Метки текста:

Архитектура Заонежье Интерьер Кижский вестник

Трифонова Л.В. (г.Петрозаводск)
Традиционный интерьер парадных помещений крестьянского дома Заонежья конца XIX-начала XX вв. VkontakteFacebook

В настоящий момент не существует публикаций, посвященных интерьеру парадных помещений заонежского дома конца XIX – начала XX веков. В дореволюционных публикациях П.Н.Рыбникова и В. Майнова, затрагивающих тему жилища Заонежья, упоминаний о горнице и «зале» не встречается. Нет их и в трудах исследователей советского периода, которых в гражданском деревянном зодчестве, прежде всего, интересовали традиционные интерьеры крестьянских домов: избы и хозяйственные помещения. Обобщенное описание парадных помещений в доме зажиточного крестьянина Олонецкой губернии приводится в книге С.Приклонского «Народная жизнь на Севере» [1] . Краткая характеристика заонежской горницы дана в статье Л.Трифоновой «Традиционный интерьер заонежского жилища и связанный с ним бытовой уклад» [2] . Более нигде описание устройства горницы и «залы» не зафиксировано. Таким образом сведения об устройстве парадных помещений крестьянского заонежского дома оказалось возможным почерпнуть только из экспедиционных и архивных материалов.

Данная статья написана на основе ряда источников: это архивные материалы и экспедиционные дневники сотрудников музея «Кижи» С.В.Воробьевой и Л.В.Трифоновой, в которых зафиксированы сведения о поездках в Шуньгу, Типиницы, Сенную и Великую Губу и их окрестности в 1980–1990–х годах; свидетельства информаторов заонежан, зафиксированные сотрудниками музея «Кижи» Р.Б.Калашниковой и Л.В.Трифоновой в 1990–2000-х годах, экспедиционные материалы 1931 года студентов Ленинградского историко–лингвистического института, хранящиеся в архиве Карельского научного центра РАН.

Горница крестьянского дома в Заонежье была помещением смежным с избой и по утверждению большинства информаторов использовалась как парадное помещение для приема гостей. Об этом свидетельствует само оформление интерьера: выкрашенные в белый цвет потолки, оклеенные обоями стены, зачастую отделка нижней части стен деревянными филенчатыми панелями [3] . Обязательной принадлежностью горницы была печь–лежанка, которую иногда заменяла обычная «русская печь» [4] . Горница конца XIX – начала XX веков как правило обставлялась с учетом вкусов хозяина дома, но традиционность уклада крестьянской жизни сказывалась и здесь. Она находила свое отражение в однотипном наборе предметов мебели и неизменной схеме их расстановки. Обстановка горницы обязательно включала в себя кровать, стол, деревянный диван, шкаф–буфет для праздничной посуды, стулья, зеркало. Часто в состав горничной мебели входили платяные шкафы, круглые столики для хранения самоваров, сундуки, комоды, угловые шкафчики для посуды [5] .

Постоянным в любой горнице было местоположение кровати. Она всегда стояла напротив лежанки. Количество кроватей в горнице колебалось от одной до трех [6] . Очень часто две кровати ставились под углом друг к другу напротив лежанки [7] , а третья кровать – гостевая – располагалась по диагонали от них в противоположном углу [8] . Кровать, стоявшая напротив лежанки, обязательно отделялась от остального пространства горницы. В качестве разделительного элемента могли использоваться платяные шкафы [9] , шкаф–буфет для праздничной посуды [10] или комод с поставленным на него посудным шкафчиком [11] . Боковая часть кровати, расположенная напротив лежанки, задергивалась занавеской, зафиксированной на тонкой деревянной слеге, концы которой вставлялись в металлические скобы, вбитые в потолок. Существовали и другие способы разделения горницы на два отдельных пространства. Так в деревне Юрьевцы близ Шуньги в доме родителей О.Я.Косачевой (1929 г.р.) кровать отделялась от лежанки двумя поставленными в одну линию платяными шкафами, а от остального пространства горницы – занавеской [12] . В деревне Онежаны в родительском доме К.А.Ковалевой (1923 г.р.) кровать и лежанка были отделены от горницы высокой до потолка поперечной перегородкой. [13] В отцовском доме шуньжанина А.А.Медведева (1910 г.р.) в деревне Шабалино продольной перегородкой отделялась та часть горницы, в которой находились русская печь и кровать [14] .

Стол в горнице традиционно стоял у среднего окна, перед ним или рядом с ним стоял деревянный диван с резной или зарешеченной спинкой. Его обычно покрывали узорной домотканой скатертью с кружевной прошивкой посередине или связанной крючком. В центре стола стояла настольная керосиновая лампа. В более состоятельных семьях лампа была под абажуром, в менее состоятельных – с обычным прозрачным ламповым стеклом. Иногда лампа была подвесной [15] . Горничный стол, рассчитанный на прием гостей, имел раздвижную конструкцию [16] , вокруг стола (тоже в расчете на гостей) стояло 5–7 стульев, как правило, местной столярной работы. Информаторами из деревень Яндомозера, Косельги и Лехмозера (район Шуньги) упоминались венские стулья с плетеными сиденьями [17] . Под венскими стульями подразумевались изделия австрийской фирмы Михаэля Тонета, продукция которой получила широкое распространение по всей Европе во второй половине XIX века [18] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Возвращаясь к обстановке горницы, следует отметить, что местоположение стола в начале XX века могло меняться. Иногда его ставили не у окна, а у боковой стены. В этом случае перед ним стоял деревянный диван. Такой вариант зафиксирован в деревне Юрьевцы в родительском доме жительницы д.Тимохово близ Шуньги О.Я.Косачевой (1929 г.р.) [19] .

К традиционному набору мебели в горнице принадлежал буфет для праздничной посуды и комод для хранения одежды и белья. Если предпочтение отдавалось комоду, то в горнице обязательно имелся маленький шкафчик для праздничной посуды. Он мог ставиться на комод или быть угловым, как в доме М.И.Герасимовой из д.Типиницы или в родительском доме В.С.Царева из д.Задняя близ Типиниц [20] . Комод и буфет очень часто ставились к торцу кровати в качестве разделительной перегородки. Если комод стоял у стены, на нем обычно помещалось зеркало [21] . По свидетельству информаторов, зеркало могло находиться и на угловом посудном шкафчике [22] . Еще одним из вариантов местоположения зеркала в горнице было размещение его над диваном или комодом [23] . Помимо комода и платяных шкафов, вошедших в обиход крестьян в XIX веке, старинным хранилищем одежды в крестьянском быту являлись сундуки. В горнице могли находиться один или несколько сундуков. Во втором случае их ставили «горкой» – один на другой, причем в данном случае речь шла о «посажных» сундуках, предназначенных для хранения приданого [24] . Информатор М.В.Качалова (1912 г.р.) из д.Хашезеро сообщила, что число сундуков обычно совпадало с числом девиц «на выданье» в семье [25] . Еще одной разновидностью хранения одежды в крестьянском быту конца XIX века были платяные шкафы, пришедшие в Россию из Западной Европы в петровскую эпоху. В крестьянской горнице конца XIX века они зачастую играли роль перегородки. Жительница д.Жарниково Е.И.Жарникова (1920 г.р.) вспоминает, что у них в доме имелось два платяных шкафа, поставленных в одну линию в торце кровати [26] . Информатор из д.Юрьевцы О.Я.Тимофеева (1929 г.р.) упомянула два стоявших рядом шкафа, отделявших кровать от лежанки [27] . М.В.Герасимова (1914 г.р.) из д.Типиницы указала еще один вариант местоположения шкафа: в углу рядом с окном, в одну линию с комодом [28] .

В некоторых горницах можно было встретить нетрадиционный набор мебели. В северной девичьей горнице второго этажа дома Сергиных из Мунозера помимо традиционных предметов меблировки стояла горка с фарфоровой посудой, ломберный и шахматный столики [29] . В горнице дома Царевых в д.Задняя близ Типиниц стоял угловой посудный шкафчик с зеркалом трюмо, в одном из углов находился рундук для хранения обуви, отделанный панелями филенчатой конструкции [30] . Информаторы из Косельги [31] , Яндомозера [32] и Юрьевиц [33] упомянули круглые столики, на которых стояли самовары.

В декоративном облике горницы важную роль играло цветовое решение. Полы в горнице покрывали полосатыми половиками, кровать – ярким домотканым или в начале XX века белым вязаным покрывалом, из – под которого был виден кружевной или вышитый подзор. Наволочки изготовлялись из домашнего холста или ситца (набивного или белого с кружевными прошивками). На окнах в начале XX века появляются занавески. Чаще всего они шились из светлого однотонного или в мелкий цветочек ситца. По крою занавески подразделялись на два варианта: «задергушки» – состоящие из цельного полотнища ткани и «раздергушки» – состоящие из двух полотнищ [34] . Комод, горничный стол и маленькие круглые столики покрывались кружевными вязаными скатертями, лежанка застилалась полосатым тканым половиком. На лежанке и на столике стояли праздничные самовары. На комоде могли находиться бутылочки с искусственными цветами и всевозможные коробочки [35] . Жительница д.Паяницы В.А.Дружинина (1914 г.р.) упомянула находившийся в горнице деревянный подсвечник [36] . Из комнатных растений предпочиталась герань. Облик горницы дополняли фотографические портреты родственников и членов царской фамилии [37] . Обязательной принадлежностью горничной обстановки были часы. В состоятельных семьях это настенные часы с боем, в менее состоятельных – деревенские ходики [38] . Могла находиться в горнице и швейная машинка фирмы Зингер [39] .

Помимо горницы, в особо зажиточных крестьянских домах имелось еще одно парадное помещение для приема гостей – «зала». В отличие от горницы в «зале» никогда не было кроватей. Обставлялась «зала» не кустарной, а покупной мебелью фабричного производства, в состав которой входили мягкие диваны, стулья, банкетки. Характерная черта «залы» – наличие изразцовых угловых печей, часто фигурного профиля, экзотических разновидностей комнатных цветов – финиковых пальм, рододендронов, фикусов, технических новинок вроде граммофонов. Стены в «зале», как и в горнице, оклеивали обоями или отделывали деревянными панелями, потолки красили белой краской. На стенах висели зеркала, часы с боем, картины и фотографии в рамках. На рубеже веков широкое распространение получили вязаные крючком скатерти и салфетки.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

По свидетельству жительницы д.Мунозеро Е.Н.Мешковой (1921 г.р.) [40] , «зала» в доме Сергиных в д.Мунозеро находилась на втором этаже. Слева от входной двери располагалась изразцовая печь с камином. Потолки были наборными: из деревянных планок, выложенных в виде квадратов в шахматном порядке, стены оклеены обоями серого цвета в мелкий белый цветочек. На окнах висели занавески из тонкой белой материи. Обстановка залы состояла из березового мебельного гарнитура, состоявшего из стола, мягкого дивана и двенадцати мягких стульев с коричневой кожаной обивкой. Кроме того, в зале находились еще один стол [41] и буфет. В буфете хранилась фарфоровая посуда, в основном производства фабрик братьев Кузнецовых, серебряные стопки и т.д. Над столом висела белая фарфоровая лампа с медной фурнитурой. В красном углу на полочке стояло пять икон в серебряных окладах.

Горница в доме Терехова (Великая Губа). 1926 г. Экспедиция К.К.РомановаГорница в доме Терехова (Великая Губа). 1926 г. Экспедиция К.К.РомановаЗала на 2-м этаже дома Пахома. Великая Губа. 1926 г. Экспедиция К.К.РомановаЗала на 2-м этаже дома Пахома. Великая Губа. 1926 г. Экспедиция К.К.РомановаГорница в доме Ошевнева. Музей-заповедник «Кижи». Реконструкция. Фото О.А.Семененко, 2001 г.Горница в доме Ошевнева. Музей-заповедник «Кижи». Реконструкция. Фото О.А.Семененко, 2001 г.

А вот еще одно описание «залы» в доме кижского священника М.А.Русанова, сделанное со слов его дочери в 1989 году: «Зала располагалась над лавкой на втором этаже. В зале у окна стоял комод, на нем керосиновая лампа с фарфоровым абажуром. У второго окна – ломберный столик, покрытый зеленым сукном. В углу – круглый мраморный стол на четырех ножках. Над ним в углу – большая икона Грузинской Божьей матери. Под нею на столике – распятие. Рядом с третьим окном – трюмо в деревянной раме. Под ним столик, на котором лежали туалетные принадлежности: расчески, гребни и т.д. В другом углу стоял письменный стол отца и конторка. Рядом – этажерка с книгами Лескова, Чехова, Писемского. У стены напротив окон – двенадцать венских стульев, на окнах – тканые занавески» [42] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Обобщенное описание парадных помещений в доме зажиточного крестьянина Олонецкой губернии дается в книге С.Приклонского «Народная жизнь на Севере»: «Окна уставлены цветами, стены оклеены шпалерами и обвешаны зеркалами… На одном простенке висят фотографические карточки родных и знакомых. На большой стене, рядом с плохими, литографированными видами Соловецкого монастыря можно встретить масляную картину хорошей работы, приобретенную по случаю где–нибудь в темных углах Петербурга… Мебель в комнате, хотя и подержанная, но отличается прочностью и чистотой. Она состоит, большей частью, из старинных, красного дерева, столов, стульев и диванов, иной раз покрытых несокрушимою материею, плетеною из конского волоса. Если в доме две парадные комнаты, то во второй, стоит более новая, мягкая пружинная мебель. Непременную принадлежность парадной комнаты составляет этажерка, или стеклянный шкаф, где выставлены напоказ фарфоровая, разрисованная посуда и серебряные вещи» [43] .

Таким образом, все три описания рисуют нам весьма схожий облик «залы» крестьянского дома. В убранстве «залы» заонежского крестьянского дома нашли отражение модные вкусы, бытовавшие в русском городском интерьере 1980–1990–х годов XIX века. Это стилистическое направление получило название «позитивизм» т. е. демонстрация стоимости вещей. В городском интерьере 1880–1890–х годов преобладала мягкая мебель, простеганная или обитая кожей. Интерьеры были перегружены большим количеством вещей, создававших атмосферу уюта и комфорта – необходимых условий жизни состоятельного человека конца XIX столетия. Но если в городских интерьерах всегда имела место вариативность при сохранении общего стиля и отдельных модных элементов убранства, то в крестьянском быту обстановка «залы» подчинялась традиционному укладу жизни, сказавшемуся в однотипном наборе предметов мебели и повсеместном повторении декоративных элементов. Появление в крестьянском доме Заонежья «залы» явилось в конце XIX – начале XX века новшеством, наиболее полно и последовательно отразившим в своем устройстве процессы проникновения элементов городской культуры в крестьянский быт. Влиянием городской культуры был отмечен и облик крестьянской горницы. Разница состояла в том, что зала обставлялась образцами покупной, городской мебели и служила чисто парадным помещением. В горнице же вся мебель была местной кустарной работы, хотя при ближайшем рассмотрении она представляла собой модификацию городских образцов, переработанных в соответствии со стилистикой крестьянского искусства. Кроме того, существовала разница в функциональном назначении «залы» и горницы. «Зала» предназначалась только для приема гостей, горница же использовалась каждый день как место для спанья, в отдельные дни как место для работы (шитье на швейной машинке), а по воскресным дням как место для семейных чаепитий. Таким образом на примере обстановки горницы и «залы» мы можем сделать вывод о том, что еще на рубеже веков традиционность бытового уклада жизни заонежских крестьян активно противостояла разрушению привычного образа жизни и допускала только те минимальные изменения, которые были неотъемлемо связаны с общими экономическими и историко – культурными процессами российской действительности конца XIX – начала XX столетий.

// Кижский вестник №9
Ред. И.В.Мельников, Р.Б.Калашникова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2004. 318 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф