Дудинова Т.Ю. (г.Петрозаводск), Хуттер И.И.
Колокола Заонежья: по материалам архива финского профессора Ларса Петтерссона VkontakteFacebook

Рис. 1. Часовня Иоанна Крестителя XVIII–XIX вв., дер. Шабалино. 1944 г. Коллекция Ларса Петтерссона. Национальный архив ФинляндииРис. 2. Часовня Святого Георгия 1914 г., дер. Мунозеро. Рис. О. Хелениуса. 1944 г. Коллекция Ларса Петтерссона. Национальный архив ФинляндииРис. 3. Часовня Святой Троицы и Спаса Нерукотворного XVIII в., дер. Истомино. 1943 г. Репродукция оригинальной фотографии. Музей-заповедник Кижи (НВФ-13867/37)Рис. 4. Часовня в дер. Мягкая Сельга. 1942 г. Коллекция Ларса Петтерссона. Национальный архив ФинляндииРис. 5. Звонница церкви Святого Николая 1889 г., дер. Вегорукса. 1944 г. Репродукция оригинальной фотографии. Музей-заповедник «Кижи» (НВФ-13867/88)Рис. 6. Рис. церкви Святого Николая 1889 г., дер. Вегорукса. 1944 г. Коллекция Ларса Петтерссона. Национальный архив ФинляндииРис. 7. Церковь Великомученицы Параскевы Пятницы 1831 г., дер. Онежаны. 1942 г. Музей-заповедник «Кижи» (НВФ-13867/17)Рис. 8. Церковь Преображения Господня, дер. Великая Нива. 1943 г. Коллекция Ларса Петтерссона. Национальный архив ФинляндииРис. 9. Звонница в Великой Губе. 1943 г. Фотограф Паули Пиха. SA-Kuva arkisto. (Фотоархив Вооруженных сил Финляндии)Рис. 10. Карта исследованных Л. Петтерссоном храмов ЗаРис. 11. Било. Церковь Преображения Господня на о. Кижи. 1944 г. Коллекция Ларса Петтерссона. Национальный архив Финляндии

Аннотация: В статье представлен обзор материалов известного финского исследователя Ларса Петтерссона, хранящихся в Национальном архиве Финляндии (Хельсинки), в которых содержатся сведения о колоколах в церквях и часовнях Заонежья.

Имя финского искусствоведа, историка деревянного зодчества Финляндии, Скандинавии и Карелии профессора Ларса Петтерссона хорошо известно специалистам. В многогранном архиве ученого [1] хранятся ценные материалы, рассказывающие о внутреннем убранстве и внешнем облике церквей и часовен Заонежья. К ним неоднократно обращались исследователи храмовой архитектуры и искусства. Фотографии, обмерные чертежи, полевые тетради являются немыми свидетелями необычной страницы в истории Второй Мировой войны, связанной с сохранением исторического наследия в условиях сурового военного времени. Документы датируются 1942–1944 гг. и относятся к периоду финской оккупации Карелии в годы Великой Отечественной войны. По приказу военного командования молодой ученый Л. Петтерссон был направлен в Заонежье для документирования памятников храмовой архитектуры [2] . Результат двухлетней работы по изучению церквей и часовен Заонежья он представил в монографии, изданной в 1950 г. [3] Летом 2020 г. у читателей впервые появилась возможность познакомиться с ней на русском языке. Книга, в которую вошло большое количество рисунков О. Хелениуса [4] и фотографий из коллекции Л. Петтерссона, была подготовлена к печати кандидатом искусствоведения М.И. Мильчиком [5] .

Авторы данной статьи обратились к теме, которая ранее не изучалась исследователями. Нас заинтересовал вопрос о наличии в архивных материалах профессора Л. Петтерссона сведений о колоколах. Тщательное изучение сотен листов полевых тетрадей, сравнение рисунков и фотографий привело к положительному результату. В архиве ученого обнаружились материалы о колоколах в церквях и часовнях Заонежья на период 1942–1944 гг. Впервые доклад на эту тему прозвучал на круглом столе во время фестиваля колокольного звона на о. Кижи в июне 2019 г. К тому времени были выявлены описания восьми звонниц с сохранившимися в них колоколами. Продолжение исследовательской работы в 2019–2020 гг. позволило найти информацию еще о десяти храмах, в которых находились колокола.

При подготовке статьи авторы использовали рукопись «Заонежские церкви и часовни» [6] , полевые тетради и фотоматериалы [7] из коллекции Ларса Петтерссона. Особым источником в исследовании темы стали акварели и рисунки О. Хелениуса [8] , на которых запечатлены заонежские колокола. Документы архива дополнили воспоминания финского священника Эркки Пииройнена [9] . Летом 1943 г. он вместе с Л. Петтерссоном и другими специалистами участвовал в экспедиции по Заонежью. На страницах своей книги Э. Пииройнен рассказал не только о впечатлении от встречи с храмовым искусством края, но и сделал важные зарисовки исполнения колокольных звонов.

К моменту написания статьи авторы собрали сведения о 50 колоколах в 18 храмах Заонежья. На семи звонницах был зафиксирован только один колокол. Возможно, их оставили в часовнях как сигнальные. Ценными для нас являются записи в полевых тетрадях, сделанные Л. Петтерссоном к рисункам звонниц этих часовен:[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В полевой тетради на рисунке звонницы часовни Святого Георгия 1914 г. в дер. Мунозеро изображен один колокол без каких-либо уточнений, он также есть на рисунке О. Хелениуса (рис. 2). На фотографии часовни Троицы Живоначальной и Спаса Нерукотворного второй половины XVIII в. в дер. Истомино хорошо виден большой колокол на звоннице (рис. 3).

По два колокола оставалось в часовнях деревень Фомино, Пурдега и Вигово [10] . Данные о сохранении двух колоколов в часовнях приводятся в полевых тетрадях и подтверждаются фотографиями. В дер. Вигово часовня во время войны еще использовалась по назначению. Из воспоминаний финского священника Э. Пииройнена: «Деревенский староста седобородый мужик позвонил в колокол. На звон колокола в часовне собрались жители деревни» [11] . На рисунке звонницы часовни Архангела Михаила XVIII в. из дер. Леликозеро Л. Петтерссон отметил три колокола и сделал запись – «3 колокола». В 1988 году на этой часовне, ныне расположенной в основной экспозиции музея-заповедника «Кижи», по инициативе И.М. Архипова [12] была обустроена звонница и впервые после долгого перерыва на ней зазвучали колокола [13] .

Для нас оставалось загадкой, почему колокола в часовне дер. Мягкая Сельга (рис. 4) были развешены над входом. Могло ли это быть одним из способов развески колоколов в условиях отсутствия звонницы? На фотографии хорошо просматриваются четыре довольно больших колокола. Вероятно, они предназначались для традиционной звонницы. В полевых тетрадях есть рисунок с изображением четырех колоколов и подписью «колокола». Ответом на вопрос послужила запись в рукописи, сделанная Л. Петтерссоном на основании сведений, полученных от жителей деревни. В ней говориться, что дер. Мягкая Сельга находилась между деревнями Великая Губа и Толвуя. Часовню построил Андрей Семенович Власов в 1914 г., его дом стоял рядом с храмом. Иконы для иконостаса написал иконописец Иван Абрамов. Когда в 1934 г. часовню переделали под зернохранилище, то звонницу и иконостас разобрали. С крыши молельни сняли главку. В 1942 г. интерьер часовни восстановили для использования ее по назначению. Таким образом, облик часовни с фотографии можно отнести к описываемым событиям. Возможно, колокола происходят из этой часовни, и они были сохранены жителями деревни.

В церкви Святого Николая из дер. Вегорукса 1889 г. нашли снятые с колокольни и упакованные четыре колокола. На фотографии (рис. 5) вновь развешанных колоколов можно увидеть только три из них, но к рисунку храма в полевых тетрадях есть подпись «четыре колокола», а цифра «3» исправлена на «4» (рис. 6). О найденных в церкви четырех колоколах упоминает в воспоминаниях и Э. Пииройнен. В рукописи «Заонежские церкви и часовни», Л. Петтерссон приводит особо ценное сведение об одном из обнаруженных колоколов, о наличии на нем даты отливки – 1763 г.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

В часовне Казанской иконы Божией Матери XVIII–XIX вв. в дер. Терехово тоже сохранилось четыре колокола, как и в часовне Василия Великого XIX в. в дер. Марковщина. Обе деревни были расположены недалеко от дер. Космозеро, в которой жил известный заонежский иконописец И.М. Абрамов. «На другой день мы отправились в дер. Космозеро в гости к иконописцу Ивану Абрамову, который рассказал, что подсвечники и колокола из часовни увезли в апреле 1941 г.» [14] , – писал на страницах воспоминаний Э. Пииройнен. Позднее, по просьбе И.М. Абрамова, он привез два колокола – один в часовню и один в церковь.

При изучении авторами полевых тетрадей были найдены записи о перемещении двух колоколов из церкви Великомученицы Параскевы Пятницы (1831 г.) в дер. Онежаны. Один колокол из этой церкви перевезли в дер. Великая Нива, другой – в дер. Прошевская. На акварели О. Хелениуса и фотографии Л. Петтерссона, датированных 1944 г., на колокольне можно увидеть три колокола. Однако, на более ранней фотографии, сделанной в 1942 г., отчетливо просматриваются пять колоколов. Вероятно, на колокольне их было пять или больше (рис. 7).

На фотографиях храмов из деревень Великая Нива и Великая Губа рядом с ними были запечатлены самодельные звонницы. Четыре колокола [15] находилось на звоннице церкви Преображения Господня в дер. Великая Нива (рис. 8). «Воскресным июньским днем шел сильный дождь, но он не мешал церковному сторожу звонить в колокола. Сторож делал это мастерски», – пишет Э. Пииройнен [16] . Далее он сообщает, что связались по телефону с дер. Поля, которая находилась на расстоянии примерно 4 км по воде, и узнали, что колокольный звон там хорошо слышен.

Особо хотелось бы рассказать о звоннице рядом с церковью Алексия человека Божьего в дер. Великая Губа. В рукописи Л. Петтерссон только упомянул о ней. По акварели О. Хелениуса, сделанной в 1943 г., сложно было представить ее размеры и определить количество колоколов. Восемь фотографий рассматриваемой звонницы авторы обнаружили в материалах финского архива фотографий военных лет – SA-Kuva [17] . Они были сделаны тремя фотографами в разное время и сопровождены подписями. Самая полная из них принадлежит фотографу Эйно Нурми: «На самодельной звоннице развешаны собранные до войны из храмов Шуньгского полуострова колокола, которые были свезены на причал в Великой Губе. Всего на звоннице 11 колоколов» (фото 9). На страницах книги Э. Пииройнена есть строки, посвященные исполнению на ней колокольных звонов: «Утром в Иванов день церковные колокола звонили по православному обычаю, с веселым перезвоном» [18] . Финский священник подчеркивает, что все было пронизано колокольным звоном, который имел особое воздействие на деревню.

Таким образом, полученные на основании изучения архива Л. Петтерссона данные свидетельствуют о том, что во многих церквях и часовнях Заонежья вплоть до 1944 г. сохранились колокола, и они использовались по прямому назначению.[текст с сайта музея-заповедника "Кижи": http://kizhi.karelia.ru]

Во время работы по документированию памятников архитектуры на территории Заонежья Л. Петтерссон описал более 130 храмов, но авторам удалось найти в материалах исследователя сведения о колоколах пока только в 18 храмах. Наибольшее количество колоколов сохранилось в деревнях Онежаны (5), Вегарукса (4), Марковщина (4), Терехово (4), Леликозеро (3), Великая Нива (4), Великая Губа (11). Обращает на себя внимание интересный факт. Почти все выявленные с колоколами храмы, по переписи 1917 г., входили в состав Великогубской волости. На карте, составленной Т. Линдквистом, отмечены монастыри, церкви и часовни, исследованные Л. Петтерссоном в 1942–1944 гг. Авторы отметили на ней деревни, в которых были выявлены колокола (рис. 10). К сожалению, свидетельств о возможно сохранившихся колоколах из храмов в окрестностях острова Кижи, в архиве финского ученого пока не обнаружено. При описании интерьера церкви Преображения Господня Л. Петтерссоном было зафиксировано било 1709 года, в полевой тетради говорится: «Справа от входа в молельное помещение на большом гвозде висело било. Сфотографировано. Служило заменой колоколу, били по нему железным прутом» [19] (рис. 11).

Выявленные в Национальном архиве Финляндии материалы о колоколах Заонежья, об их перемещении, формировании звонниц по звучанию, о самодельных звонницах и колоколах с датой отливки, а также бытовании мастерского исполнения колокольных звонов позволяют нам получить представление о бытовании традиции, связанной с колоколами и колокольным звоном в Заонежье. Дальнейшее изучение темы связано с расширением круга источников, что помогло бы реконструировать облик звонниц заонежских церквей и часовен.

Прослеживается дальнейшая судьба восьми из упомянутых в обнаруженных источниках колоколов. В разное время они попали в музей-заповедник «Кижи» и c 1993 г. находятся на колокольне Кижского погоста. В коллекции музея также имеются еще четыре колокола происхождением из Заонежья. Послевоенная судьба других выявленных на этой территории колоколов пока не установлена. Мы надеемся, что открытие их местонахождения раскроет еще одну интересную страницу исторического наследия ХХ века в судьбах колоколов и звонниц.

// Кижский вестник. Выпуск 19
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2021. 338 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

Музеи России - Museums in RussiaМузей-заповедник «Кижи» на сайте Культура.рф