Метки текста:

Плотники Ремёсла Реставрация Рябининские чтения

Вахрамеева Т.И. (г.Петрозаводск)
Мастер-плотник 18 века - мастер-реставратор нашего времени VkontakteFacebook

Дерево это материал, который на Севере, в лесной зоне, вошел в обиход человека с древности благодаря его доступности, легкости обработки, теплопроводным качествам и др. Как строительный материал он встречается уже в археологических памятниках 4-3 вв. до нашей эры..

В средние века на Севере России большинство построек различного назначения возводились из древесины. Широкое использование дерева в быту, в элементарных постройках, рядовом строительстве способствовало тому, что почти каждый крестьянин умел работать с этим материалом, владел плотницким инструментом, знал свойства древесины. Однако, судя по архивным материалам, строительное дело, как и всякое другое ремесло, имело своих профессионалов — плотников, объединявшихся в плотницкие артели, для которых этот вид деятельности являлся основным источником существования. Артель обслуживала небольшие территории, в пределах сел одного погоста, или же плотники уходили на заработки достаточно далеко от мест проживания.

Плотничные артели состояли из зрелых опытных мастеров, и учеников, исполнявших подготовительную и подсобную работу. Во главе организованной артели стоял староста или мастер, он заключал договоры с нанимателями и руководил всей постройкой, т. е. выполнял функции организатора, архитектора, бригадира. Он же мог выполнять самые ответственные плотницкие операции. Выбирала ли его артель или мастер сам подбирал себе напарников сказать трудно, пока это в архивных источниках не выявлено. Что должен делать, знать, какие основные навыки иметь мастер-плотник, можно понять из «порядных записей», т. е описаний договора на строительные или ремонтные работы того времени (используются исследования М.И.Мильчика по этой теме). Договоры составлялись очень подробно, включали в себя описание обязанностей обеих сторон и детальную роспись самих строительных работ. Мастер нес большую ответственность за выполняемую рабту, он брал на себя достаточно серьезные обязательства, в которые входили также требования « никуда не отходить от храмового дела, не сделав его наготово», не отходить во время работы на одном объекте к другим плотничным делам, не пить и не бражничать в ходе работы. Заранее указывалась и ответственность мастера за не вовремя выполненную работу, за нарушение обязательств, бражничество. Одно из них определялось необходимостью возвращать выплаченные за работу деньги, и в двойном размере.

Обязанности мастера при выполнении работ, как указывалось выше, были достаточно широки. В ряде случаев они начинались с момента заготовки материала для ремонта или строительства. Мастер сам производил в лесу отбор древесины, какая надобна для работ, с последующей ее заготовкой, окоркой, сушкой, разделыванием на необходимый сортимент. При этом нередко предполагалась и помощь местных мужиков, вклад заказчика в работу. Иногда заготовку древесины полностью брал на себя заказчик. Однако из порядных записей следует, что мастер хорошо разбирался в требованиях к древесине, правилах ее подбора, заготовки.

На строительство деревянных храмов, домов, а также их ремонт чертежей не составлялось. Но в договоре довольно детально описывались все особенности здания, его форма, число и иногда размеры окон и дверей, прочие детали. Или ссылались на аналоги, по коим предписывалось равняться. Таким образом, мастер должен был ориентироваться в традиционных приемах строительства своего времени, данной местности, т. е. знать региональные особенности архитектуры, иметь хорошо развитое пространственное мышление. По словесному описанию он должен был представить объемно-планировочную структуру здания, его пропорциональный строй, безошибочно произвести членение плоскостей его стен по вертикали и горизонтали, не ошибиться в размещении проемов на плоскости стен. Высокое профессиональное мастерство народного зодчего прошлых веков (16-18 вв.) нам сегодня доказывают созданные ими бревенчатые постройки — храмы, колокольни, храмовые ансамбли, часовни и др.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

К сожалению, имен народных мастеров-зодчих история нам сохранила очень мало. Однако, пристальное изучение их произведений — деревянных зданий и сооружений, позволяет по почерку мастера, используемым им приемам обработки древесины, отдельных деталей определить с небольшими допусками, в какой временной период оно было выполнено, поновлено, отремонтировано, а также принадлежность мастера той или иной местной школе. Так, рука мастера 17 века значительно отличается от руки мастера начала и конца 19 века. Эти отличия лежат в нескольких плоскостях, имеют определенную обусловленность. Во-первых, они определяются представлением о характере и возможностях работы дерева в конструкциях. Более древние сооружения — 16-17 вв. имеют, как правило, небольшие проемы, которые при косящатом исполнении имели массивные косяки с их усложненным соединением со срубом и между собой. Подобное решение было вызвано и стремлением сохранять целостность бревенчатой плоскости стены для надежного обеспечения ее устойчивости, и желанием максимально сохранять тепло в помещениях. Затем с течением времени, начали расширять и увеличивать высоту проемов, упрощать тип соединений элементов между собой. Использование архаичных технологических и конструктивных приемов при строительстве может свидетельствовать как о времнени выполнения работ, в одних случаях, так и о том, мастера какого региона ее выполняли, возможно, в более поздние периоды. Т. е. такие приемы были характерны для более развитых экономически районов в один период, для других регионов подобная архаика в строительстве встречалась вплоть до конца XIX века (тип окон и дверей, конструкция крыши — частоврубленные слеги, колотый тес на кровлю и т. п.)

Второе отличие заключается в характере обработки собственно поверхности древесины построек, подтесок бревен при стыковке их с вертикальными брусчатыми элементами — косяками, стойками и др., подтеска кронштейнов крылец и т. п..

Необычайно выразительно проявляется отношение мастера к выполняемой работе именно в этих деталях. Явственно прослеживается во времени изменение подхода мастеров к проработке деталей постройки. У старых мастеров, к примеру, наблюдаем тщательную подтеску скруглений бревен в местах изменения их сечения (в местах примыкания косяков окон и дверей), она имеет форму почти идеально гладкого плавного полукружья, что достигалось использованием качественных инструментов — топора, скобеля, и, конечно, представлением самих мастеров о красоте создаваемого здания. Постепенно с течением времени все больше в этих элементах становится заметным проявление небрежности как в отношении обработки небольших деталей, так и более крупных. В работе используется только топор, выполняется упрощенная, с меньшими затратами времени подтеска деталей.

То же самое можно сказать о включении в оформление конструкций элементов резьбы. Более древние сооружения отличаются наличием фигурной порезки, украшений в виде выемочной, кромочной, объемной резьбы и на брусчатых косяках окон и дверей, деревянных элементах печей, на бревнах стен, поддерживающих свесы крыши и т.д..

В более близкий к нам период с конца 19 — начала 20 вв. количество украшенных резьбой деталей уменьшается, они принимают более примитивный, упрощенный вид, начинает преобладать столярная работа в оформлении построек, используются для декоративного оформления доски с пропильной, выемочной резьбой, накладными фигурными элементами.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Социальные, экономические преобразования 20 века, войны, привели к тому, что частное строительство, строительство культовых сооружений резко сократилось, развитие промышленного производства уменьшало долю ручного труда в строительстве. Тенденция к ускорению темпов строительства вела к упрощению конструктивных приемов и архитектурных решений. Плотницкие традиционные навыки сохранялись в среде мастеров, главным образом, северных деревень.

В конце 1940-х годов, после победы в Отечественной войне, с ростом самосознания народа, возникает повышенный интерес к историческим памятникам, народной культуре. Приходит широкое понимание того, что народная традиционная архитектура представляет собой уникальное явление, является примером высокого мастерства строительного, архитектурно-художественного и градостроительного. Осознается ценность памятников народного деревянного зодчества при условии сохранения их подлинности.

Появилась насущная необходимость в особого рода специалистах — плотниках-реставраторах. В 1950-60-ые годы к реставрации памятников деревянного зодчества были привлечены, в основном местные жители, многие из которых приучались плотничать, проживая в лесном краю, с малых лет. Этим мастерам были близки еще плотницкие приемы и знания технологии заготовки и обработки древесины, используемые в конце 19 века. Однако, реставрация нередко воспринималась ими как простой и естественный ремонт зданий. И как многие мастера прошлого, при реставрации они стремились выполнять работы методами, присущими для ремонта. При повреждении древесины конструкций, она в максимальном объеме предлагалась к замене. Большие объемы проводимых в то время реставрационных работ, и малочисленность специалистов архитекторов-реставраторов памятников деревянного зодчества приводили нередко к тому, что мастера-плотники, работая самостоятельно, активно применяли при реставрационных работах навыки, перенятые ими от мастеров конца 19 — нач. 20 вв., а именно более небрежный, чем в предыдущие века «топорный» характер обработки деталей. Наприсер, в местах проведения подтесок использовали только топор, создавая довольно резкое изменение сечений, без последующего прохождения элементов скобелями. Такие вновь выполняемые плотниками элементы, хотя и осуществляемые методически неосознанно, в настоящее время для нас маркируют элементы подлинные и дополненные при реставрации, при почти повсеместном отсутствии фиксационных послераставрационных материалов.

Следующее поколение плотников уже не было так тесно и естественно связано с плотницким традициями прошлых времен, сужался круг людей, мастерски владеющих топором и знающих и умеющих выполнять традиционные конструкции, соединения, и т.п..

В то же время, одновременно с формированием более строгой методики реставрации, определения ценностных характеристик памятников, возрастают требования к мастерам плотникам-реставраторам. Существует в данных условиях необходимость их целенаправленного обучения. По сути, с одной стороны, плотник-реставратор должен приблизиться по своим знаниям и навыкам к мастерам времени создания памятников. С другой стороны, он должен сохранить и определенные отличия, заключающиеся в следующем — в отношении к зданию, подвергаемому реставрации: памятник рассматривается как документ своего времени, ценность имеет не только его образная характеристика, но и материал, из которого он выполнен, даже те погрешности первоначального мастера, которые могут иметь место, наслоения и деформации, не чуждые памятнику и не нарушающие его целостность. В данном случае, творческое начало мастера-реставратора должно быть направлено не на задачи формирования облика здания, а на возможности сохранения подлинного объекта, наиболее полное раскрытие архитектурного и конструкционного замысла его автора. Естественно, при этом большую роль играют проблемы воспроизведения старой технологии работ, овладения историческим плотницким инструментом, во всем его разнообразии.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Таким образом, для проведения качественной, отвечающей всем принятым на международном уровне требованиям, реставрации, плотник-реставратор должен обладать навыками исследователя, знать историю народной архитектуры, типологические, временные и региональные ее особенности, вопросы старой технологии, трансформировавшейся во времени, традиционный инструмент, его изготовление и практическое использование, методические аспекты реставрации, иметь собственно плотницкие навыки. Он должен понимать, что он делает в любой момент реставрации, осознанно выполнять все технологические операции.

Проблема изучения старых строительных технологий в народном деревянном зодчестве является в настоящее время достаточно актуальной, требующей развития. Представление об особенностях работы с деревом в прошлые века, многообразии приемов ее выполения, можно получить только изучая подлинники, а не перестроенные нами сооружения. Дошедшие до нас памятники народного деревянного зодчества еще хранят множество информации, которую современным мастерам при выполнении любых реставрационных работ необходимо если не изучить, то хотя бы сохранить для будущих исследователей.

// Рябининские чтения – 1999
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2000.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф