Метки текста:

Кижский вестник Классификация Прялки Ремёсла

Набокова О.А. (г.Петрозаводск)
К проблеме классификации прялок VkontakteFacebook

На протяжении длительного времени прялки рассматривались исключительно как объект художественного народного творчества, поэтому и классифицировались только многочисленные варианты их художественного решения. Из–за небольшого объема данной публикации мы вынуждены отказаться от подробного обзора предпринятых начинаний и ограничиться только констатацией их результатов.

Один из первых систематизаторов прялок А.А.Бобринский еще в начале ХХ века выделил на территории России восемь типов прялок. Шесть из них определены по совокупности декоративных приемов обработки плоскости, свойственных разным местностям (вологодский, двинский, мезенский, поморский, тверской, ярославский типы). Один тип выделен на основе стилевых особенностей декора («под влиянием городского и помещичьего быта»), и последний – по основному приему резьбы («прялки прорезные») [1] . С тех пор принцип выделения групп по локально устойчивой совокупности трех – четырех характеристик декора практически не менялся, как не менялось и стремление классифицировать только художественно яркие образцы.

С течением времени во внимание стали приниматься и другие особенности прялок. Так, например, Н.И.Лебедева использовала несколько принципов систематизации, разделив прялки по способу их функционального использования, по способу закрепления на них кудели, по схеме конструкции [2] . Конструктивные особенности, в качестве основания для классификации, использовала О.В.Круглова, выделив два класса прялок, – копыльные и составные. Но следующая ступень ее классификации, как и прежде, состояла в выделении типов прялок по совокупности нескольких декоративных особенностей, устойчивых в пределах какой–либо географической области [3] . В последнее время все чаще встречается деление прялок по одному из декоративных признаков, преимущественно по характеру силуэта прялки [4] .

Нельзя не отметить положительную роль полученного опыта. И все же необходимо констатировать, что к настоящему моменту нет такой классификации, которая бы охватывала все многообразие прялок. Деление прялок по конструктивному или функциональному признаку в свое время было продиктовано решением конкретных исследовательских задач и дальнейшего развития в классификационную систему не получило. Метод систематизации по совокупности локально устойчивых художественных приемов, хотя широко используется в научном обиходе, вызывает справедливую критику. Примером может служить публикация И.М.Денисовой, в которой указывается на относительность определений, традиционно применяемых при описании разных типов прялок («крохотная», «небольшая», «средних размеров» лопаска), обращается внимание на зыбкость географических привязок, отраженных в названиях типов прялок и упорно противоречащих фактам. В результате исследователь делает следующий вывод: «В существующей на сегодняшний день классификации прялок группы сформированы прежде всегопо географическому принципу с учетом формы стояка и типа соединения его с донцем, акцент делается на вид декора.Этот комплексный подход, несомненно, единственно верный для подробного картографирования прялок и ведения музейной работы. … Однако должен быть четко определен единый главный принцип (признак), на котором основывается классификация (желательно учитывать этот признак и в названии выделяемых типов). Поэтому существующую на сегодняшний день классификацию русских прялок в строгом смысле таковой считать нельзя» [5] .

В приведенном высказывании нашли отражение и широко распространенное понимание проблемы, и взгляд на то, какими путями можно ее разрешить. Этим высказыванием мы завершим краткий обзор состояния вопроса и перейдем к изложению собственной точки зрения.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Прежде всего, подчеркнем то, что прялки настоятельно требуют нового научного классифицирования. К настоящему времени расширились и изменились цели исследований. Прежняя цель, состоявшая в выявлении и объяснении природы художественного феномена прялок, сейчас, видимо, должна рассматриваться только в качестве одного из аспектов общей проблемы, связанной с механизмом становления, развития или трансформации народных традиций. Использование же прялки в решении этой проблемы представляется очень перспективным. Прялка является, пожалуй, единственным дошедшим до нас предметом народного быта, который неизменно поражает не только художественным многообразием, но и необыкновенной устойчивостью облика, свойственного одной и той же местности на протяжении длительного времени. Кроме того, положительным моментом является обилие предметного материала. В ходе многолетней собирательской работы в музеях России сформировались огромные коллекции. Только в музейных фондах Карелии хранится, по крайней мере, около тысячи прялок. Во многих местностях прялки еще не полностью вытеснены из обихода, поэтому экспедиционные наблюдения до сих пор дают обильный материал.

В то же время воспользоваться информацией, содержащейся в прялках, удается только при непосредственной работе с предметом. Научные и каталожные описания традиционно исчерпываются несколькими характеристиками декора, реже – одной – двумя характеристиками формы или конструкции. Постоянно встречаются описания, в которых фигурируют не признаки прялок, а их эстетическое восприятие (прялки «тяжеловесные», «массивные», «изящные» и пр.). Сравнение разных типов ограничивается констатацией некоторых отличий. При этом нередко для сопоставления предлагаются характеристики разного порядка – к примеру, силуэт навершия одного типа, размеры лопаски у другого и особенности плоскостного декора у третьего. Поведение других признаков при переходе от типа к типу остается за пределами внимания. Отсутствие полных характеристик ведет к расплывчатости содержания выделенных типов. Кроме того, художественный потенциал прялки затмевает другие ее качества. В результате незамеченным оказывается то, что может иметь немаловажное значение для выявления традиций. Так, прялка может сохранять следы этнически окрашенного отношения к породе древесины, отпечаток местных особенностей технологии прядения, столярного мастерства и др. На наш взгляд, причина классификационной алогичности кроется, видимо, в том, что признаки не осознаны, не названы, а потому и не принимаются во внимание.

В то же время, предварительные наблюдения за поведением ряда признаков в географическом пространстве Карелии [6] показали, что каждый из них имеет собственный алгоритм распространения или изменения. Алгоритмы разных характеристик могут совпадать, или отличаться друг от друга, но каждый раз в их изменении ощущается действие некоторой системной закономерности. Корни системности, скорее всего, следует искать в особенностях этнической культуры, в ее истории, а, чаще всего, – в межэтнических контактах, след от которых нередко сохраняется только в отдельных проявлениях народной культуры. Видимо, у нас нет оснований для игнорирования каких–либо признаков без определения их роли в процессе рождения, закрепления и распространения традиций. Поэтому представляется важным провести своеобразную инвентаризацию характеристик прялки.

Во–вторых, наиболее популярная на сегодняшний день классификация прялок складывалась исторически, по мере накопления и изучения материала. Набор выделенных типов прялок постоянно растет. Однако прибавление далеко не всегда идет механическим путем, и в результате локальных исследований оказывается, что первоначально признанного типа прялок не существует: он распадается на ряд самостоятельных местных форм. Так произошло с «олонецкими» и «вологодскими» прялками, и вполне вероятно, что такая судьба ждет ряд других общепризнанных типов. Сейчас очевидно, что существующая классификация относится к начальному, простейшему, описательному этапу [7] систематизации знаний, когда факт существования выделяемых классов только констатируется, но не объясняется.

Однако обилие материала, которое мы имеем, настоятельно требует осмысления и системной организации. Поэтому представляется необходимым создание такой классификационной системы, которая бы вовлекла в научный оборот максимальное количество объективной информации, была бы применима к каждому отдельному экземпляру и, в то же время, охватывала бы все возможное многообразие прялок. На наш взгляд, такие возможности предоставляет систематизация признаков (характеристик) прялки. Система признаков позволит по одинаковым параметрам дать полную индивидуальную характеристику каждому экземпляру, определить его место в прялочном многообразии, или, иными словами, – классифицировать.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Фактически речь идет о создании научного инструмента (классификатора), позволяющего зафиксировать современные знания и подготовить их для самых разных аналитических операций, в том числе – для картографирования, сравнительного анализа или моделирования. Впоследствии аналитические методы могут выявить один или несколько диагностических признаков, на основе которых можно будет строить новую классификацию, не просто содержащую описание, а отражающую суть классифицируемых явлений. Не исключено, что типы прялок, выделенные на основе диагностических признаков, будут в корне отличаться от тех, которые были обозначены ранее. Так, предварительные попытки выделения подобных признаков и анализ их изменения в географическом пространстве позволяют высказать предположение о существовании, например, прибалтийско–финской или славяно–вепсской традиций, которые в разной степени проявились в облике прялок, бытующих на значительных пространствах российского Севера [8] .

Цель данной работы – представить один из возможных вариантов инвентаризации и систематизации признаков прялок. Для этого автор воспользовался методом, разработанным академиком В.П.Орфинским применительно к народному деревянному зодчеству [9] . Фактический материал получен в результате знакомства с коллекциями различных музеев Карелии, из личных полевых наблюдений; часть информации поступила из литературных и архивных источников.

Многочисленность и разнообразие признаков продиктовало первый шаг – выделение тематических комплексов характеристик.

Первый комплекс определяет условия использования прялки, для которых она создана и от которых зависит ее принципиальное конструктивное решение (для прядения на ходу, или сидя, в домашних стационарных условиях или в промежутках между частыми передвижениями). В этот комплекс отнесены также технологические особенности изготовления самих прялок. Второй комплекс характеристик фиксирует особенности исполнения основной функции прялок – удерживать кудель на удобной высоте. Сюда же включены данные о наличии специальных приспособлений, облегчающих процесс прядения. Третий раздел посвящен объемно–пластическому решению прялки, четвертый – украшению ее поверхности.

Таким образом, мы получили четыре таксонометрических раздела, выстроенных в определенной последовательности – от наиболее общего и постоянного к более частному и вариативному. Это дало возможность определить типы прялок по их функционально–конструктивным особенностям, подтипы – по характеру их участия в технологическом процессе прядения, виды – по объемно–пластическому решению, и разновидности, по характеру плоскостного декора. Поскольку характеристики неоднородны, внутри разделов выделены основные признаки, определяющие отнесение прялки к той или другой таксонометрической категории, и дополнительные, которые детализируют или расширяют описание. В ряде случаев развертка значений дополнительных признаков образует побочные классификационные ветви.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Индивидуальность исполнения каждой прялки рождает множество вариаций силуэта или украшений поверхности. Часто их словесное обозначение представляется нецелесообразным или просто невозможным. Поэтому значения некоторых признаков представлены в виде схематичных рисунков. Рисунки также иллюстрируют ряд формулировок, в однозначном толковании которых автор не уверен.

При описании разных особенностей прялок часто приходится оперировать одним и тем же набором значений. Поэтому классификатор сопровожден списками (или «справочниками»), к которым можно обращаться неоднократно, применяя по необходимости на разных этапах описания. Например, указания на место расположения той или другой особенности возможны при ссылке на справочник «Топография прялки». Другой пример – признак «Композиционные особенности декора», который может использоваться при описании украшения разных граней, разных конструктивных частей прялки, а также разных видов декора.

Попутно заметим, что инвентаризация и систематизация признаков, характеризующих плоскостной декор, вызвала значительные трудности, которые, в полной мере, преодолеть не удалось. Нюансы, из которых складывается художественный образ, неисчислимы. Попытки «алгеброй гармонию проверить» всегда относительны, страдают вынужденной ограниченностью и обречены на критику. Тем не менее, такая попытка сделана. Автор сконцентрировал усилия на тех чертах декора, которые, на его взгляд, могут иметь дифференцирующий характер при сопоставлении разных вариантов. Перечисление декоративных особенностей далеко не полное, точное их определение требует большого количества таблиц, представить которые в данной публикации не представляется возможным.

Классификатор удобен для электронной обработки данных, что особенно важно при обилии информации. Однако для тех случаев, когда техника отсутствует, предусмотрена возможность сокращенной ручной записи. Поэтому все признаки и их значения сопровождены кодом. Введение ручной кодовой записи породило еще одну проблему. При использовании ссылок на справочники, а также при описании декора, который может располагаться на каждой конструктивной части прялки, – а иногда на разных ее гранях, – рождается тяжеловесная, многоярусная кодовая формула. Не найдя способов ее облегчить, надеюсь, что главная цель ручной кодировки признаков все–таки достигнута. Каждая прялка получает свой унифицированный набор унифицированных индивидуальных характеристик, легко извлекаемых для анализа.

И, наконец, необходимо оговорить допущенные условности, которые стали возможными благодаря одному из основных достоинств использованного метода. Классификатор, определяя алгоритм и иерархию деления, в то же время открыт для всех возможных дополнений. Автор воспользовался этими возможностями и, понимая границы своей компетентности, дал развернутую систему только тех признаков, которые свойственны прялкам Карелии, и, более того, – тех, которые носят преимущественный характер. Такие особенности, как инкрустация поверхности, надписи и знаки, украшение «затеями» (зеркальцем, картинкой) только обозначены, хотя тоже могут служить началом дополнительных классификационных ветвей. Хорошо осознавая относительность представленной попытки, все же хотелось бы надеяться, что классификация признаков, – а, следовательно, и классификация прялок, – с течением времени будет развита и окажется полезной как для музейной работы, так и для научного аналитического труда.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

// Кижский вестник №8
Ред. И.В.Мельников
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2003. 270 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф