размещены: слева — апостолы и Иоанн Предтеча, справа — Андрей Юродивый с Епифанием и два мученика. Как и на упомянутой иконе из ГТГ, главы храма поставлены на пьедесталы, что, по мнению Э.С.Смирновой, является признаком особой разновидности данного извода [3] . К важнейшим чертам композиционного построения указанных икон следует отнести то, что его структурными элементами являются архитектурные членения – колонны храма, определяющие размещение фигур и деталей.

Рис.1. Икона "Покров". XVI в. (Из Заонежья)Рис.1. Икона "Покров". XVI в. (Из Заонежья)

Упрощение предполагаемого новгородского образца проявляется в усилении плоскостности форм. В частности, престол с литургическими предметами трактован фронтально, без обычно изображаемой боковой стороны. Другим отличием является изображение не пяти, а трех глав храма. Барабаны под главами имеют коническую форму, что напоминает основание центральной главы Преображенского собора Соловецкого монастыря, которое первоначально могло быть шатровым, то есть коническим по силуэту [4] . На данную особенность иконы обратил внимание Д.С.Лихачев. Но это не единственный пример такого рода на северных иконах Покрова [5] . Возможно, в этой черте отразилось общее впечатление от шатровых верхов в храмовой архитектуре XVI в.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Датировка иконы варьировалась от второй половины XIV в. в работах В.Г.Брюсовой и начала XVI в. в исследованиях Э.С.Смирновой до второй половины XVI в. [6] Во всех публикациях этот памятник рассматривается как произведение мастера из северной провинции бывших новгородских земель, использующего старые иконографические изводы. Насколько прочны были на Севере новгородские традиции, показывают некоторые заонежские произведения позднего XVI в. и даже рубежа XVII-XVIII вв.

В клейме шестичастной иконы «Праздники» конца XVI в. из с. Сенная Губа (МИИРК, инв. И-131, размер 43×33) повторяется, с некоторыми изменениями и сокращениями, та же композиционная схема. В центре нижнего регистра изображен Роман Сладкопевец (а не царские врата), что является признаком влияния еще одного новгородского извода Покрова.

Этот прием расчлененности композиции колонками храма сохраняется и на иконе «Покров» рубежа XVII — XVIII вв. из часовни Успения в деревне Васильево на острове Кижи (МИИРК, инв. И-530, размер 109×96). Икона пока не раскрыта, но пробные расчистки показывают, что первоначальная живопись подверглась только частичным пропискам без изменения композиции. Вверху по центральной оси изображен благословляющий Спас, ниже покров над головой Богородицы, в нижнем регистре Роман Сладкопевец на амвоне. Справа и слева в два яруса представлены свидетели чуда. Вверху слева — пророки во главе с Иоанном Предтечей, святители и преподобные отцы, симметрично справа – апостолы, мученики и преподобные жены. В нижнем ряду слева предстоит царь Константин с придворными, за ним царица Елена (их имена обозначены на иконе). В правой части нижнего регистра изображены патриарх Тарасий и Андрей Юродивый с Епифанием. Иными словами, на данной иконе мы также отмечаем соединение двух изводов – первого, с четким разделением пространства на три нефа, и второго, с изображением в центре нижнего регистра Романа Сладкопевца на амвоне.

Этот второй извод представлен на иконе «Покров» второй половины XVI в. из церкви Покрова Кижского погоста (МИИРК, инв. И-951, размер 133×114) (рис.2). Построение композиции иконы основано не на четком разделении чинов святых архитектурными формами, а, напротив, на их объединении вокруг Богоматери в соборном молитвенном предстоянии. Ярусность в изображении групп персонажей при этом сохраняется, а фигуры царя Льва, патриарха Тарасия, Андрея Юродивого и Епифания выделяются особыми архитектурными членениями с килевидными верхом, опирающимся на столбики. Важно отметить, что колонны храма хотя и изображены на иконе, но они уже не играют былой роли структурных элементов композиции.

Рис.2. Икона "Покров". Вторая половина XVI в. (Из Покровской церкви Кижского погоста)Рис.2. Икона "Покров". Вторая половина XVI в. (Из Покровской церкви Кижского погоста)

По центральной оси сверху вниз изображены Спас, покров, Богоматерь, Роман Сладкопевец на амвоне. По сторонам представлены следующие чины святости: слева — ангелы, мученики и апостолы, справа — ангелы, святители и пророки во главе с Иоанном Предтечей. Как отмечалось выше, святые композиционно объединены в компактные группы, причем фигура Богоматери выделена ничем не заполненным пространством, внутренний контур которого напоминает силуэт чаши.

Этот композиционный принцип был известен уже в XV в. как в среднерусской, так и в новгородской живописи. Примером является известная новгородская иконка — «таблетка» конца XV в., на которой чины святых размещены в несколько рядов, но без четкого разделения на группы (НГМ). Образ многоглавого соборного храма активно разрабатывался в новгородских иконах «Покрова» на протяжении XVI в. [7] Сходные явления, а именно развитие принципа объединенности персонажей вокруг композиционного ядра и разработка типа величественного храма, можно отметить и на иконах «О Тебе радуется», где также ясно звучит тема соборного прославления Богородицы.

Таким образом, икона Покровской церкви связана многими нитями с общим развитием иконописи XVI в. Можно указать на некоторые близкие по времени создания северные иконы, в композиции которых проявляются родственные черты. На иконе «Покров» рубежа XVI-XVII вв. из собрания ГРМ также, как и на кижской иконе, чувствуется стремление к композиционному объединению чинов святых. На фоне представлен многоглавый с закомарами, справа от него изображена звонница, что также сближает оба произведения, хотя стилистически они сильно отличаются [8] . Еще одной близкой иконографической аналогией кижской иконе является «Покров» XVII в. из деревни Волнаволок на Пидьмозере Подпорожского района Ленинградской области в собрании ГЭ [9] . Обращает на себя внимание сходство с кижской иконой в трактовке архитектуры храма с позакомарным покрытием. Интересно, что на этой иконе также изображена звонница. Из сказанного можно сделать вывод, что в северных землях были хорошо известны композиционные принципы и отдельные архитектурные мотивы, характерные для иконы Покровской церкви. В то же время, в стилевом отношении кижской иконе трудно найти аналогии. Экспрессивная, с элементами скорописи, манера исполнения, сочетание в колорите ярких, чистых тонов с тусклыми и плохо кроющими пигментами, композиция, рассчитанная на дальние точки зрения – все эти особенности говорят в пользу происхождения иконы из северной иконописной мастерской, где мастера имели опыт создания крупных иконостасов для больших храмов. По некоторым данным, икона первоначально находилась в иконостасе Преображенской церкви Кижского погоста, которая уже в XVI в. могла иметь значительный объем интерьера, позволяющий воспринимать икону с относительно дальних точек зрения [10] .

Икона Покровской церкви, несомненно, была хорошо известна в Заонежье и оказала воздействие на местную иконопись. Так, «Покров» конца XVI в. из Никольской часовни в заонежской деревне Тамбицы обнаруживает явную зависимость от кижской иконы (рис.3). Об этом свидетельствуют такие ее черты, как разреженность композиции с характерным выделением Богоматери пространственным интервалом, а также облик храма и наличие колокольни с такой же, как на кижской иконе, волнистой кровлей (МИИРК, инв. И-479, размер 42×35).

Рис.3. Икона "Покров". Конец XVI в. (Из д.Тамбицы Медвежьегорского района)Рис.3. Икона "Покров". Конец XVI в. (Из д.Тамбицы Медвежьегорского района)

Данная композиционная схема продолжает использоваться и в иконописи XVIII в., каждый раз с вариациями в составе чинов святых и деталях. Икона «Покров» начала XVIII в. из праздничного ряда кижской Преображенской церкви (музей «Кижи», КП-106/42, размер 103х66) изображает сцену в интерьере храма с аркой алтаря и четырьмя большими окнами. По центральной оси сверху вниз изображены благословляющий Спас, покров, Богоматерь и Роман Сладкопевец. Фигуры предстоящих объединены вокруг Богоматери. В нижнем регистре слева изображены царь Лев и патриарх Тарасий, облаченный в саккос (в отличие от ранних икон, на которых этот персонаж изображен в фелони), справа Андрей Юродивый с Епифанием. По сторонам от Богоматери представлены: ангелы, пророки, апостолы – с левой стороны и ангелы, мученики, преподобные, Иоанн Предтеча, святители – справа. На фоне трехглавый храм, но без колокольни, обычной на иконах северного происхождения. Вероятно, верхние ряды этого иконостаса писали приезжие мастера, но примечательно, что они воспроизвели в общих чертах композицию рассмотренной выше иконы «Покров» второй половины XVI в.

Рассмотренными иконографическими изводами не исчерпывается многообразие композиций Покрова в северной иконописи. Весьма редкой и пока не имеющей близких аналогий среди опубликованных произведений является икона «Покров» конца XVI – начала XVII вв. неизвестного происхождения (наиболее вероятно, что она была вывезена из Заонежья. МИИРК, инв. И-815, размер 34×28).

Богоматерь здесь изображена не прямолично, как на всех рассмотренных выше иконах, а в трехчетвертном развороте влево. Ее фигура окружена темно-синим сиянием, под нею облако и шестикрылый серафим. Благословляющий Спас изображен в красном сиянии. По сторонам от Богоматери и Христа изображены огненно-красные и темно-охристые херувимы и серафимы. Два ангела поддерживают покров над головой Богоматери. В среднем ярусе композиции, по сторонам от Богоматери, дважды изображен Роман Сладкопевец. Слева перед спящим Романом стоит Богородица с развернутым свитком в руках. Справа он изображен на амвоне со свитком над головой (тексты на свитках сильно утрачены).

Уникальной особенностью данной иконы является размещение в нижнем регистре двух фигурок в стихарях, со свитками в руках. Они стоят на амвоне. Справа и слева от центра представлены чины святых в два ряда. Слева видны пять святителей и апостолы, справа – Андрей Юродивый, Епифаний, неизвестный мученик, Иоанн Предтеча, святитель, святые жены, царь и царица (последние в венцах).

В верхней части иконы изображен храм с прямой кровлей и тремя главами на конических основаниях. Справа и слева выступают апсиды, справа видна колокольня.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Изображая Богородицу в сиянии и в окружении небесных сил, иконописец стремится, на наш взгляд, подчеркнуть момент Ее чудесного явления Андрею Юродивому. Иконографической основой для изображения Ее фигуры в трехчетвертном развороте мог послужить образ Богоматери Агиосоритиссы Халкопратийской. Н.П.Кондаков отмечал, что этот образ иногда сопровождался топонимом «Влахернитисса», указывающим на его связь с Влахернским храмом, где произошло чудо явления Богоматери Андрею Юродивому [11] . Интересно, что на русском Севере образ Богоматери Агиосоритиссы встречается, например, на иконе «Положение ризы Богородицы во Влахерне» середины XVI в. из г.Каргополя (ВОКМ). Исследовавший этот памятник В.Г.Пуцко отмечал, что «икона из Каргополя заслуживает внимания и со стороны иконографического типа Богоматери, возможно, восходящего к образу, некогда находившемуся возле ковчега с ризой» Богородицы во Влахернах [12] .

В нижнем регистре иконы на амвоне стоят две фигуры. На свитках сохранились остатки надписей со словами «днесь» и «дева», которые обычны для текстов на свитке в руках Романа Сладкопевца («Дева днесь пресущественного рождает»). Но Роман уже изображен дважды в среднем регистре этой иконы. Возможно, фигуры на амвоне олицетворяют идею прославления Богоматери византийскими гимнографами, известными и почитаемыми наряду с Романом Сладкопевцем.

Еще одной особенностью иконы является изображение храма с двумя апсидами поперечного нефа. Такие апсиды имелись у Влахернской церкви [13] . Башнеобразное здание слева, увенчанное куполом, может воспроизводить образ ротонды, существовавшей при Влахернском храме, а постройка справа – «часовню источника» там же [14] . Представляют интерес и конические формы, служащие основаниями для барабанов с луковичными главами храма. Они напоминают изображение верхов соловецкого Преображенского собора на некоторых книжных иллюстрациях и иконах, например, на иконе «Обитель Зосимы и Савватия Соловецких» начала XVII в. из собрания ГТГ [15] . Видимо, в основе подобных изображений лежит образ шатровой церкви вообще или память о первоначальном завершении соловецкого храма. Напомним, что сходный мотив встречался и на северных иконах более раннего периода.

Полные иконографические аналогии данной иконе нам неизвестны. Тем не менее, в искусстве XVI в. имеются близкие в некоторых отношениях произведения. Так, на иконе «Покров» второй половины XVI в. московской школы (ГТГ) по сторонам от Богоматери дважды изображен Роман Сладкопевец – спящим и стоящим на амвоне. Спас и Богоматерь изображены в сиянии и в окружении небесных сил, как на иконе из Заонежья [16] . Кроме того, в собрании ГТГ имеется еще одна весьма интересная не опубликованная икона «Покров», датируемая XVI в., но с наслоениями более позднего времени. Здесь по сторонам от Богоматери также дважды изображен Роман, а в центре нижнего регистра – три ангела на амвоне. Благословляющий Спас изображен в сиянии трехлопастной формы, напоминающем аналогичную деталь на иконе из Карелии [17] . Эти произведения позволяют сделать вывод, что наша икона может быть включена в определенный ряд памятников, позволяющих проследить эволюцию иконографии Покрова в конце XVI-XVII вв. Северные мастера не стояли в стороне от этого процесса. О том, что публикуемая икона написана на Севере, говорят такие ее стилевые черты, как перегруженность изобразительной плоскости, цветистый колорит, не вполне точный рисунок. Подобные произведения встречаются в живописи Заонежья позднего XVI в.

Следы влияния иконографии данной или аналогичной иконы можно обнаружить в «Покрове» из кижской Преображенской церкви, которая датируется второй половиной XVII в. (музей «Кижи», КП-106/5, размер 75×66) (рис.4). Это проявляется в изображении сияния вокруг фигур Богоматери и Спаса, в размещении «небесных сил» по сторонам от этих фигур, а также в архитектуре храма.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Рис.4. Икона "Покров". Конец XVII в. (Из Преображенской церкви Кижского погоста)Рис.4. Икона "Покров". Конец XVII в. (Из Преображенской церкви Кижского погоста)

В целом же рассматриваемая икона Преображенской церкви восходит к указанной выше большой храмовой иконе второй половины XVI в. из Покровской церкви. Композиционное единство фигур здесь еще более усилено благодаря полному отсутствию колонок храма. Как и на иконе XVI в., в стенах церкви пробиты круглые и продолговатые окна. Близка также форма колокольни, только на иконе из Преображенской церкви верхний колокол заменен орнаментальной вставкой. Есть общие черты в размещении чинов святых. В нижнем регистре слева на обеих иконах изображены патриарх, царь и придворные, причем некоторые фигуры облачены в шубы с длинными спускающимися вниз рукавами (правда, на иконе из Преображенской церкви патриарх изображен не в фелони, а в саккосе, как на многих произведениях XVII-XVIII вв.). Автор этой иконы заимствует из более раннего памятника мотив сени, под которой размещаются фигуры Андрея Юродивого и Епифания.

Возвращаясь к иконографическому типу икон с трехчетвертным разворотом фигуры Богородицы, можно отметить их распространение в иконописи конца XVII-XIX вв. Почти на всех подобных иконах разрабатывается мотив развернутого шествия святых, вслед за Богородицей, во главе с Иоанном Предтечей и апостолом Иоанном Богословом, в соответствии с текстом жития Андрея Юродивого. Ярким примером из числа заонежских памятников может быть икона «Покров» XVIII – начала XIX вв. из деревни Глухая (близ села Шуньга) Медвежьегорского района (МИИРК, инв. И-220, размер 100×71). Вероятно, данная иконография распространялась из южного или юго-восточного Обонежья. Во всяком случае, в Покровской церкви Вытегорского погоста уже в начале XVIII в. имелась икона «Покров» этого извода (ГРМ, инв. ДРЖ-2966).

Рассмотренные памятники иконописи XVI-XVIII вв. свидетельствуют о распространенности в Заонежье трех основных изводов «Покрова».

Первый извод – с делением композиции на три части с помощью колонн храма, с изображением в нижнем регистре царских врат – следует древним новгородским образцам. Он постепенно видоизменялся, вбирая некоторые особенности второго извода.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Этот второй извод также, по-видимому, имеет корни в искусстве Новгорода. Его основная особенность состоит в том, что членения архитектуры церкви уже не служат средством разделения фигур. Напротив, здесь разрабатывается принцип объединения персонажей вокруг Богородицы, а также усиливается пространственность изображения, сближающая новгородский извод с «суздальским» [18] . Еще одной обязательной чертой этого извода является размещение в центре нижнего регистра фигуры Романа Сладкопевца. На фоне многих северных икон изображается колокольня.

С конца XVI в. и особенно в XVII-XVIII вв. распространяется извод с трехчетвертным разворотом фигуры Богородицы и акцентированием темы шествия святых, что может быть связано с переносом акцента с символики церковной гимнографии как основы древних изводов на развернутую повествовательность рассказа о чуде. Изображение храма в этом изводе отдаляется вглубь пространства, полуфигура благословляющего Спаса перемещается в один из верхних углов композиции, шествие святых приобретает развернутый характер.

Список принятых в статье сокращений:

  1. ВОКМ – Вологодский областной краеведческий музей
  2. ГРМ – Государственный Русский музей
  3. ГТГ – Государственная Третьяковская галерея
  4. ГЭ – Государственный Эрмитаж
  5. МИИРК – Музей изобразительных искусств Республики Карелия
  6. Музей «Кижи» – Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник «Кижи»
  7. НГМ – Новгородский государственный историко-архитектурный музей-заповедник
  8. РГАДА – Российский государственный архив древних актов

// Кижский вестник №7
Редколлегия: И.В.Мельников (отв. ред.), Р.Б.Калашникова, К.Э.Герман
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2002.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф