Метки текста:

Архитектура Кижи Кижский вестник Музеефикация

Вахрамеева Т.И. (г.Петрозаводск)
Дом Елизарова в экспозиции музея-заповедника «Кижи» – облик исторический и музеефицированный VkontakteFacebook

Дом Елизарова, находящийся в настоящее время на о. Кижи в составе основной экспозиции музея–заповедника «Кижи», имеет достаточно сложную историю строительства. Построен он во второй половине XIX в. в д.Середка, расположенной в северо–западной части Клименецкого острова, на берегу Онежского озера в трех километрах от Кижского погоста. Деревня известна по письменным источникам с 1563 г. под именем Шулятинская, а с 1616 г. – Яковлевская. Середкой она стала называться с середины XIX в. На протяжении XIX в. среднее число дворов в деревне составляло 12. Деревня имела рядовую планировку с ориентацией главных фасадов жилых домов на озеро.

До перевозки в музей дом Елизарова стоял в д.Середка, замыкая ее с северного конца. Этот дом, как и большинство других жилых построек деревни, располагался у самого берега, в нескольких метрах от воды и был обращен главным фасадом, окнами жилой избы на юго–запад, в сторону озера.

В строительстве дома Елизарова, вероятно, участвовал и сам хозяин. На зафиксированной во время обмеров 1948 г. расположенной в доме доске (к сожалению, неизвестно, где именно), вырезан топор и надпись «Елизаров с топором».

Впервые дом был обследован и обмерен в 1948 г. сотрудником научно–реставрационной мастерской при Управлении по делам архитектуры КАССР техником–архитектором А.Я.Кривонкиным под руководством архитектора А.В.Ополовникова. Обмерные чертежи, хранящиеся в фондах музея–заповедника «Кижи» (арх. № КП–272), включают в себя 21 лист с изображением планов этажей, фасадов, разрезов и ряда конструктивных деталей и декоративных элементов, в том числе детали крыльца дома.

Дополнительное обследование памятника с частичными промерами перед составлением проекта реставрации дома произведено в 1960 г. А.В.Ополовниковым. Проект реставрации дома Елизарова был разработан в Центральных научно–реставрационных мастерских Академии строительства и архитектуры СССР в 1960 г. Главным архитектором проекта являлся А.В.Ополовников при участии старшего архитектора К.М.Губельмана. Дом перевезен и восстановлен в музее–заповеднике «Кижи» в южной части острова Кижи при авторском надзоре А. В. Ополовникова в 1960–1961 гг.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из материалов этого проекта следует, что на момент обследования здания А.В.Ополовниковым он находился в аварийном состоянии. Почти над всем домом прогнили кровли, что повлекло за собой протечки и активное загнивание сруба, особенно в его нежилых помещениях, загнивание и обрушение перекрытий. Содержание здания без надлежащего ухода привело к повреждению и частичным утратам ряда элементов – крыльца, гульбища, балкона, взвоза и др.

Дом Елизарова на момент обмеров имел архитектурный облик, сложившийся к началу ХХ в. в ходе нескольких реконструкций здания. Он представлял собой дом–комплекс типа «кошель» с элементами «глаголя». Жилая часть включала избу, топившуюся первоначально по–черному, и связанные с ней сенями в поперечном направлении две холодные клети–кладовые. Хозяйственный двор примыкал к боковым стенам избы и клетей–кладовых и немного выступал за одну из торцевых стен клетей. В период обследования дома в 1960 г. печь топилась по–белому, дом имел кирпичную трубу. Первоначальный тип печи определен А.В.Ополовниковым по отличиям кирпичей основной ее кладки (кирпич–сырец) и дымохода (обожженный кирпич), наличию отверстия в потолке для выхода дыма, высоко поднятому и закопченному потолку избы. В то время сруб избы снаружи был в обшивке с обрамлением окон рамочными профилированными наличниками. Жилая клеть на сарае имела над частью помещения самостоятельную односкатную крышу при более заглубленном расположении лицевой фасадной стены выше потолка. Гульбище было утрачено. К моменту перевозки здания в музей были почти полностью разрушены боковые и задняя стены двора, в плохом состоянии находились бревна торцевой (ныне северной) стены клетей–кладовых. Обрушились подкровельные конструкции и перекрытие жилой клети на дворе, гнилыми оказались бревна верха ее сруба. Над основной избой, сенями и кладовыми перекрытия разрушены лишь частично, как и полы. Сохранились своеобразные наличники с треугольным сандриком на окнах сеней и кладовых, внутренний ставень одного из этих окон, часть потока на дворовой части с порезкой, сорока, отдельные декоративные детали – причелины, полотенце, лавки в кладовых с фигурной резной ножкой, полка с декоративной порезкой в сенях, встроенная кровать в сенях, сохранились в жилой части оконные и дверные косяки, дверные полотна, в аварийном состоянии крыльцо с балясинами и своеобразными резными столбами. Сохранились следы ряда утраченных элементов – врубки и остатки куриц на лицевом фасаде жилья, кронштейны–выпуски под гульбище, врубки балок и остатки настила взвоза. Имелась стеска на внутренней стороне стены чердака над избой в месте примыкания ранее деревянного дымника. Под обшивкой были обнаружены вокруг окон избы следы подтески под наличники, аналогичные по форме сохранившимся на окнах сеней и кладовых.

В качестве подтверждения наличия верхней части стены над жилым помещением на сарае в проекте указывается на паз в торцах «остатков» бревен стены основной избы и гнездо для сжима на сохранившейся стене.

Проект реставрации А.В.Ополовниковым был выполнен на основании исследований дома, его обмеров с привлечением некоторых аналогов.

В реставрационных предложениях значилось:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из пояснительной записки к проекту следует, что основанием устройства безгвоздевой крыши явились остатки крыши такой конструкции на заднем дворовом фасаде с сохранившимися деталями (остаток потока с порезкой, курицы), остатки куриц и гнезд для них на лицевом фасаде жилой части.

Декор крыши восстанавливался по сохранившимся деталям (полотенце, причелины и др.).

Снятие обшивки обосновывается тем, что она явилась более поздним элементом, это подтверждается следами от старых наличников окон, крепившихся к открытому срубу.

Крыльцо предложено восстановить по старым следам в композиционной связи с восстанавливаемым гульбищем, уровень которого показывают выпуски–кронштейны. Уровень пола крыльца должен совпадать с полом гульбища. Предлагалось использовать при восстановлении здания в музее элементы верхней обвязки крыльца, столбы и часть нижней обвязки, сохранившие свои прочностные характеристики.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Восстановление гульбища предполагалось по аналогам сохранившихся элементов на домах Заонежья, для части гульбища перед сенями предложен в качестве аналога дом Елупова в д. Ерснево.

Аналогом для восстановления наличников на окнах жилой части являлся сохранившийся наличник окна сеней, а обоснованием – подтеска у окон по форме подобного наличника.

Сохраняются в подлинном виде косяки и полотна дверей кладовых и амбара в подклете, элементы окон кладовых.

Взвоз восстанавливался по сохранившимся следам врубок балки, поддерживающей направляющие наката, остаткам столбов, следам примыкания наката взвоза на стене подклета.

«Черная» печь восстанавливалась по старому образцу в габаритах ее части, сложенной из кирпича–сырца. Дымник предложен по аналогии с дымоходом черной печи в доме Сердечкина из д.Каменка Приозерного района Архангельской области, ранее входившего в состав Олонецкой губернии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Воронцы в избе восстанавливались по их следам–врубкам на печном столбе и в стенах.

Балки перекрытий, настилы пола и потолков, оконные рамы предложено восстановить в их утраченной части – по типу существовавших первоначально или по аналогам.

Возобновленные элементы предполагалось тонировать под старое дерево.

В рамках настоящей работы изучены материалы первоначальных обмеров дома Елизарова 1948 г. А.Я.Кривонкина с привлечением кроков, исследования А.В.Ополовникова и его проекта реставрации 1960 г. и сопоставлены с объектом в натуре, расположенным в музее–заповеднике «Кижи».

В качестве данных, уточняющих датировку дома, привлечены дендрохронологические исследования, выполненные в 1993 г. А.Т.Яскеляйненом совместно с В.А.Козловым (1993–1994 гг.) [1] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Выполненные, кроме того, автором совместно с сотрудниками ЗАО «Лад» в 2003 г. детальные обмеры памятника с фиксацией различных следов его реконструкций и состояния материала позволяют уточнить его строительную историю и определить степень подлинности облика.

Материалы архивных исследований и обследование памятника в натуре дают основание предположить, что дом Елизарова имел три строительных периода.

1–й строительный период (рис.1). В начале 1860–х гг. построена часть дома с кладовыми, сенями и, вероятно, примыкающей к ним избой, равной по ширине сеням. Хоздвор примыкал к боковой стене жилой части со смещением относительно торцевого фасада кладовых. Дендрохронологический анализ указывает на 1867–1868 гг., как на период, когда была заготовлена древесина для этой части дома. При этом в датировке допускается погрешность ±5 лет, кроме того, исследуемые бревна могут иметь утраты годовых колец, что дает возможное отклонение от показаний еще до 5 лет. Таким образом, вероятным периодом заготовки леса и возведения части дома с кладовыми являются 1858–1862 гг. Это подтверждается также следующим:

1. Конструктивное решение окон и дверей кладовых и сеней «на ус с заплечиками» в жилых постройках Заонежья во второй пол. XIX в. почти не встречается. Тщательность выполнения этой конструкции в доме Елизарова и в то же время использование приема имитации некоторых элементов говорят о приверженности старым традициям, но уже и о начале их преобразования в сторону упрощения.

2. Дендрохронологический анализ указывает на эти же годы (1867–1868), как на наиболее вероятное время по заготовке древесины для дома Ошевнева в д. Ошевнево. В то же время конструктивное решение многих элементов этого дома значительно отличается от решений наиболее ранней части дома Елизарова, оно характерно для конца XIX в., а также и дата строительства дома Ошевнева, вырезанная на полотенце, указывает на 1876 г.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Поэтому вполне вероятным может быть предположение о наличии погрешности в дендрохронологической датировке дома Елизарова в сторону увеличения его возраста, а дома Ошевнева в сторону уменьшения. Косвенным подтверждением времени постройки дома Ошевнева 1876 г. является сходство конструкции проемов этого дома и избы дома Елизарова (1879–1880 гг.) (деревни расположены в непосредственной близости друг от друга на Клименецком острове).

3. Перестройка дома Елизарова с возведением новой избы была произведена в 1879–1880 г. (дата также вырезана на полотенце). Перестройка же дома после 20 лет его существования более вероятна, чем через 10 лет.

Рис.1. Реконструкция 1-го этапа строительного периодаРис.1. Реконструкция 1-го этапа строительного периода

Дом в своем первоначальном виде, видимо, также представлял собой дом–комплекс типа «кошель», но с другим уклоном кровли (его можно определить по врубкам для куриц на западном фасаде кладовых). Жилая часть включала кладовые с сенями и избу, вероятно, одной ширины с сенями, и хоздвор. Размеры избы и двора на тот период точно определить невозможно, топилась она, вероятно, по–черному. Окна в то время имели наличники в виде сливной доски на кронштейнах – сохранились пазы на бревнах для установки кронштейнов около боковых косяков окошек кладовых и сеней. Обращают на себя внимание характер конструкций и обработки косяков дверей кладовых, окон кладовых (трехкосящатые, с заплечиками, со ставнями). Интересно, что в одной из кладовых (западной) вершник косяков двери имеет заплечики со стороны сеней, а со стороны кладовой выполнена имитация заплечиков устройством заподлицо с боковыми косяками накладной доски на вершник. С заплечиками были также выполнены косяки дверей главного входа в дом – с крыльца в сени и из сеней на сарай. Дверь в амбар под кладовыми двухкосящатая, но со стороны фасада накладной доской выполнена имитация вершника, сопрягаемого «на ус с заплечиками».

2–й строительный период (рис. 2, 3)[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Перестройка дома произведена в конце 1870–х г., в 1880 г., вероятно, было завершено декоративное оформление фасадов, эта дата вырезана на полотенце. Изба была заменена (возможно, появилась гниль на бревнах, мог быть пожар или дом оказался мал для семьи).

В этот период избу сделали достаточно большой, шире сеней, примыкание старой и новой частей осуществлялось через столбчатые конструкции. Строительство избы велось с учетом существующего хозяйственного двора, впритык. Изба была оборудована печью, топящейся по–черному. Конструкция дверного проема входа в избу более упрощенная, чем в кладовых и входная в сенях, сопряжение косяков выполнено под прямым углом, с несколько грубоватой обработкой элементов. Изнутри проем оформлен наличником. Также отличается и конструкция косяков окон. В этот период снаружи на окнах устроены новые наличники, целиком обрамляющие оконный проем, с треугольным сандриком, украшенным накладными резными деталями. Такие наличники были выполнены на окнах избы, кладовых и сеней, для чего произведена небольшая подтеска бревен стены по их форме. По двум фасадам проходило гульбище, высокое крыльцо на столбах вело в сени. Сзади к жилой части примыкал хоздвор, формируя дом–комплекс типа «кошель». При этом со стороны избы хоздвор был несколько заглублен за лицевой фасад избы (до уровня современной части повети над хлевами), а со стороны кладовых выдвинут вперед (современное положение). Крыша, видимо, имела безгвоздевую конструкцию над всем домом.

Рис.2. Реконструкция 2-го строительного периодаРис.2. Реконструкция 2-го строительного периодаРис.3. Реконструкция 2-го строительного периода. Схема южного фасада.Рис.3. Реконструкция 2-го строительного периода. Схема южного фасада.

3–й строительный период (рис. 4, 5)[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Следующая перестройка дома произошла, вероятно, в начале ХХ в., когда с разделением семьи устроили избу на сарае, обшили сруб основной жилой избы досками, сняв при этом с окон избы старые наличники и устроив новые из профилированной доски по контуру проема. Наличники с треугольными сандриками остались на окнах кладовых и сеней не обшитой досками жилой части дома. Печь в избе переоборудовали, сделали топку по–белому, сложив кирпичную трубу.

Вероятно, организация избы в пространстве хоздвора производилась без полной разборки сарая. Так как передний фасад новой избы решили устроить в одной плоскости с торцевым фасадом старой, следовало переместить вперед часть западающей из этой плоскости стены двора. Предположительно, часть стены хоздвора, выше предполагаемого объема новой избы, вывесили на столбах, нижнюю часть стены разобрали и затем срубили и поставили на место новую избу и часть двора с воротами, возможно, с частичным использованием старых бревен. После этого нагрузка от верхней части двора была передана на новый сруб, а над выступающей примерно на 1,2 м из объема двора частью новой избы организовали односкатную гвоздевую крышу. Лицевая стена новой избы не была обшита, окна не имели наличников.

Короткий скат кровли над жилой частью получил гвоздевую конструкцию, безгвоздевое решение крыши сохранилось по длинному скату над хоздвором.

Крыльцо на столбах имело односкатную крышу с прямообрезным по торцам тесом. Столбики, поддерживающие крышу, квадратного сечения, имели плавную подтеску по высоте, зауживаясь и затем вновь расширяясь в верхней части, дополнительно оформленной подсечкой и порезкой зубцами по периметру. Ограждение крыльца сплошное, было выполнено из дощатых балясин поставленных впритык с простой порезкой в виде круга по центру досок и полукружья меньшего диаметра по боковым кромкам.

В таком облике дом был зафиксирован на обмерах А.Я.Кривонкина в 1948 г.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Из вышесказанного можно сделать вывод, что тот облик, который дом Елизарова имеет после его перевозки в музей, исторически он никогда не имел. Восстановленный в музее–заповеднике дом представляет собой собирательный по времени его существования образ дома–комплекса Елизарова с видоизменением некоторых элементов и конструкций.

Вероятно, не сосуществовали одновременно жилая часть (изба) без обшивки с гульбищем, с фигурными наличниками и изба на сарае. До организации этой избы, видимо, южная стена старой избы и южная стена сарая находились в разных плоскостях, сарай располагался со сдвижкой в сторону двора. Предположительно, дом был обшит сразу после устройства избы на сарае, т. е. на окнах этого помещения никогда не было наружных наличников с треугольным сандриком (тех, что установлены в ходе реставрации), и судя по старым обмерам там вообще наличники отсутствовали.

Рис.4. Реконструкция 3-го строительного периодаРис.4. Реконструкция 3-го строительного периодаРис.5. Дом Елизарова. Схема южного фасадаРис.5. Дом Елизарова. Схема южного фасадаРис.6. Современный вид. Схема южного фасадаРис.6. Современный вид. Схема южного фасада

Несмотря на то что в проекте реставрации А.В.Ополовникова (лист «Западный фасад») крыльцо изображено со столбами подлинными, зафиксированными при обмерах, в ходе реставрации они были заменены на более выразительные, скопированные, видимо, со столбов какого–нибудь культового сооружения, и выполнено сплошное тесовое ограждение с горизонтально уложенными досками. Прямообрезной тес кровли крыльца при реставрации заменен на «красный», существование которого ничем не подтверждается. Резьба потоков повторяет резьбу на многих других памятниках музея, подлинный рисунок не возобновлен.

При этом большую ценность представляет то, что в ходе реставрации 1950–х гг. сохранен целый ряд подлинных элементов и конструкций, позволяющих получить достоверные сведения о строительных приемах, технологии плотницкого и столярного мастерства, архитектурно–планировочной организации пространства домов–комплексов второй половины XIX в. в Заонежье. Сохранены система стыковки срубов различного времени и назначения, конструкции почти всех проемов со следами их реконструкций, детали интерьера – подлинные пристенные полки в сенях и в избе, лавка в кладовой с резным столбиком, встроенная кровать в сенях, выполненная из тесаных (не пиленых) досок и др. На использованных при реставрации старых бревнах срубов, досках полов читаются следы их обработки, видны различные приемы старой маркировки элементов. Благодаря все–таки значительной сохранности подлинных элементов существует возможность дальнейшего детального исследования памятника с уточнением как его строительной истории, индивидуальных и местных особенностей, так и в целом истории народного деревянного зодчества. Возможно, удастся получить дополнительные данные о памятнике при выявлении новых архивных документов (заметок или отчета А. В. Ополовникова о реставрации дома).

Кроме того, в настоящее время уточнена временная шкала для дендрохронологического анализа древесины старых построек по району Заонежья, поэтому желательно провести повторный анализ бревен сруба с отбором мест исследования с участием архитекторов–реставраторов.

// Кижский вестник №9
Ред. И.В.Мельников, Р.Б.Калашникова
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2004. 318 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф