Метки текста:

Икона Кижи Кижский вестник Преображенская церковь

Фролова Г.И. (г.Петрозаводск)
История внутреннего убранства Преображенской церкви на острове Кижи (Обзор архивных источников) VkontakteFacebook

Архивные документы по истории внутреннего убранства Преображенской церкви на острове Кижи можно подразделить на 3 группы: во–первых, описи церковного имущества Преображенского храма 1628/9, 1826, 1830, 1865 и 1867 гг. [1] . Во–вторых, различные церковные документы 19 – начала 20 вв. И, в третьих, отчеты 50-х–80-х гг. 20 в. относящиеся к «музейному» периоду существования церкви. Основную информацию содержат церковные описи, остальные документы служат подспорьем для раскрытия облика интерьера в определенный хронологический период.

Наиболее ранний, известный нам источник по храмовому убранству – опись 1628/9 г., опубликованная в 1998 г. [2] Она составлена в традициях того времени – обобщенно, без указания количества церковной утвари. Описание иконостаса дано столь лаконично, что не ясно не только количество находящихся в нем икон, но даже возникают сомнения относительно числа рядов в иконостасе. И только сравнение с описаниями иконостасов в других храмах утверждает в мысли, что иконостас Преображенской церкви в 1628/9 г. был четырехярусным. Писцы перечислили поименно только иконы местного ряда и находящиеся в церкви богослужебные книги. Однако и в таком варианте опись содержит много информации, дающей возможность представить внутренний облик летнего кижского храма начала 17 в.

Описи 19 в. (1826, 1830, 1865 и 1867 гг.), напротив, составлены столь тщательно и подробно, что можно представить как иконописное убранство каждой части храма, так и отдельные находящиеся в нем предметы.

Описи 1826, 1830 и 1865 г. составлены по одной схеме, общепринятой для первой половины 19 в. Имущество церкви описано в направлении от востока к западу: алтарь, церковь, трапезная. Утварь в каждой части храма также представлена в определенной последовательности, которую с долей условности, можно обозначить понятиями: главное (например, престол в алтаре, иконостас в кафоликоне) и второстепенное (иконы на стенах храма, хоругви и пр.). Сравнительный анализ этих описей показал, что опись 1826 г. использована при составлении описи 1830 г., а последняя, в свою очередь, при подготовке описи 1865 г. (в них даже повторяются одни и те же ошибки). В описи 1830 г. имеются карандашные пометки, которые свидетельствуют о сличении данного документа с описью 1867 г.

Опись 1865 г. отличается от остальных не полным перечислением погостской церковной утвари. В нее внесено только имущество Покровского храма. В описи 1867 г. она названа «дополнительной». На наш взгляд, ее составление объясняется тем, что с 1863 по 1865 г. в зимней церкви произвели крупный ремонт («поновление»), существенно изменивший внутренний облик церкви, по окончании которого и была сделана новая опись имущества. Нами опись привлекается в тех случаях, когда по документам наблюдается перемещение предметов из одной церкви в другую.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Опись 1867 г. составлена по новой схеме. Она значительно отличается от предыдущих документов количеством глав и их содержанием, а также системой фиксации имущества. Если предыдущие описи рассматривали храмовую утварь от первого до последнего предмета в каждой церкви отдельно, то в описи 1867 г. описание имущества обеих церквей дается одновременно распределяясь по главам. Например, в главе «Алтарь» вначале приведен перечень богослужебной утвари Преображенского алтаря, а затем имущество алтаря Покровской церкви. Отличается опись и содержанием глав. Предыдущие документы представляли имущество по порядку их размещения (например, при описании иконы перечислялась одновременно и вся сопутствующая ей утварь: риза, лампадка, подсвечник). В описи 1867 г. предметы распределены по назначению. Например: лампадки, подсвечники вынесены в раздел под названием «Лампады, подсвечники, аналои».

Опись 1867 г., кроме формальных отличий, фиксирует весомые изменения в составе церковного имущества. В связи с чем, первые две описи: 1826 и 1830 г. мы будем использовать одновременно, с обязательной отсылкой к источнику, а опись 1867 г. рассмотрим отдельно. Это облегчит представление внутреннего убранства Преображенской церкви и позволит избежать повторов одних и тех же сведений, зафиксированных в разных документах. Изложение материала построено нами по аналогии со структурой описей и выдержано в хронологической последовательности (особенно при рассмотрении церковных документов).

Наиболее ранние источники, дающие представление о внутреннем убранстве Кижских храмов содержатся в писцовых книгах 17 в. В 1628/9 г. государственные писцы Никита Панин и Семен Плещеев описали имущество летней церкви Спаса Преображения и зимнего храма Покрова Пресвятой Богородицы.

В Преображенской церкви в первой трети 17 в. был четырехрядный тябловый иконостас. Он охарактеризован весьма обобщенно: «божия милосердия образов в тябле: деисус с празники и с пророки на красках». Поименно перечислены иконы местного ряда. Завершалась вся иконостасная композиция золотофонным Нерукотворным Образом.

Местный ряд включал царские врата и северную алтарную дверь. Справа от царских врат были установлены четыре иконы: «Преображение Господне» (на краске), «Воскресение Господне» (на краске), «Покров» (на золоте), «Троица – Отечество, с деяниями» (на золоте), «Спас Вседержитель» (без указания письма), «Пророк Илья, с деяниями» (на золоте). Заканчивался местный ряд с правой стороны северными алтарными дверьми, фон которых был написан красками.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Украшение имела только храмовая икона «Преображение». Ее убранство состояло из серебряного чеканного венца с четырьмя разноцветными камушками, серебряной басмяной золоченой гривны и приклада: аспидного креста, обложенного серебром. Перед образом стояла восковая свеча с насвешником из листового железа. Поставная свеча была также перед Богородичным образом. Перед тябловыми иконами в «шанданях» горели восковые свечи.

В алтаре писцы зафиксировали одну икону «Богоматерь Одигитрия» и выносной крест. Они располагались за престолом и были написаны на золоте.

Кроме этого в церкви указаны четыре печатные богослужебные книги: Евангелие напрестольное, Евангелие толковое, Апостол, Триодь Цветная и пять письменных книг: Соборник, Устав, Октай, Псалтырь, Часовник. Также в церкви имелись одно медное кадило и деревянные церковные сосуды. [3]

В Покровском храме церковного имущества было еще меньше. Оно состояло из скромного трехрядного тяблового иконостаса, включавшего праздничный, деисусный и местный ряды, двух поставных восковых свечей и деревянных сосудов в алтаре [4] .

Опись имущества кижских церквей производит двойственное впечатление. С одной стороны – архаичные осветительные приборы (шандани) и деревянные сосуды (хотя в этот период многие храмы имели оловянные приборы), с другой – обе церкви имели высокие иконостасы [5] , редко фиксируемые в обонежских церквях в первой половине 17 в.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Кижские церкви, описанные в 1628/9 гг., не сохранились до наших дней – они сгорели в конце 17 в. [6] Из церковного имущества того времени сохранилась часть икон, большинство из которых в настоящее время хранится в фондах Карельского музея изобразительных искусств (далее: КМИИ) [7] .

Более поздние документы – описи 1826–1867 гг. составлены кижскими священниками Иоанном Феодуловым (1826 и 1830 г.) и Андреем Русановым, при участии Михаила Завадовского (1865 и 1867 г.).

По прошествии двух столетий (1628/9–1826 гг.) наблюдаются разительные перемены в количестве и качестве преображенской церковной утвари, особенно алтарной. Деревянные сосуды сменились серебряными, к некогда единственной в алтаре иконе «Богоматерь Одигитрия» добавились еще восемь икон. Рядом с запрестольным выносным «старинным» крестом стал выносной образ «Богоматерь Знамение», близ жертвенника заняла место полотняная плащаница [8] .

Богослужебная утварь в алтаре описана с особой тщательностью. Определен материал, из которого сделан предмет, декоративная отделка и цвет. Например, одежда на престоле «французскаго гарнитуру белого цвета с полосками, обложена золотными позументами». Подробно описан состав комплектов. Например, в алтаре

были два набора сосудов – «серебряных, позлащенных, 82–й пробы». Каждый состоял из потира, дискоса, звездицы, тарелочки и лжицы [9] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Особую важность имеет описание антиминса с надписью об освящении церкви в 1830 г. епископом Олонецким и Петрозаводским Игнатием. Замена прежнего антиминса новым свидетельствует о завершении крупных ремонтных работ, потребовавших освящения Преображенской церкви [10] .

Ценная пометка внесена в опись 1830 г. напротив описания четырех напрестольных крестов. Три креста были деревянные, при этом два из них были обложены серебром. Четвертый крест был серебряный. У серебряного креста карандашом вписана дата – 1763 г. Возможно, что 1763 г., как и 1759 г. – год поновления «небес», окажутся ориентирами, указывающими на значительные изменения в храмовом убранстве. [11]

Дополнительные сведения, внесенные в опись 1830 г., при сличении ее церковнослужителями с описью 1867 г., говорят о передаче некоторых алтарных предметов в другие храмы. Например, из пяти Евангелий, имевшихся в алтаре на 1830 г., одно было отдано в 1865 г. во временное пользование в открывшуюся в Кижском приходе приписную церковь Введения Пресвятой Богородицы в д. Сибово, другое «за цену» отдано в Великогубскую церковь. В приписную церковь также во временное пользование отправили второй набор серебряных освященных сосудов [12] .

Сравнение алтарной утвари в имеющихся описях позволяет сделать заключение об общем наборе алтарных предметов для летней и зимней Кижских церквей, которые в зависимости от сезона переносились из одного храма в другой. Описи 1826 и 1830 гг. перечисляют освященные предметы престола и жертвенника в алтаре Преображенской церкви. Опись 1865 г., в которой приведено описание только покровского имущества, фиксирует алтарную утварь Покровского храма. В ней перечислены те же предметы и то же количество, что и в предыдущих описях, а также в последующей – 1867 г., в которой нет деления освященных сосудов по храмам. Опись 1865 г. составлена в ноябре месяце. В это время года службы уже велись в зимнем храме, соответственно алтарная утварь к моменту составления описи была перенесена в алтарь Покровской церкви.

Не менее подробно описи представляют содержание кафоликона Преображенской церкви. Вначале описи 1826 и 1830 гг. приводят состав алтарного иконостаса, потом утвари, расположенной на солее и затем предметов в центре кафоликона и икон на боковых стенах храма.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Описание иконостаса начинается со слов о золоченых резных царских вратах высотой 3 аршина 8 вершков (2,5 м) и заканчивается фразой: «все сии образа находятся в резном золоченом иконостасе» [13] .

Поражает количество икон в иконостасе – 104! Близкое количество икон – 102, известно только в пятиярусном иконостасе Георгиевской Толвуйской летней церкви [14] . Иоанн Феодулов в описи 1826 г. приводит такие цифры: в пророческом ряду – 32 образа, в праздничном – 30 икон, в деисусном – 29 икон. Опись 1826 г., как и опись 1830 г., не приводит поименного описания икон в ярусах. Названы только два центральных образа: «Знамения Пресвятой Богородицы» в пророческом ряду и «Спас на престоле сидящий» в деисусном чине.

В местном ряду в 1826 г. описано 12 икон и двое алтарных врат:

  1. «Преображение Господне, со страстями на полях».
  2. «Спас Нерукотворный, со страстями» (так названы сцены из истории и чудес убруса – Г.Ф.).
  3. «Покров, с чудесами».
  4. «Живоначальная Троица, с чудесами».
  5. «Собор Пресвятой Богородицы, с чудесами».
  6. «Пророк Илья, с чудесами».
  7. «Воскресение Христово».
  8. «Георгий Великомученик» (изображение житийных сцен на полях не указано – Г.Ф.).
  9. «Преподобные Зосима и Савватий Соловецкие, с чудесами».
  10. «Богоматерь Одигитрия».
  11. «Никола Чудотворец, с чудесами».
  12. «Успение пресвятой Богородицы, с чудесами».
  13. «Северные пономарские врата, на них образ Господа Саваофа на лоне Авраамове, в подножии писано изгнание Адамово из рая».
  14. Южные «пономарские двери на них образ Стаго прока Даниила» [15] .

В 1829 г. местный ряд пополнился иконой «Архистратиг Михаил», подаренной крестьянином д. Окуловской Евсеем Андреевым Плавуновым [16] . Эта икона появляется в описи 1830 г. Она названа стоящей крайней слева, за последней иконостасной иконой «Зосима и Савватий Соловецкие, с житием». Икона находилась в столярном,[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

гладком, крашеном киоте и отличалась своими размерами. Ее высота в киоте составляла 90 см, в то время как местные иконы, без резьбы иконостасных ставов, имели средний размер 160×142 см. Позднее икону «Архистратиг Михаил» перенесли в зимний храм. Об этом свидетельствует карандашная пометка – «в Покровской», расположенная напротив ее описания 1831 г. В описи 1865 г. икона сосчитана на южной стене в Покровской церкви [17] .

Остальные 12 местных икон и 2 алтарных врат фиксируются документами на своих местах до 1943 г.

При всех местных иконах были «лампады средней величины числом двенадцать чеканной работы». Они были медными посеребренными [18] . Такая же лампада на спускном устройстве, была у Спасителя в деисусном ряду [19] .

Следует заметить, что только несколько местных икон имели украшения. Достаточно скромно – венцами – были оформлены образа Николы (серебряный с позолотою) и Нерукотворного Спаса (серебряный венец с гривенкой). Икону «Покров» украшали венчики из листового золота, и только две иконы «Преображение» и «Богоматерь Одигитрия» были одеты в серебряные чеканные ризы [20] . Вероятно, яркая золоченая объемная резьба была достаточно эффектным обрамлением местных икон, не требовавшим дополнительного оформления. А вот иконы, поступившие в первой четверти 19 в. «Спас Всемилостивый» и в 1865 г. «Успение Богородицы», обладали полным набором всевозможных украшений.

Икона «Успение», установленная у левого клироса, была прислана из Санкт–Петербурга кижскими прихожанами – крестьянином д. Телятниково Матвеем Яковлевым Вавилиным и крестьянином д. Кижского острова Северного конца Иваном Васильевым Морозовым. Записана икона в прибылых вещах как «Иконостас с иконою Успения Божией Матери», с указанием цены – 150 рублей серебром [21] . Это был грандиозный резной, золоченый киот, составивший пару киоту с иконой «Спас Всемилостивый», который стоял у правого клироса.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Икона «Спас Всемилостивый» была любима прихожанами, как историческая реликвия Спасо–Кижского прихода, которая прежде находилась в древней Преображенской церкви, разоренной в 17 в. во время военного нашествия. Образ считался чудотворным: он указал место строительства новой (1714 г.) Преображенской церкви [22] .

Образ Всемилостивого Спаса имели обе Кижские церкви. Древний, чудотворный, в серебряной ризе стоял по описям 1826 и 1830 г. у клироса в Никольском приделе Покровской церкви [23] , а копия с него в богатом украшении – у правого клироса в Преображенском храме [24] . Преображенский Спас был облачен в тринадцатифунтовую серебряную под червонным золотом ризу и венец. Он был установлен в резной золоченый киот, который обрамлялся колоннами и завершался сенью с двумя коленопреклоненными ангелами. Это была единственная в храме икона с привесом – она имела крест, подвешенный на кавалерской ленте. Перед образом находился «для топления деревянного масла лампадик серебряной» чеканной работы с серебряной кистью. Там же стоял большой жестяной подсвечник [25] .

У правого клироса, по описи 1830 г., крепилась хоругвь, на одной стороне которой было изображение Богоявления, на другой – Преображения Господня. У левого клироса, кроме хоругви с изображением Успения Богородицы, стоял укрепленный на длинной рукояти ветхий слюдяной фонарь.

За левым клиросом названы два образа в киотах: «Усекновение главы Иоанна Предтечи и Иоанн Златоуст», а также «Вседержитель на престоле сидящий». Напротив иконы Спаса имеется карандашная пометка – «перенесен».

Кроме этого, из утвари в кафоликоне перечислены: большое медное паникадило с 32 подсвечниками; три аналоя, покрытых «выбойкой» и «печатным холстом», а поверх «конофатными» пеленами; Святцы, написанные на 12 досках и «шкаф Свечная выручка с жестяными кружками под краской столярной работы» [26] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Как это ни странно, но описи, составленные И.Феодуловым, не фиксируют на потолке иконы «неба». Единственная и недостаточно ясная информация о «небесах» приведена в описи 1867 г.

Опись 1867 г. подтверждает резьбу иконостаса и его состав, зафиксированный предыдущими документами. В ней содержится поименный перечень икон во всех рядах иконостаса.

В описи 1867 г. зафиксировано изменение местоположения шести иконостасных икон: «Пророк Нафан», «Пророк Захария»[?], «Савватий Соловецкий», «Антоний Римлянин», «Третий Вселенский собор» и «Четвертый Вселенский собор». Икона «Пророк Нафан» перемещена из верхнего ряда иконостаса на северную стену кафоликона. Образ пророка Захарии[?] [27] , из пророческого ряда перенесен на южную стену церкви. Праздничные иконы «Третий Вселенский собор» и «Четвертый Вселенский собор» переместили на восточную стену в алтаре. Деисусные иконы «Савватий Соловецкий» и «Антоний Римлянин» заняли места в нижнем ряду среди местных образов, на северной и южной сторонах иконостаса [28] .

Парное удаление икон из трех верхних рядов предполагает выравнивание общей композиции иконостасной рамы. В тоже время вставка двух икон в нижнем ряду соответственно означает расширение его на боковых гранях, с учетом резьбы примерно по метру с каждой стороны. Установка двух икон в местном ряду не могла произойти без разборки боковых граней иконостаса: иконы установили предпоследними в боковых крыльях иконостаса, изготовив для них ставы и панели идентичные деталям всей иконостасной рамы.

Удаление и перестановка иконостасных икон, по всей видимости, была обусловлена внутренними ремонтными работами. Церковные документы, переписанные Л.Петтерссоном, фиксируют аварийное состояние потолка – «неба» в 60–е годы 19 в. [29] Его ремонт мог изменить стыки потолочных конструкций со стенами церкви. Возможно, именно в это время были сделаны выпилы в двух пророческих иконах, поскольку через них проходили соединительные балки. На серьезные преобразования в церкви указывает также антиминс 1860 г. В описи 1867 г. упоминается антиминс, освященный 24 мая 1860 г. Аркадием архиепископом Олонецким и Петрозаводским [30] . Прежний антиминс был 1830 г. Это означает, что в церкви произошли изменения, потребовавшие ее освящения. Разборка иконостаса соответствует таким изменениям. Следовательно, перемещение икон могло произойти зимой – весной 1860 г. или в 1866–1867 гг., во время ремонта потолка, до составления описи.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Опись 1867 г. приводит следующее описание потолка церкви:

«9. В куполе образ Пресвятыя Троицы круглый вокруг написана молитва Господня. Вокруг сего образа:

10. Праматери Еввы и Сарры.

11. Авеля и Сифа.

12. Зоровавеля и Ионы.

13. Ноя и Нафана.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

14. Рувима.

15. Иосифа при распятии Господнем.

16. и Мафусаила.

17. Захарии и Еноха.

18. Адама и Авраама.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

19. Исаака и Нафара.

20. Иосифа и Аарона.

21. Мелхиседека и Лота (?) (неразборчиво – Г.Ф.).

22. Иоакима и Акавы (?) (неразборчиво, возможно Анны – Г.Ф.).

23. Вениамина и Ареда.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

24. Св. Симеона Богоприимца и Лота (?) (неразборчиво, возможно Анны – Г.Ф.).

Над каждым из сих образов находятся изображения наверху Ангелов» [31] .

Опись 1867 г. отмечает новые крупные предметы в собственно церковном помещении, которые находились на амвоне и перед ним. Оба клироса наполнены утварью. Старые хоругви, представленные в описи 1830 г., сменили новые, пожертвованные в октябре 1859 г. Иваном Гавриловичем Чиворовым. Хоругви крепились к позлащенным древцам, которые завершались резными крестиками. Знамена были украшены мишурной бахромой и кистями. На левой хоругви с одной стороны было изображение Богоявления, на другой – Благовещения. На правой хоругви изображение Иисуса Христа и Воскресения Христова [32] . Кроме хоругвей на клиросах было по аналою, один из которых использовали для книг, другой – для иконы «Воскресение Христово с двунадесятыми праздниками». У левого клироса установлен большой деревянный крест с изображением Спасителя, размером 3 аршина на 15 вершков (213 х 66 см). Перед клиросами – два киота с иконами «Спас Всемилостивый» и «Успение». К ним приставлено по медному подсвечнику, причем у Спасителя подсвечник завершался фарфоровой свечой, пожертвованной в 1859 г. Григорием Исаевым Кражевниковым [33] .

В центре церковного помещения стоял аналой для икон – святцев, а перед ним жестяной подсвечник. В южной части кафоликона была размещена большая плащаница, «писанная на холсте», размером 2 аршина 2 вершка х 1 аршин 4 вершка (151 х 89 см.). Вероятно, это та «плащаница, писанная на холсте самой высокой работы», которая значится в прибылых вещах за 1834 г., как пожертвование крестьянина Антона Ошевнева [34] . Перед плащаницей был установлен медный «в аплеке» подсвечник. В 1897 г. столяром Василием Судьиным для нее была изготовлена тумба. [35] Таким образом, в церкви было две плащаницы: малая в алтаре, большая в кафоликоне.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Кроме того, в церкви находился еще один аналой для чтения Евангелия и два столика: для благословения хлебов и поминания усопших [36] .

Количество икон на стенах по–прежнему незначительно – их всего три. Образ пророка Захарии(?) на южной стене, пророка Нафана на северной стене и небольшой образ Николы Чудотворца над дверьми [37] .

Появились иконы в трапезной. Здесь назван пятифигурный деисус, оформленный в простую крашеную раму [38] .

Над входом в паперть находился малый образ Преображения [39] .

Новым в описи 1867 г. является содержание кладовой («ризницы»). В ней описаны архаичные вещи: «венцы для брачующихся сосновые, из них женский расколот, а на мужском сделана надпись: «Иисус Христос»; напрестольный кипарисовый крест; «образ Божия Матери резной»; «Образ Св. Иоанна Предтечи, таковой же. Оба вместе имеют вид дверей, каждый из них вышиною 1 арш., шириною – 4 вершка» [40] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Опись перечисляет большое количество книг различного содержания и формата: Священного писания – 5 книг; Богослужебных – 15 («в поллиста»), 11 («в четвертую долю листа»), 18 («в восьмую долю»); Писаний Святых Отцов – 25; прочих книг духовного содержания – 45; исторических – 5 [41] . Кроме этого указаны и хозяйственные документы.

Подробнейшим образом перечислены одежды священнические, диаконские и причетнические.

Общее число церковной утвари в двух Кижских храмах в 1867 г. составляло 589 предметов [42] .

Описи 19 в. зафиксировали постоянство в оформлении некоторых частей храма на протяжении столетия (например, иконостаса и трапезной), а также соответствующие времени изменения и дополнения (например, появление подсвечников с фарфоровыми свечами, живописных плащаниц).

Ведение церковнослужителями по годам записей прибылых вещей позволило определить время появления новых предметов, а также имена их жертвователей. Среди них местные крестьяне: А.Ошевнев, Т.Серый, Т.Кругова, петербургские купцы Никулин, Чиворов, соловецкие паломники. Некоторые имена встречаются неоднократно, например, семейная пара Чиворовых. Иван Гаврилов Чиворов в 1834 г. упоминается как крестьянин кижского прихода [43] . Позднее, став петербургским купцом, он постоянно одаривал кижские храмы. Всего этой семьей сделано 15 пожертвований [44] . Все их дарения – диаконский стихарь, две священнические ризы, воздухи, хоругви, дароносица, Евангелие, иконы – использовались в церкви.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Кроме описей, сведения о внутреннем убранстве имеются в таких церковных документах как приходо–расходные книги, консисторские запросы, отчеты, рапорты священников и благочинных.

О значительных ремонтных работах, продолжавшихся несколько лет, в период между 1815 и 1821 годами, узнаем из «зборных книг» 1815 г. и 1817 г. Кижский священник Симеон Соколин дважды получал в Епархии книги для сбора средств на ремонт Преображенской церкви. Ремонт был масштабным, предполагал много внешних работ, например обивку глав металлом. По сборной книге 1815 г. было собрано 2255 рублей 35 копеек и к ноябрю 1817 г. все деньги, без 64 копеек были использованы на ремонт церкви [45] .

В приходо–расходных книгах первой четверти 19 в. также указаны денежные поступления и расходы на ремонт храма [46] . Сопоставив эти данные с монетами 1801, 1811, 1813 гг. [47] , которые обнаружили при разборке клироса, иконостаса и солеи в 1982 г. можно сделать вывод о крупных ремонтных работах, проведенных в кафоликоне, сопряженных с разборкой иконостаса.

Новая волна ремонтных работ прослеживается в 60–х – начале 70–х годов. В архивных материалах Л. Петтерссона имеются два документа: смета расходов на ремонт Преображенской церкви 1866 г. и договор на плотницкие работы 1869 г. Судя по ним, в церкви был выполнен масштабный ремонт: подведен фундамент, заменены нижние венцы (от 1 до 3 бревен), сделаны новые полы (настелены поверх черных), в алтаре выровнен по амвону старый пол, подняты иконы с тяблами и потолки на 4 вершка, произведен ремонт потолка, обшиты стены досками в трех местах и покрашена обшивка [48] . Находка монеты 1859 г. под пороговой доской центрального портала является дополнительным подтверждением крупного ремонта, продолжавшегося вероятно не один год.

В эти же годы, как явствует из рапорта Комитета по исправлению Кижской Преображенской церкви от 18 сентября 1871 г., планировалось значительное изменение облика трапезной: устройство потолков, обшивка и окраска стен. Но кижане изменили свое решение и попросили епархиальное начальство отменить работы (хотя они и предусматривались сметой). Так как обивка стен и потолка в трапезной не зафиксирована в документах 20 в., включая реставрационный отчет А.В.Ополовникова 1957 г., это означает, что Строительный отдел Олонецкого губернского правления дал свое согласие на отмену данных работ. Вряд ли это следует объяснять изощренным вкусом прихожан, скорее – это экономия средств, которые постоянно и в большом количестве требовались для поддержания огромной церкви в надлежащем виде.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следующий ремонт церкви фиксируется по приходо–расходным книгам в конце 19 в. Из внутренних работ следует отметить: оклейку стен обоями в алтаре в сентябре 1890 г. прихожанином Леонтием Егоровым Спящим и выравнивание пола в июне 1897 г. столяром Григорием Сазоновым [49] .

В конце столетия приход собирал средства на поновление Преображенского иконостаса, которое пришлось на начало 20 в. В докладе Кижского духовенства архиепископу Олонецкому и Петрозаводскому Палладию говорится о необходимости обновить и позолотить иконостас, а также об отсутствии собственных средств на его ремонт. К докладу прилагалось заявление крестьян Кижского прихода с этой же просьбой. По их оценке поновление огромного Преображенского иконостаса «могло стоить по крайней мере 5000 рублей». Приход же постоянно расходует деньги на ремонт обеих церквей и «в кассе, – сетуют кижане, – всего 691 рубль 43 копейки», в связи с чем, они просят разрешение на сбор средств [50] .

Сбор средств был разнообразен. Например, в сентябре 1886 г. за пожертвованные жемчужные серьги и поднизь церковный староста выручил 69 рублей, продав украшения известному жемчужному предпринимателю крестьянину Морозову [51] . На пожертвованный зерновой и печеный хлеб, во время хождения с иконой Богородицы 2 июня 1897 г. приход выручил 30 рублей [52] . Крупное денежное пожертвование облигациями и рентами на общую сумму 1000 рублей внесла 29 сентября 1896 г. крестьянская вдова Стефанида Андреева Морозова из д. Кижского острова [53] .

Документы по возобновлению иконостаса в подлиннике не выявлены, но в 1943 г. Л.Петтерссон переписал договор от 1901 г., заключенный между Кижским приходом и иконостасным мастером–золотарем Александром Степановым Ильиным, мещанином из Ростова, а также акт от 1903 г., подтверждающий выполнение всех договорных работ. Александр Ильин, с артелью, согласно условиям договора разобрали иконостас, заменили сгнившие детали, перегрунтовали испортившиеся участки, позолотили резьбу червонным золотом по мордану и отреставрировали иконостасные иконы «в чисто греческом стиле», после чего собрали и установили иконостас на место [54] . Из подряда ясно, что все работы артель выполнила без изменения композиционной схемы иконостаса. Новые детали, например, разрушенную резьбу, делали в соответствии с рисунком. Специально оговаривалась реставрация икон. Она предполагала помывку, реставрацию и покрытие эмалевым лаком. На иконах с испорченным грунтом значилось нанесение новой грунтовки. Забота о состоянии икон отражена в отдельной статье, в которой записано, по окончании работ: «следя за прочностью иконописи, иконы покрыты олифой, а не эмалевым лаком, на что дали согласие также духовенство и церковный староста» [55] . Деликатность и добротность их работы подтверждается актом и современным состоянием иконостаса и икон.

С изменением конституционного строя Российского государства произошли изменения и в статусе Преображенской церкви. В 1920 г. церковь Спаса Преображения была поставлена на государственный учет в качестве памятника архитектуры. В 1936 г. церковь как православный храм была закрыта [56] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во время второй мировой войны, в 1943 г., преображенские иконы, как художественная ценность, были вывезены оккупационными войсками в Финляндию. Зимой 1944/5 гг. кижские иконы, в числе прочих заонежских икон (около 2000 ед.), были возвращены по мирному договору из Хельсинки в Петрозаводск и переданы на хранение Государственному музею Карело–Финской ССР [57] .

С 1943 по 1952 г. Кижские церкви стояли опустошенными. В Преображенской церкви в этот период находился резной золоченый иконостас без икон, за ним в алтаре престол с навершием и жертвенник. Возможно, в ризнице или в алтаре хранились книги и тканевая утварь, поскольку они не вывозились финнами.

Возможно, что утварь была перенесена в зимнюю Покровскую церковь, в которой разрешалось проведение служб.

В 1945–1946 гг. правительство К–Ф ССР активно сотрудничало с Комитетом по делам искусств при СНК СССР, который возглавлял И.Э.Грабарь. Решались вопросы создания заповедника на территории Кижского погоста, атрибуции и сохранения огромного числа заонежских икон, включая кижские, волею судеб оказавшихся в г.Петрозаводске [58] . И.Э.Грабарь, исследовавший Преображенскую церковь в 1926 г., вновь обратился к ней. В одном из писем он отметил художественные достоинства резного золоченого иконостаса и указал на важность его сохранения [59] . В 1945 г. на остров был направлен архитектор Л.М.Лисенко, который выполнил первые детальные обмеры церкви, зафиксировал элементы интерьера: росписи тябл, «неба» и детали резного иконостаса [60] .

Для работы с иконами Комитет направил двух специалистов из Третьяковской галереи: Н.Е.Мневу и В.Г.Светличную (Брюсову). После опознания Преображенских икон сторожем кижских церквей Н.Г.Маньшиным, с учетом размеров, шифровки на оборотах и сопоставления с довоенной фотографией иконостаса, специалисты отобрали 105 икон, к которым добавили еще две иконы: «Богоматерь всех скорбящих радость» и «Единородный Сыне», поскольку они соответствовали размерами местным иконам из Преображенской церкви. Позднее эти две иконы вошли в состав местного ряда Кижской Покровской церкви, из которой они и происходили.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В первой половине лета 1945 г. иконы доставили на остров Кижи и разместили в помещении сельского совета, которое было использовано под реставрационную мастерскую. Реставраторы В.Г.Светличная и Г.В.Жаренков выполнили необходимые консервационно – реставрационные работы: укрепление основы, удаление плесени и загрязнений, укрепление живописной поверхности, промывку живописи с частичным удалением олифы [61] .

Восстановление внутренней отделки Кижских церквей наметили на 1946 г., однако не осуществили «ввиду отсутствия специалистов по данному вопросу» [62] .

Интерьер Преображенской церкви реконструировали в 50–е годы по проекту архитектора А.В.Ополовникова [63] . Интерьер был освобожден от всех движимых и недвижимых элементов, «несвойственных народному зодчеству и чуждых ему как по своей социальной природе, так и по художественной форме». Из церкви убрали все движимое имущество: плащаницы, подсвечники, лампадки, киоты и т.п. Разобрали кладовую (ризницу), располагавшуюся в северо–западном углу трапезной. Соответственно в северном углу установили дверь для прохода из трапезной в северную часть храма, которую архитектор именовал приделом. Переделали двери в храм и кафоликон. Как выясняется из отчета, двери с внешней стороны были обиты металлом («железом»). Когда металл убрали, то перед реставраторами предстала светлая древесина. Это означало, что дверь изначально, со времени ее установки, была обита металлом. В результате древесину затонировали под цвет стен. Со стен сняли тесовую обшивку, которая была окрашена в белый цвет. Обнаружили штрабы и пазы в стенах. Они послужили основанием для установки лавок вдоль северо–западной и юго–западной стен. Лавки установили и вдоль стен трапезной. Очистили пол от краски. Заполнили каркас потолка тесом, уложив его «елочкой». Когда все эти работы были завершены, интерьер предстал в виде сохранившегося иконостаса, двух клиросов и лавок вдоль стен. К левому клиросу приставили большой обетный крест, сделанный в 1736 г. кончезерскими рабочими для своих нужд [64] .

Иконы в иконостасе установили в 1952 г. в соответствии со схемой расположения, составленной В.Г.Брюсовой (Светличной) [65] . Иконы пророческого, деисусного и местного рядов были установлены на своих прежних местах. Исключение составили две иконы: «Антоний Римлянин» и «Зосима Соловецкий». Напомним, что по данным последней описи икону «Антоний Римлянин» в паре с иконой «Савватий Соловецкий» переместили из деисусного ряда в местный. При реконструкции икону «Антоний Римлянин» вновь поставили в деисусный чин, а на ее место спустили деисусную икону «Зосима Соловецкий». Вероятно, обмен произвели для создания парности соловецких чудотворцев в местном ряду.

Праздничные иконы поставили в хронологической последовательности евангельских сюжетов и христианской истории. После размещения икон в иконостасе невостребованными оказались две пророческие иконы и две иконы из праздничного ряда: «Третий Вселенский собор» и «Четвертый Вселенский собор». Иконы определили в алтарь, что соответствовало историческому местоположению праздничных икон. Позднее эти четыре иконы, вместе с так называемой «Кижской коллекцией», поступили на хранение в КМИИ.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В таком виде интерьер, как музейный образец внутреннего убранства северной православной церкви, прослужил до 1980 г., когда Преображенскую церковь закрыли на реставрацию, объявив ее состояние аварийным. В храм был введен металлический каркас. Для этого из церкви были удалены не только иконы, иконостас и утварь, но и полы и потолки – осталась только внешняя оболочка здания. С этого момента доски и плахи пола и потолка складированы в подсобных помещениях, а иконы и иконостас – в фондохранилищах музея Кижи.

Новейший этап истории Преображенской церкви связан с разработкой проекта реставрации, который в том числе предусматривает восстановление внутреннего иконописного убранства. Реставрацию церкви намечено осуществить в ближайшие десять лет, после чего она вновь будет открыта как для прихожан кижского прихода, так и для посетителей музея–заповедника «Кижи».

// Кижский вестник №8
Ред. И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003. 270 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф