Фролова Г.И.
Хроника ремонтно-реставрационных работ в церкви Покрова Богородицы на о.Кижи

// Интернет-публикация kizhi.karelia.ru. 2021. VkontakteFacebook

План Никольского предела Покровской церкви

Зимняя церковь Спасо-Кижского погоста в плане – вытянутый прямоугольник, в котором последовательно с запада на восток расположены: сени, трапезная, кафоликон, пятигранный алтарь. Центральный объем образован «восьмериком на четверике». Он завершается восьмискатной крышей с девятью главками на маленьких, рубленных «в лапу», восьмериках. Сруб алтарной части перекрыт крышей в форме «бочки» с алтарной главкой, а сени и трапезная безгвоздевой двухскатной кровлей. С запада к основному объему примыкает высокое, просторное, одновсходное крыльцо на столбах, с двускатной асимметричной крышей.

На протяжении своей истории церковь неоднократно перестраивалась и ремонтировалась, меняя внешний облик и внутреннее убранство. По Писцовой книге 1628/29 г. в древнем кижском храме Покрова Пресвятой Богородицы церковное имущество состояло из скромного трехрядного тяблового иконостаса, включавшего праздничный, деисусный и местный ряды, двух поставных восковых свечей и деревянных сосудов в алтаре [1]

В конце ХVII в. (1693/94 г.) церковь сгорела от удара молнии. Но уже около 1695/96 года она была отстроена вновь [2] . Согласно архивным документам, церковь начала функционировать с придела в трапезной, который был освящен в честь Святителя Николая Чудотворца. Натурное обследование, выполненное архитектором А. Т. Яскеляйненом, позволило ему выдвинуть положение о трех строительных периодах церкви [3] . Первый период строительства «клетского» храма представлен на чертеже, выполненном А.Т.Яскеляйненом.

Никольский придел размещался в трапезной, а его алтарь, располагался в юго-западном углу кафоликона, примыкал к южной стене - отсюда его наименование «южный». Алтарь придела расположенный в молитвенном помещении, по мнению специалиста, является для Карелии исключительным явлением [4] . Его реконструкция произведена А. Т. Яскеляйненом на основе хорошо сохранившихся врубок в стенах и на полу кафоликона и трапезной. Место царских врат в иконостасе (в стене сохранился стояк) и престола (в полу в прямоугольных углублениях остатки, от врезавшихся в пол 4 ножек престола), следы от клиросов легко прослеживаются по имеющимся остаткам Никольского придела в храме.

Придел занимал пространство в длину 1сажень 2¼ аршина и в ширину 1 сажень 2½ аршина. Между Никольским приделом и церковью Покрова Богоматери находилась капитальная стена длиной 4 сажени 1½ аршина [5] . В трапезной размещалась довольно большая печь и два клироса. Перед левым клиросом находился стол для сбора денег. Священники сетовали, что для молящегося народа остается очень мало места в кафоликоне и, кроме того алтарное помещение придела, расположенное в покровской части храма, тесное [6] .[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Основываясь на результатах дендрохронологического анализа бревен Покровской церкви, А. Т. Яскеляйнен определил второй строительный период 1710-1720-ми годами, полагая, что строительство зимнего храма возобновилось после возведения летней Преображенской церкви. Третий строительный период по его данным – 1740-е гг. и предполагает полную переборку церкви в 1750-1751 гг. Он основан на датировке бревен с 1740 по 1749 гг. [7] . Этот период в значительной мере подтверждается церковным документом, в котором церковь датируется 1756 г. [8] Но, эта дата выявлена нами только в одном архивном деле, в остальных датировка церкви – 1764 г. Возможно, как и предполагает архитектор, было переосвящение храма в 1764 г., по каким либо причинам, пока неизвестным.

Согласно церковным документам 1764 год был датировкой Покровской церкви до выявления архивного источника 1693/4 г.

Ремонтные работы на церкви и в ее интерьере производились регулярно и в дальнейшем. Так, например, в ведомости от 1802 г. записано: «Вторая особо состоящая церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы с теплым приделом во имя святителя Николая Чудотворца деревянная новая. Утварь и благолепие в ней посредственно» [9] . Опять новая? Спустя 20 лет в 1822-1823 гг. «постройка чинена по предписанию духовного правления последовавшего … за № 126-м». «Поряд» включал перекрытие кровель придела и трапезной по потокам. Из внутренних работ указана починка церковной печи [10] . Здесь же отметим, что в 1875 г. крыши перекрыли новым тесом, причем перекрывали кровлю со скалой, в количестве 50 штук [11] , затем вновь ремонтировали в 1892 г. [12] .

Из описи 1865 г., а также приходо-расходных книг известно, что в церкви произвели крупный ремонт, изменивший ее интерьер. Удалили Никольский придел «за теснотою» [13] , увеличив пространство трапезной и кафоликона. Произвели «переделку окон», употребив 50 листов стекла, стены церкви обили шпалерами и панелями, выполнили «кладку печи» [14] . Преобразования коснулись также иконостаса в собственно церковном помещении.

Новый иконостас был исполнен крестьянином д. Клементьевской Сенногубского прихода резчиком Иваном Дмитриевым Грешниковым, который подрядился на «работу в Покровскую церковь иконостаса, ценою в 120 руб. сер.» [15] . Помимо иконостаса И. Д. Грешников выполнил обивку стен шпалерами и покраску стен снаружи [16] . [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В описи 1865 года, написанной по окончании ремонта, иконы в верхних рядах иконостаса перечисляются стоящими в тяблах, царские же врата и сень резные позолоченные [17] . В предыдущих описях 1826/1827 и 1829/1830 годов царские врата обозначены как «гладкие в средине коих образа Благовещения Пресвятыя Богородицы и четыре евангелиста. … Подле них по обеим сторонам столбики гладкие на коих образ Спасителевъ и Богоматери со святители». Сень также «гладкая, на ней изображен Агнец Божий а по сторонам Тайная вечеря» и «все оное написано на красках» [18] . Описание этих царских врат подобно содержанию царских врат установленных в Покровской церкви при музеефикации храма и восстановлении иконостаса в 1950-е гг. Аналогично в описях первой трети ХVIII в. описаны и царские врата в Никольском приделе, но без навершия (сени) над ними [19] .

Благочинный округа на тот период священник Стефан Ржановский, сообщал, что «в Покровской церкви и в пределе теплой трапезы иконостасы простые и не во многих местах столярной работы, крашенные и несколько позолоченные» [20] .

Незадолго до капитального ремонта в Покровской церкви, а именно в 1861 г. было выполнено обследование храма. В отчете указывалось о необходимости удаления придела, констатировали, что покровский алтарный престол «немного накренился и, что его верхняя доска треснула», церковные стены «следовало бы обить пилеными досками», окна «для этой церкви слишком малы и все требуют ремонта». [21] Забегая вперед отметим, что в 1875 г. приход заключил договор с Савелием Васильевым Кочановым из д. Великая Нива на выполнение большого объема внешних работ на церкви, из внутренних дел нужно было покрыть престол новыми пилеными досками [22] . В этом же году все намеченные работы были «произведены прочно и добросовестно» [23] .

В период ремонтных работ, в 1865 году православный иконописец крестьянин д. Огорелыши (бывший скит Выговского староверческого общежительства) Повенецкого уезда Василий Алексеев Потапов поновил часть икон вошедших в иконостас. За поправку икон он получил 30 рублей серебром [24] . Масляная живопись этого мастера хорошо видна на иконах из праздничного ряда (реставратором Н. Перцевым оставлены записи в местах утрат авторской живописи). После демонтажа придела иконы из него были установлены в иконостасе церкви. Те иконы, которые не вошли в него, были перемещены в алтарь. В церковных описях они перечислены как в иконостасе, так и в алтаре [25] .

Сведения из церковных документов не позволяют полностью определиться с конструкцией иконостаса, выполненного мастером И. Грешниковым. Нельзя исключать, что в верхних рядах появились резные детали, но иконы в рядах описаны по традиции «в тяблах». Стоимость работ, выполненного И. Д. Грешниковым столярного иконостаса с элементами резьбы обошлась приходу в 120 рублей. Это самая низкая цена из всех выявленных иконостасных работ в ХIХ столетии на территории Олонецкой губернии [26] , в то время как средняя цена по тем временам была в пять раз выше [27] . Это наводит на мысль, что иконостас позднее еще раз подвергался переделке. В церковной ведомости за 1884-1885 гг. есть запись о том, что в Покровской церкви иконостас от стены отошел, следовательно «необходимо оный разобрать и исправить». Кроме того «в той же церкви пол один и чрез оный проникает сильный холод, нужно настлать другой пол и сделать смазку», стены внутри церкви требуется обшить тесом и окрасить». Ремонт, согласно ходатайства местного причта и старосты, разрешено произвести с употреблением на это … суммы 300 руб. консисторией от 8 июля сего 1885 г. [28] [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В конце ХIХ столетия кижане вновь собирали средства на ремонтные работы покровского иконостаса (золочение?) [29] . Из материалов 1940-х гг. финского исследователя Л. Петтерссона известно, что в 1901-1902 гг. мастер – позолотчик Александр Степанов Ильин, ростовский мещанин Ярославской губернии с артелью ремонтировал иконостас и реставрировал иконы «в чисто греческом стиле» в кижской Преображенской церкви [30] . Это же имя выявлено на двух иконах из кижского зимнего храма Покрова Богородицы [31] . На обороте иконы «Спас в силах» читается карандашная полустершаяся надпись об отправке А. С. Ильину иконы. На этой же иконе сохранилась наклейка (накладная квитанция), которая содержит текст о том, что мастер отправил из Петербурга иконы в Кижи в церковь Спаса [32] . Другая икона с частично сохранившейся наклейкой, с тем же содержанием – «Иоанн Предтеча» из деисусного чина. Лик Иоанна на иконе написан в ином стиле. Исходя из имевшихся наклеек и изменения внешнего вида иконы «Иоанн Предтеча», можно констатировать о довольно длительных связях кижского причта с А. С. Ильиным, который будучи ростовским мещанином, проживал, как выясняется из квитанций, в г. Петербурге на Кавалерградской улице, 20 и часть кижских икон поновлял в Петербурге. В церковной ведомости за 1906 г. записано, что иконы в покровском иконостасе и в храме исправлены в 1903 г. на средства прихожан, что соответствует обозначенным связям кижан с А. С. Ильиным, поновлявшим как преображенские, так и покровские иконы.

Из этого же документа известно, что в 1903 году был завершен очередной ремонт в зимней церкви: «полы исправлены, стены и потолки оштукатурены [до этого были «шпалеры» - Г. Ф.], «иконостас и прочие киоты в церкви исправлены», в алтаре устроена изразцовая печь, а в церкви сделаны две железные печи [«голландки» - Г. Ф.] на что употреблено 718 руб. 49 коп. пожертвованных благотворителями [33] . Если фрагмент документа от 8 июля сего 1885 г. об употреблении на ремонт суммы 300 руб. выделен консисторией и верно процитирован, то в сложении 300 + 718, 49 = 1018 руб. 49 коп. Это вполне серьезная сумма для выполнения указанных работ.

Источники конца ХIХ начала ХХ века позволяют считать, что иконостас был вновь изменен в начале ХХ века.

Этот вариант иконостаса запечатлен на фотографиях 1940 - 1950-х гг. Восточная часть кафоликона к этому времени претерпела значительные изменения. Иконостас в нижней части приобрел монументальный вид. Каждая икона местного ряда и алтарные врата были оформлены в рамы с каннелированными колоннами под мрамор и мощным золоченым архитравом. Во втором праздничном ряду иконы разделялись пилястрами, в третьем - скромными планками. В навершии царских врат появилось характерное для подобных форм иконостаса резное сияние, вокруг круглой иконки с благословляющим Саваофом. Такие иконостасные формы в ХIХ веке обычно делались по архитектурным проектам, утверждавшимся в Епархиальном управлении.

В эти же годы солея получила ограждение в виде преграды из точеных балясин. По всей вероятности, это ограждение было выполнено Егором /Устиновым/ Трусовым из д. Косельга, с которым был заключен договор на ремонтные работы в церковных зданиях погоста. По договору от 5 августа 1902 г. Е. Трусов должен был удалить кровлю с куполов Покровской церкви, «и установить в ней /вокруг нее/ решетчатую ограду» [34] . В этом отрывке заметна сложность прочтения, которая объясняется двойным переводом источника, первоначально Л. Петтерссоном с русского на финский, затем С. Кочневым обратно на русский язык. Отсюда осторожность перевода на русский язык С. Кочневым по исполнению «ограды» в церкви. В этом фрагменте текста можно подразумевать сооружение ограды вокруг церкви (?) или по периметру кровли восьмерика (?), но сумма, которая назначена за все работы – 55 рублей, мала с учетом других дел. В эту цену в договоре, помимо двух церковных работ, включены строительные и ремонтные работы в двух домах прихода. Они включали разборку и поновление сарая, покрытие новой кровлей одного дома, ремонт 7 окон, строительство хлева, и ремонт полов и кровли в другом доме [35] . Естественно предположить, что преграда из балясин у солеи появилась в церкви по завершении работ с иконостасом. После выполнения всех работ в кафоликоне Покровской церкви открытым остался только амвон. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Ордерный иконостас с тремя рядами икон (местный, праздничный и деисусный) просуществовал всю первую половину ХХ столетия.

Во время Второй мировой войны Заонежье было оккупировано финскими войсками. Иконы из кижских церквей в 1943 году, наряду с другими иконами из заонежских храмов были вывезены в Финляндию. Содержание покровского иконостаса в 1943 г. можно представить по схемам составленным финским исследователем Л. Петтерссоном, который перед изъятием икон составлял схемы их расположения и ставил №№ на тыльных сторонах икон.

В деисусном, верхнем ряду указаны следующие иконы:

Одна ячейка без шифра, пустая, обозначена мной вопросительным знаком. В пустых ячейках следующих рядов также поставлен знак вопроса. Если икона известна из других источников, она указана в схеме после вопросительного знака.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во втором праздничном ряду указаны следующие иконы:

В нижнем ряду отмечены следующие иконы:

Таким образом, в 1943 г. верхние ряды трехярусного иконостаса составляли 12 деисусных и 10 праздничных икон. Они в купе с проческими иконами (указаны Л. Петтерссоном в алтаре) составляют единый иконостасный комплекс. Об этом будет сказано ниже. В местном ряду согласно схеме и иллюстрации Л. Петтерссона с правой стороны царских врат были следующие иконы: «Вседержитель» (не отмечен), алтарная дверь «Архидиакон Евпл», «Покров», в завороте на южной стене «Никола Чудотворец», с левой стороны: «Богоматерь Тихвинская» (не отмечена), алтарная дверь «Архидиакон Стефан», «Новозаветная Троица», в завороте на северной стене «Филипп Московский – Зосима и Савватий Соловецкие» (не отмечен). Эти же иконы перечислены в церковных описях, первоначально в местном ряду Никольского придела, затем в покровском иконостасе.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1944 году по мирному договору большинство икон возвратили в Советскую Карелию в г. Петрозаводск, а затем переправили на остров Кижи. По месту хранения за ними закрепилось название «кижской коллекции», среди них были и неопознанные на тот момент покровские иконы. Фотографии, выполненные финнами, позволяют представить иконостас до изъятия из него икон и после их вывоза в Финляндию.

Сравнение двух фотографий показывает, что некоторые иконы оставались в храме. В Покровской церкви в праздничном ряду были оставлены две поздние иконы «Вознесение Господне» и «Троица Новозаветная». В местном ряду также оставлены иконы позднего письма, произвели замену иконы «Николая Чудотворца с житием» и «Покрова Богородицы» также на не имеющие художественной ценности иконы. При этом в местном ряду на своем месте осталась икона «Богоматерь Одигитрия (Тихвинская)». Она присутствует на обеих фотографиях. В опубликованных материалах Л. Петтерссона неоднократно указывается, что при отборе икон для вывоза в Финляндию, не имеющие художественной ценности иконы оставались в храмах [36] . Богородичная икона была под записью и под накладным убранством, возможно, поэтому не смогли определить ее значимость. Реставрация иконы позволила В. Г. Платонову атрибутировать ее, как имеющую непосредственное отношение и родство с иконами из Никольского придела [37] . Не менее интересна история второй, оставшейся в России иконы «Спас Всемилостивый», почитавшаяся кижскими жителями как чудотворная. Икона написана в последней трети ХVI в. Местная легенда соотносит образ с конкретной кижской историей – избавлением от нашествия врагов в лице польско-литовских отрядов бесчинствовавших в Заонежье. В силу значимости иконы с нее был сделан список в начале ХIХ в., который оформлен в серебряную под червонным золотом ризу 84 пробы весом 13 фунтов. По описям 1830 и 1867 гг. список с иконы ХVI столетия был установлен в богато оформленном киоте на солее в Преображенской церкви [38] . По документам ХIХ века подлинная икона «Спас Всемилостивый» в серебряной ризе весом 7 фунтов находилась в Покровской церкви. В описях 1826 и 1830 гг. образ указан у клироса в Никольском приделе [39] . В 1865 г., после удаления придела, его установили справа от царских врат в покровском иконостасе [40] . С 1943 года местонахождение иконы не прослеживается до 1970-х годов.

Согласно сведениям финского исследователя Л. Петтерссона чудотворная икона была вывезена при финнах сторожем Н. Г. Маньшиным в церковь Великой Губе, где была положена на аналой [41] . Между тем в Финляндию была вывезена копия, которая по возвращении в Карелию поступила в МИИ РК. На обороте иконы проставлен финский № 4/155, который является шифром преображенских икон. А подлинник был обнаружен на чердаке Покровской церкви в 1973 г. Надпись на обороте этой иконы, выполненная в 1943 году финнами, также указывает на ее принадлежность зимнему кижскому храму. Шифр на иконе отсутствует, следовательно, она не вывозилась в Финляндию. Вероятно, спасти ценный образ удалось Н. Г. Маньшину, подменив подлинник на список.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

С 1943 по 1952 год церковь была закрыта. В 1950-е годы церковь реставрировалась по проекту реставрации архитектора А. В. Ополовникова. Ее интерьер претерпел значительные изменения. Сегодня в зимнем храме Покрова Богородицы четырехрядный тябловый иконостас. Он реконструирован архитектором в 50-е годы ХХ столетия, на основе схемы иконостаса, разработанной в 1948 г. реставратором В. Г. Брюсовой (Светличной) [42] . Первоначально предполагалась реконструкция трехрядного тяблового иконостаса (по аналогии с имевшимся в церкви на тот период трех ярусным ордерным иконостасом). Но, так как в «кижской коллекции» был выявлен комплекс икон, состоящий из праздничных, деисусных и пророческих икон, восстановили четырехрядный тябловый иконостас [43] .

Долгое время исследователи пытались выяснить принадлежность икон конкретному храму, считая, что они происходили из иконостаса большего размера [44] . В дальнейшем прояснилось, что Божьим промыслом и стараниями В. Г. Брюсовой, иконостас был составлен из икон (за исключением нескольких), находившихся в церкви на протяжении всей известной нам истории храма. В 1980-е годы финский исследователь Л. Петтерссон, принимавший непосредственное участие в вывозе заонежских икон в Финляндию в годы Второй мировой войны, подарил музею «Кижи» копию своего архива. Перед вывозом икон из храмов Л. Петтерссон ставил на них цифровые метки. Первая цифра означала шифр храма (у Покровской церкви это – 3), вторая, поставленная через дробь, означала место иконы, которое заносилось на схему расположения икон в храме. Из материалов архива выяснилось, что иконы происходят из кижской церкви Покрова Богородицы. По схеме Л. Петтерссона в первой половине ХХ века большая часть икон была в иконостасе, остальные в алтаре [45] . Прочитанная позднее дата и надпись на оборотах пророческих икон подтвердила их принадлежность данному храму и что иконы изначально были написаны для придельского иконостаса не позднее 1697 года. На оборотах икон сохранились надписи: «южна» – у образа «Богоматерь Знамение», «ю[ж]наго» – на иконах «Пророк Самуил», «Пророк Захария», свидетельствующие о принадлежности икон южному приделу. Кроме того, на иконе «Пророк Соломон», в одну строчку расположена надпись «ю[ж]наго» [«ж» – выносная] и дата «се го[д]» [«се» – под титлой, «д» – выносная]. «се год» в цифровом обозначении читается как «205» и соответствует году 7205, т.е. в переводе на современное летоисчисление – 1697 г.

Эта дата и слово «южнаго» на трех иконах, позволяют утверждать, что в этом году иконы уже стояли в южном приделе, которым в Покровской церкви являлся Никольский придел. Стилистически иконы пророческого, десусного и праздничного рядов составляют единый иконостасный комплекс. Совокупность всех этих данных позволила определить принадлежность икон не только Покровской церкви, но и то, что они первоначально входили в состав иконостаса Никольского придела этой церкви и уточнить время их появления в храме [46] .

В проект восстановления иконостаса в Покровской церкви, составленный В. Г. Брюсовой в 1948 г., вошла большая часть икон из Никольского придела. Местный ряд, по предложенному В. Г. Брюсовой проекту, включал четыре иконы, двое алтарных врат и царские врата. предлагались те иконы, которые были в последнем иконостасе: «Отечество», «Тихвинская Богоматерь», «Покров» и «Вседержитель», который в схеме обозначен как «Спас (на месте)», т.е. в иконостасе, а также алтарные врата с изображением архидьяконов Стефана и Евпла. Царские врата предлагалось разместить в двух рядах: местном и праздничном.

Деисусный и пророческий ряды по схеме В. Г. Брюсовой были с пустотами, в деисусном чине недоставало двух икон, в пророческом – трех [47] , в праздничном ряду также недоставало трех икон нужной тематики. Две из них «Сретение» и «Сошествие во ад» позднее были выявлены в МИИ РК. Третья икона «Рождество Христово» обнаружена в 2006 г. в собрании патриарха Алексия в период экспонирования кижской коллекции в храме Христа Спасителя в г. Москве.

На рисунке, выполненном в 1988 г. с «Проекта восстановления иконостаса Покровской церкви в Кижах» полностью повторена форма иконостаса, размещение икон, их нумерация и краткость наименования икон. На схеме Л. Петтерссона, составленной перед изъятием икон из иконостаса местный ряд включал те же иконы, что и предложенные в проекте В. Г. Брюсовой [48] .

Однако реконструированный иконостас отличается от схемы иконостаса, предлагавшейся В. Г. Брюсовой. Он восстановлен с целым рядом нарушений, часть из которых со временем удалось устранить. Вместо планировавшихся по схеме икон «Покров» и «Отечество» (икон из иконостаса данного храма) в местном ряду установили иконы «Единородный Сыне», «Богоматерь всех скорбящих радость», поскольку они соответствовали общей высоте царских врат и алтарных дверей. По документам они размещались на боковых стенах кафоликона. Храмовая икона «Покров» была передана в Музей Изобразительных искусств РК, а икона «Отечество» в Челябинский музей [49] . Пустоты в верхних рядах были заполнены иконами подходящего размера с грубыми нарушениями в их размещении. Но в такой реконструкции были и некоторые плюсы. Иконы остались в кижской церкви. Так как местный ряд был приведен к единой высоте в пророческий ряд были добавлены три левосторонних иконы «Иона», «Даниил», «Иезекииль» и в деисусный чин «Василий Великий», а также «Апостол Павел» из другого чина. В результате такого расположения икон в пророческом ряду три, в деисусном один образ отвернулись от центра, а в деисусном чине было две иконы с изображением апостола Павла в правой части ряда. [текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В 1973 г. в местном ряду справа от царских врат взамен иконы «Вседержитель» установили образ «Спас Всемилостивый» третьей четверти ХVI в., с которым связана легендарная история прихода [50] .

Воссоздание Спасо-Кижского прихода в 1993 г. и возобновление в церкви служб в 1997 г. потребовало корректировки в размещении царских врат и написания копийных икон: двух для деисусного чина и трех в пророческий ряд. В процессе исследовательских работ было установлено ошибочное наименование одной иконы из пророческого ряда как «Пророк Самуил». Ошибка произошла из-за не сохранившейся надписи на иконе. Атрибут на фоне иконы – принадлежит пророку Аарону. Изучение церковных документов, исследование икон сотрудниками музея, восстановление прихода с возобновлением служб позволило приблизить восточную часть кафоликона к историческому облику.

К сожалению, не удалось полностью восстановить исторически достоверный облик местного ряда. В иконостасе по-прежнему нет икон, которые были в нем по церковным документам: храмовой иконы «Покров» ХVI века, «Николая Чудотворца с житием» ХVI века, «Отечества» первой четверти ХVIII столетия.

Реставрация алтарной двери «Архидиакон Евпл» оказалась очередным открытием в истории церковной жизни. Согласно церковным описям в главном иконостасе зимней церкви долгое время были одни алтарные врата – южные. После удаления в 1865 году Никольского придела и, последовавшей реконструкции иконостаса была установлена вторая алтарная дверь – северная с изображением архидиакона Евпла. В процессе реставрации выяснилось, что для северной двери была использована икона больших размеров с изображением великомученика Георгия.

Икона была обрезана до нужных размеров и переписана поверх образа Страстотерпца Георгия. Хорошая сохранность изображения святого Георгия позволила реставраторам вернуть первоначальный облик иконе. В результате, отсутствия южной пономарской двери, проемы пономарских врат оформили тканевыми завесами, а икона заняла место на выставке в помещении трапезной.

В исторических материалах ХIХ века о зимней кижской церкви прослеживается определенная закономерность: ремонтные работы в ней начинались по завершении работ на летнем кижском храме. Реставрация церкви Преображения Господня на данном этапе завершена. В планах музея – реставрация церкви Покрова Богородицы, которая позволит с большей подлинностью воссоздать интерьер зимнего храма.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф