Предисловие VkontakteFacebook

стр. 5В последние десятилетия в европейской части России выполнен ряд региональных и микрорегиональных исследований, включающих археологическое выявление с той или иной степенью полноты и выборочные раскопки средневековых сельских поселений, изучение на этой основе локальных поселенческих и административных структур, реконструкцию средневековых ландшафтов и систем хозяйства с привлечением исторических данных и данных естественных наук (историографические обзоры см.: [Макаров, Захаров, Бужилова, 2001. С. 8–11; Макаров, 2008. С. 5–15]). Характерной чертой почти всех этих исследований является исключительное или преимущественное внимание к памятникам древнерусского времени, ориентация на проблематику славянской колонизации территорий Русской равнины. На Севере Восточной Европы, за пределами основной территории Древнерусского государства, подобные разработки редки. Эти земли колонизовались в иные сроки, в иных природно–климатических, историко–политических и этнокультурных условиях, с использованием специфических для Севера форм хозяйственного освоения территорий.

В бассейне Онежского озера работы по изучению средневековых сельских поселений в указанном русле были начаты на рубеже 1980–1990–х гг., прерваны в 1990–е и возобновились с начала 2000–х гг. При определении стратегии полевых работ, в том числе в районе Кижей, опорным для нас послужил вывод М. В. Витова [1962], сделанный на основании анализа писцовых книг Заонежской половины Обонежской пятины конца ХѴ-ХѴІ в.: ядрами крестьянской колонизации, подвергшимися освоению раньше иных мест, были центральные части территорий погостов, которые в позднем Средневековье являлись районами наиболее плотного заселения. К настоящему времени археологическому обследованию стр. 6 с выборочными раскопками памятников подвергнуты центры пяти погостов на северном и западном побережьях Онежского озера: Петровского Челмужского, Георгиевского Толвуйского, Никольского Шунгского, Спасо–Преображенского Кижского и Никольского Шуйского. Самый общий обзор итогов этих работ опубликован [Спиридонов, 2011. С. 173–176].

Специальное внимание авторов к материалам, полученным в центре Спасо–Преображенского Кижского погоста, и решение об их отдельной подробной публикации и анализе вызваны несколькими обстоятельствами. Дело здесь не столько в том, что Кижи пользуются мировой известностью, а ансамбль церквей на погосте–месте (по М. В. Витову) включен в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.

Причины, по которым авторы решили монографически опубликовать сравнительно скромные (20 памятников) материалы и исследование по средневековой археологии Кижей, следующие. Во–первых, начальные этапы истории заселения этого погоста (территории южного Заонежья), в противоположность другим (Шунгскому и Толвуйскому) заонежским погостам, не нашли вообще никакого отражения в немногочисленных дошедших до нас и выявленных на сегодня актах и берестяных грамотах конца ХІѴ-ХѴ в. Древнейшим письменным источником по истории данной территории является Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины 1563–1566 гг. [ПКОП, 1930]. Это придает археологическим источникам (четко локализованным, классифицированным, датированным) особую познавательную ценность. Во–вторых, центр Кижского погоста и ранее, а особенно с образованием в начале 1960–х гг. музея–заповедника, подвергся в Новейшее время меньшему и более щадящему хозяйственному освоению, чем смежные территории. Это во многом обусловило относительно высокую результативность археологической разведки средневековых памятников. В-третьих, для Заонежья еще в 1950–1970–х гг. был проведен сбор, систематизация и обстоятельный анализ сведений о сельских стр. 7 поселениях, содержащихся в писцовых и переписных книгах ХѴІ-ХѴІІ вв., более поздних источниках [Битов, 1962; Битов, Власова, 1974], что существенно облегчило работу по локализации исторических поселений на местности. В-четвертых, в Заонежье собраны и на широком фоне проинтерпретированы обильные лексические материалы по местному русскому говору [Герд, 1989. С. 206–213; Мызников, 2003], а также подробно изучены данные по вепсско–карельской и русской топонимии [Муллонен, 2002, 2003. 2009]. В палитре перечисленных источников (мы не упомянули исследования в области фольклора и этнографии этого былинного края) явно не хватает археологии.

Настоящая книга и является археологической – ее задачами ставились прежде всего публикация собранного авторами в ходе полевых исследований материала и его анализ – доведение до уровня археологических источников. Цель синтеза полученных и проанализированных археологических данных и других перечисленных источников специально не ставилась. Применительно к выводам, полученным разделами исторической лингвистики, такой синтез вряд ли имеет смысл для узколокальной территории южного Заонежья, хотя надеемся, что выводы археологов о хронологии и динамике заселения территории не останутся без внимания лингвистов. При этом в последнем разделе работы «Средневековые поселения как источник по истории заселения центра Спасо–Преображенского Кижского погоста» мы не могли не привлечь для сопоставлений исторические (письменные) данные и полученные в 2000–е гг. результаты геолого–палинологических изысканий.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Полевые работы были проведены в 2001–2009 гг. в рамках плановых научных тем музея–заповедника «Кижи» и Петрозаводского государственного университета. В 2003–2005 гг. наши исследования получили поддержку Российского гуманитарного научного фонда (проект № 03–01–00056а). Авторы выражают искреннюю признательность коллегам–археологам и сотрудникам музея–заповедника «Кижи» за помощь и поддержку.

// Южное Заонежье в X–XVI вв.
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2012. 165 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф